ПРОЩАЙ, ПОЭТ!

№ 2017 / 13, 14.04.2017

Мне уже приходилось упоминать («Мир Севера» № 5, 2016 г.), что в июле 1977 года Евтушенко инкогнито прибыл в Магадан. Он собирался совершить путешествие на моторной лодке по реке Колыме, а я имел непосредственное отношение к организационной стороне этого сплава. Поездка поэта в местных газетах не афишировалась, читать публично стихи он нигде не планировал, но одно выступление в Доме политпросвета его всё-таки уговорили сделать. Он согласился в обмен на то, что ему устроят встречу с патриархом отечественной эстрады Вадимом Козиным.

1 Evtush foto B Savchenko18 июля (день рождения Евгения Александровича!) зал Политпросвета был набит битком. Помнится, поэт жаловался на желудок, поэтому на сцене на столе стоял стакан молока. Трёхчасовое выступление было просто потрясающим по накалу, поэт неимоверно устал и нуждался в отдыхе, а посему разговоры о какой-то после концерта поездке за тридцать километров на пьянку с руководством области – сущий бред.

На другой день Вадим Алексеевич Козин радушно принял гостя, чему я был свидетелем, потчевал его чаем, пел свои любимые песни, в том числе и на стихи Евтушенко: «Женщина – особенное море», «На архангельском причале», «Идут белые снеги». Однако поэт считал, что если он попал в Магадан, «столицу колымского края», то нужно отведать и «клубнички», иначе впечатление будет неполным.

– Вадим Алексеевич, а вы исполняли что-нибудь блатное? Может, для разнообразия что-то выдадите из этого репертуара?

– Блатное?! – удивился Козин и, хитро улыбнувшись, повернулся к пианино. – Пожалуй, есть у меня одна вещь. Называется «Граждане, послушайте меня». Впрочем, извольте.

Страшно, если слушать не желают.

Страшно, если слушать начинают.

Вдруг всё ничтожно будет, кроме

Этого мучительного, с кровью:

«Граждане, послушайте меня…»

– Какой же это «блат»? – разочаровался Евтушенко. – Это же моё стихотворение.

– Разве? – притворно удивился Вадим Алексеевич. – А другого блатного я ничего не знаю и никогда не пел.

На глаза Евтушенко попался сборничек его собственных стихов, порядком испещрённый козинскими помарками и проставленными ниже оценками под каждым стихом: «три», «четыре», «два!», «пять»… Поэт картинно обижался:

– Вадим Алексеевич, вы что – Александр Сергеевич, что «двоек» и троек» мне понаставили?

Устав петь, Козин решил «побаловать» поэта своими знаменитыми эпиграммами. Досталась порция и именитому гостю.

– По поводу рецензии Евгения Евтушенко на балет «Идиот»:

Прочли рецензию.

Балета вы знаток. Балета патриот.

Коль заплясали «Анна», «Чайка», «Ревизор» и «Идиот»,

Теперь «Непрядве» вашей подошёл черёд!

Свою «Непрядву», дорогой поэт,

Перекроите срочно на балет.

В нём, не смущаясь, не робея,

Спляшите сами Радонежского Сергея.

Замолвите перед Плисецкой слово,

Чтоб станцевала «Поле Куликово».

Вот это будет гром, сенсация, фурор!

Поэт! Киноактёр! Фотограф и танцор!

Плюс кинорежиссёр!

А снимок Евтушенко, который вы видите, я сделал тогда же в Магадане, точнее, 18 июля 1977 года. Евгению Александровичу исполнилось сорок пять, и находился он в самом расцвете сил. Таким он и останется в моей памяти.

Прощай, поэт!

 

Борис САВЧЕНКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *