Балкарский бард

Почему горцы Приэльбрусья считают Высоцкого своим

№ 2024 / 11, 22.03.2024, автор: Алексей МЕЛЬНИКОВ (г. Калуга)

Оправдывать свою «высокую» фамилию выдающемуся поэту и исполнителю приходилось постоянно – не только в переносном смысле, но и в прямом. Причём, как в жизни, так и посмертно. Когда, например, в начале двухтысячных в память о нём был установлен, похоже, самый высокогорный памятник поэту – на высоте почти 2 тыс. метров. Его отлично видно с дороги, что бежит через балкарское селение Тегенекли вверх по Баксанскому ущелью в сторону величественного Эльбруса.

 

Mezei_Alpinizma

 

Здесь, в доме местного охотоведа, опытного инструктора и альпиниста, ветерана войны Хусейна Залиханова, взявшего на себя роль консультанта съёмочной группы фильма «Вертикаль», дружески привечали московских киношников в далёком 1966 году. Когда творческая орбита упорно замалчиваемого Владимира Высоцкого наконец-то поднялась на должную высоту. Главным образом – благодаря его, ставшими знаменитыми, песням из задуманного Станиславом Говорухиным романтично-героического киноопуса про альпинистов: «Если друг оказался вдруг…», «Здесь вам не равнина…» и другим.

 

Mezei_Alpinizma
Музей Альпинизма имени В.С. Высоцкого

 

В Приэльбрусье, Высоцкому пришлось брать высоты одну за другой – какие со старенькой гитарой в руках, какие – в альпинистских башмаках и ледорубом. И гитара, и башмаки являются сегодня центром экспозиции уникального музея альпинизма имени выдающегося барда, что создал в этом балкарском селении четверть века назад друг Высоцкого Хусейн Залиханов. Под крышей его дома сгустилась не только вся горно-песенная эпопея Владимира Семёновича, но и яркая история покорения Кавказских вершин в целом: от первых отважных проводников балкарцев, чувствующих себя на грозных 4 и 5-ти тысячниках, как дома, через подвиги горновосходителей в годы Великой Отечественной войны, до послевоенных и более поздних свидетельств доблести покорителей гор.

 

 

Давно ушли и главный герой, и главный вдохновитель музея. «Вот уже четверть века, как я здесь мёрзну одна», – зябко кутаясь в тёплую кофту и толстый шарф признаётся единственная хранительница музея, вдова Хусейна Залиханова Шамкиз. Или, как её тепло и по-домашнему называли тогда Высоцкий и вся съёмочная группа, – Шура. «Муж перед смертью наказывал, чтоб я сохранила этот музей, – продолжает Шамкиз Таукановна, – вот я и выполняю его просьбу…»

В пожилой и мудрой женщине, пережившей в детстве страшные годы сталинско-бериевской депортации балкар, посвятившей жизнь сбережению памяти о мужестве тех, кого история испытывала на прочность именно здесь, в горах Приэльбрусья, едва угадывается отважная покорительница высочайшей горы Европы, которая уступила юной Шамкиз ещё в далёкие 60-е годы. Понятно, не без влияния её отважного избранника, вождя всех альпинистов Кабардино-Балкарии Хусейна Залиханова.

 

 

В заботливо и со вкусом оформленной просторной комнате музея из старого проигрывателя времён 60-х рубленным ритмом летит «Здесь вам не равнина, здесь климат иной. Идут лавины одна за одной…» Вокруг – сотни фотографий, картин, книг, дипломов – и все про те высоты, что по плечу могли быть таким людям, как Высоцкий, и тем, например, как балкарцы Залихановы, а также – их скромные и отважные земляки, что смогли привить любовь к горам великому барду.

 

 

«Он стал для нас своим, настоящим балкарцем, – признаётся Шамкиз Таукановна. – Сразу показался простым и открытым. Почти родным… Хотя некоторые из местных ревновали: мол, у нас и своих хороших поэтов хватает…». Что в общем-то и правда. На одну малюсенькую Балкарию одного Кайсына Кулиева – уже много. Хотя последний, говорят, был сам влюблён в песни Высоцкого и то ли в шутку, то ли всерьёз предлагал Высоцкого сделать народным поэтом Кабардино-Балкарии.

 

 

Легенды о пребывании Высоцкого в Приэльбрусье выходят далеко за пределы маленького Тегенекли. Из пересказывают и в близлежащем Итколе, где, размещалась съёмочная группа, бильярд и ресторан со всеми вытекающими из этого соседства последствиями. И в Терсколе, откуда до Эльбрусских горнолыжных трасс, по которым Высоцкий тоже не прочь был погонять – рукой подать. Здесь продавец единственного в посёлке крохотного книжного магазина Нажават Жамаловна с теплом пересказывает любимую у местных жителей байку о том, как в честь очередного приезда дорого гостя срочно забивалась целая корова, хотя в традициях балкарского гостеприимства гостю обычно посвящался баран.

 

 

«Да, Высоцкого у нас, в маленькой Балкарии считают своим», – подтверждает уже ранее высказанную мысль жительница Терскола Нажават Жамаловна. Хотя не сказать, что память о выдающемся певце и поэте в этих местах может оказаться нетленной. Слишком уж малосильными выглядят сегодня искренние подвижнические старания тех, кто ещё может воскресить в памяти дни пребывания Владимира Семёновича в Приэльбрусье. Воскресить воспоминания, чтобы их не утратить. Как выяснилось, чаще всего, это удел скромных пожилых местных жительниц. Тех, что помнят о настоящем народном поэте и отдают все силы, чтобы эта память в маленькой горной Балкарии никогда не угасла…

 

Алексей МЕЛЬНИКОВ

 

ТЕРСКОЛ – ТЕГЕНЕКЛИ – КАЛУГА

 

3 комментария на «“Балкарский бард”»

  1. Спасибо, очень интересно! Добавлю только, что сценарий для “Вертикали” написал Сергей
    Тарасов, автор “Стрел Робин Гуда” и “Баллады о доблестном рыцаре Айвенго”. Во второй фильм перешли песни из первого, сначала там была музыка Паулса. Эти песни Высоцкий написал во Франции в 1972 году. В 1994 году Иншаковым был снят фильм “Крестоносец”, где он использовал в начале кадры, снятые Сергеем Тарасовым в Италии. Но это уже совсем другое кино, хотя Иншаков рассказывал, что бывал на Таганке и дружил с Высоцким, который, в свою очередь, интересовался каратэ и даже с помощью того же Иншакова побывал на турнире каратистов в Москве в 1979 году.

  2. Фильм “Вертикаль” слабенький.
    Похож на самодельный или документальный.

    • Да, Говорухин снимал фильм для конкурса на спортивную тему. Но сценарий был сделан под Высоцкого и его песни, что и сработало.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.