БЛАЖЕН, КТО ИЗГНАН ГОРЬКОЙ ПРАВДЫ РАДИ

Рубрика в газете: Поэтический альбом, № 2018 / 39, 26.10.2018, автор: Андрей ЗЕМСКОВ (Владивосток)

Уважаемая редакция!

В этом году моему земляку Андрею Земскову исполнилось 50 лет. Предлагаю вниманию читателей пять его стихотворений.

А вообще, тематика его произведений, благодаря счастливому соединению лирики и эпоса, способности быть, а не казаться (как это часто бывает) искренним, широте кругозора и духовных интересов, благодаря глубине интеллекта, – тематика бесконечна по своему содержанию: мы находим здесь не только образы современности, но и прошлого, не только жизнь, но и литературу, не только внутренний, но и внешний мир человека…

Поэтика его диалектична и потому в немалой степени объективна, что значит – художественна.

 

Александр ТУРЧИН


 

Андрей ЗЕМСКОВ

 

* * *

 

Постигая азы

Векового молчанья,

Слушай времени счёт ну хотя бы вполуха.

Если вырван язык

У поэта – печально.

Хуже, если вокруг все лишаются слуха,

 

Между злом и добром

Размывают границы

И возводят шутов под небесные своды.

Зря старинным пером

Ты мараешь страницы:

Снова Средневековье – ни книг, ни свободы…

 

Только ты никаких

Гастролёров не слушай,

Похвалу и хулу пропускай без оглядки.

Если жжётся твой стих,

Если рвёт чью-то душу

Твоя песня, – то значит, ты в полном порядке.

 

Пой для Бога, вари ты

Шаманское зелье

И живи голышом, раз родился в исподнем.

Суеты фавориты

Уходят под землю,

Только Вечности слуги на небо восходят.

 

 

СИНИЦА

 

В стране, где пахнет краденым рыжьём

И машут кулаками после драки,

Где пять мужчин, танцующих сиртаки,

И одинокий человек с ружьём

Скульптурной группой около ДК

Застыли в гипсе, крашенном под бронзу,

Стихи внезапно вытесняют прозу.

Вот парадокс родного языка!

 

Парадоксальна станция Семхоз.

Выходишь из московской электрички –

И сразу слышишь пение синички

Отважное – в отчаянный мороз.

Дорогою на Сергиев Посад

Бредут неспешно в Лавру богомольцы.

И тройка золотые колокольцы

На полтысячелетия назад

 

Со звоном рассыпает. На пруду

У полыньи – три зябнущие утки.

Оглянешься всего на полминутки

И не поймёшь – в каком теперь году.

И в храм зайдёшь. Какая это блажь?

Блажен, кто изгнан горькой правды ради.

Подумаешь о прожитом некстати

И трижды прочитаешь «Отче наш».

 

А, выйдя, вновь увидишь вдалеке

Постройки современные, а справа –

Культурный центр с названием «Дубрава»

И Галича с гитарою в руке,

Идущего по лёгкому снежку

Туда, где в прошлом будущее снится.

Пой веселей, отважная синица,

Пока на небе звёзды не зажгут.

 

 

* * *

 

Мы – дети детей Победы,

Родившихся в сорок пятом

В стране, что стояла гордо

На твёрдых своих ногах.

Военной поры приметы,

Привычные тем ребятам,

Ложатся на гриф аккордом

И в наших звучат стихах.

 

В косую линейку пропись,

В засохших чернилах вставка

И карточки отменённой

Квадратик, что хлебом стал,

И стреляной гильзы окись

Под вспоротым брюхом танка,

И запах травы зелёной,

Пробившейся сквозь металл.

 

Мы – дети военных фильмов

И книг о пиратских кладах.

В индейской раскраске лица

Ватаги на пустыре,

С наборною ручкой финка

И хмурый генсек в наградах –

Всё это одна страница

В потрёпанном букваре.

 

Мы – дети детей Победы.

Мы кисточкой осторожно

Снимаем наветы с круга

Наивных времён, когда

И радости все, и беды

Делились, – и было можно

Рассчитывать друг на друга,

А прочее – ерунда.

 

 

ЗАБЫТАЯ РЕЧЬ

 

Далеко до царя и до Бога

В обезумевшей этой стране.

Мы – затопленный город Молога.

Мы лежим, словно рыбы, на дне.

 

Наши улицы – скользки, покаты –

Зарастают лиловой травой,

А по крышам шумят перекаты,

Словно грозы, – волна за волной.

 

Воды тёмные в церковке волглой

Говорят на немом языке.

Лишь одна колокольня над Волгой

Ржавый крест поднимает в руке.

 

Кто мы были? Какими ветрами

Мы дышали на кручах своих,

И с какими молитвами в храме

Мы роднили языческий стих?

 

Стали вязкой бессмысленной глиной

Невесомые прежде слова,

Пыль дорожная – грязью и тиной,

Серым илом – степная трава…

 

Что ж, прощайте. Гудит пароходик.

Может статься, до будущих встреч

Мы уходим, уходим, уходим –

Зыбь речная, забытая речь…

 

 

* * *

 

Вера ветру – закон дороги,

В нищем рубище – стать княжны.

Мои песни нужны немногим, —

И немногие мне нужны.

 

Мне бы только одну такую,

Для которой порвать струну –

Это счастье! Да не могу я

Отыскать её – ту, одну…

 

Паганини, – смычок да скрипка

Твою душу сожгут дотла, —

И качнутся над бездной зыбко

И печально колокола.

 

Голоса их – твоя тревога,

Генуэзец, шаман, скрипач.

Дунет ветер – и вновь дорога,

Песня – шагом, а кони – вскачь.

 

Не догнать её, песню эту

С колокольной тоской в груди…

Музыканту, певцу, поэту

Век за веком за ней идти.

 

А она рассмеётся звонко

И растает во тьме пруда,

Словно в памяти – та девчонка,

Что любимой была – всегда.

 

9 комментариев на «“БЛАЖЕН, КТО ИЗГНАН ГОРЬКОЙ ПРАВДЫ РАДИ”»

  1. После такой подборки, сдаётся, уместно и гения процитировать:
    Ты царь: живи один. Дорогою свободной
    Иди, куда влечёт тебя свободный ум,
    Усовершенствуя плоды любимых дум,
    Не требуя наград за подвиг благородный.
    Они в самом тебе. Ты сам свой высший суд;
    Всех строже оценить умеешь ты свой труд.
    Ты им доволен ли, взыскательный художник?
    Доволен? Так пускай толпа его бранит,
    И плюет на алтарь, где твой огонь горит,
    И в детской резвости колеблет твой треножник.

  2. Похоже, что пушкинские строки приведены здесь в назидание тем из «толпы», кто дерзнет «его бранить» и «колебать треножник». Это предостережение не позволило мне даже приступить к чтению: так страшно стало.

  3. Марина говорила «у поэта есть только стихи — и к ним судьба!» Ничего лишнего. Я наблюдал становление поэта Земскова с самых его первых шагов, и я свидетельствую — это предельно честная поэзия, превосходная по чистоте тона. А главное — Андрей живет именно так, как пишет. Так бывает редко. А 50 — это вообще ни о чем.

  4. В одном не согласен с Михаилом.
    С утверждением: «А главное — Андрей живет именно так, как пишет. Так бывает редко».
    Вовсе не редко, а очень и очень часто. Гораздо чаще того, что живут не так, как пишут…

    Тут важнее другое: как пишут?

    Один пишет так:
    У тебя другой, а я не верю,
    Что под прошлым — жирная черта,
    Всё стою, униженный, под дверью
    С онемевшей третью живота.
    Так стоят зарезанные насмерть
    Перед тем, как рухнуть вниз лицом.
    Им не жить, и женщин не ласкать им,
    Но они не ведают о том.

    Другой — иначе:
    Нас отучали надеяться долго,
    В штормы бросали среди океана.
    Ждали спасенья мы только с Востока
    С солнцем, встающим из пены тумана.
    Что же мы в трюмах везём из похода,
    Бродим слепыми по белому свету,
    Честь и отвагу российского флота
    Сдав на металл за чужую монету?..
    Тельник на ленты, сомнения — за борт!
    Истину шторма принимая на веру,
    Нам ли трусливо молиться на Запад,
    К солнцу спиной повернувшись и к ветру?
    Ветер с Востока, в океане безбрежном
    Солнцем рождённый, разорви тишину.
    Ветер с Востока, на тебя вся надежда,
    От равнодушья ты очисти страну!

    Неужели лучше жить так, как написано у первого?!
    Я лично так не хочу. Я хочу, как у второго.

  5. Александр Турчин, может вы не знаете, но Андрей вместе с женой в период проживания в Харькове помогал участникам госпереворота на Украине, так называемого «евромайдана». Работы без знания мовы у него не было, вот и продался тем кто платит хотя мог бы тем же грузчиком пойти куда-то.
    А потом когда эта парочка увидела что они (в том числе и они лично) натворили трусливо сбежали в Израиль, не знаю как это получилось…
    Так что не живет этот предатель русских как пишет, не живет, к сожалению.

  6. Цитирую вас, «Харьковчанин»:
    «А потом когда эта парочка увидела что они (в том числе и они лично) натворили трусливо сбежали в Израиль, не знаю как это получилось…»
    Не знаете? Вот, и не говорите. Похоже, что я знаю гораздо больше вас, что «эта парочка увидела», ха-ха-ха-ха.., хотя и живу во Владивостоке. Вот, когда будете знать больше меня, тогда и поговорим. Лады?

  7. Александр Турчин, а Вы мастер — мастер выдергивания слов из контекста. Слова «не знаю» относились лишь к вопросу получения сим дважды предателем израильской визы так как Израиль не особо дружит со страной победившего достоинства.
    Так понятно, гражданин не умеющий читать текст целиком? Я был на одном из его концертов в Харькове, часть песен понравилась. А часть откровенно слабые…
    А с Вами поговорим когда научитесь читать текст целиком, а не выдергивать слова из контекста.

  8. «Харьковчанину».
    Вы не поняли: я не вижу никакого смысла разговаривать с вами. Ответил, чтобы отделаться от вас, отсюда и «мастерство». Но вы этого не поняли.
    Что ж, закончу разговор по-другому, чтобы уже в упор вас не видеть, ЧТО бы вы тут ни писали.
    Во-первых, всякий прочитавший уже первый ваш комментарий, несомненно, сделал для себя лишь один вывод: «харьковчанин» — сущий клеветник и ничего больше (даже нет смысла приводить доказательства), с чем вас и поздравляю.
    А во-вторых, привет семье и детям! Читайте стихи А. Земскова.
    Честь имею.

  9. Александру Турчину:
    Был я на его концерте в Харькове, о чем Вам и писал. И песни были разные, и это нормально — не может нравиться абсолютно все. И по ходу поинтересовался, работает ли он, не нужна ли помощь. Вот и узнал, чем он занимался.
    И еще. Зайдите на его страницы в соцсетях, обратите внимание на один момент. Как только он поздравляет с днем рождения кого-то из знаменитостей, обязательно при малейшей возможности выложит фото, где он с этим человеком. Хвастается, что когда-то случайно встретились.
    Противно это. Хочешь похвастаться, что видел вживую Розенбаума (на самом деле лишь цветы на концерте вручил, судя по фото) — напиши отдельный пост. А регулярно заявлять всем, что кого-то где-то видел — день рождения человека не лучший повод для этого.
    А регулярные фотографии А, Земскова на могиле Высоцкого? Вы тоже считаете кладбище местом для фотосессий? Я бывал на Ваганьковском, тоже видел этот памятник. Но фотографироваться на его фоне не стал — не то место… Тем более, что творчество Высоцкого я очень уважаю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *