ГЕНЕРАЛ И ЕГО ПРОИГРАННАЯ БАТАЛИЯ

Рубрика в газете: Изумляемся вместе с Александром Трапезниковым, № 2018 / 21, 08.06.2018, автор: Александр ТРАПЕЗНИКОВ

Эти воспоминания написаны по горячим следам гражданской войны, практически «на коленке», сначала в Нью-Йорке, затем в Мюнхене, потом дополнены в 20-е и 30-е годы, а всё изложенное явилось результатом лично пережитого и переосмысленного. Книга называется «Белая Сибирь. Внутренняя война 1918–1920 гг.» (издательство «Центрполиграф»). Заметьте – «внутренняя», автор нигде не употребляет слово «гражданская». Характерный штрих. Сейчас, с позиции лет, мы обладаем большей информацией о происшедшем, но читать живые свидетельства очевидца и непосредственного участника той трагедии тем более интересно, хотя многое видится несколько наивно, ошибочно, хочется подсказать, поправить, предложить иное решение. Но у генералов проигранной войны в будущем всегда много советчиков. Хотя баталии продолжаются даже во сне.

 

 

Генерал К.В. Сахаров был участником ещё Русско-японской войны, в Первую мировую стал Георгиевским кавалером, служил в Генеральном штабе, участвовал в корниловском мятеже, дважды подвергался арестам (при Керенском и большевиках), бежал из астраханской тюрьмы, пробрался в Сибирь. Словом, боевой офицер, военная косточка. В Белом движении получил должность командующего Восточным фронтом и звание генерал-лейтенанта. Однако отношение к нему в стане Колчака было довольно критическим, и его даже считали одним из главных виновников поражений на фронте. Но там вообще, судя по этим мемуарным запискам, царил полный разброд и непонимание друг друга. Одни генералы и офицеры ориентировались на англичан или американцев, другие на французов, третьи – на чехословаков, а у самого автора прослеживается явная симпатия к японцам. Позднее он стал тяготеть к немцам. Не в этом ли главная причина поражений? Но Сахаров и сам говорит о том, что союзники вместе с чехами предали Россию. Однако прозрение у него наступило поздно. А при верховном правителе Колчаке всегда существовали всякие директории, Комучи, правительства, наполненные эсерами (полубольшевиками, как пишет автор), которыми покровительствовали союзники. Руки у него и у Сахарова были связаны.

 

Автор даёт живописные портреты многих исторических личностей, конечно же, субъективные (Каппель – отчаянно хорош, Диттерихс – интриган и трус, Колчак – недостаточно тверд, Масарик и Бенеш – иуды, и т.д.). Приведу несколько его высказываний, вырванных из контекста, но многое объясняющих (с его точки зрения).

 

«Руководители интернационала, абсолютные владыки Красной армии, напрягали все усилия, чтобы спасти положение. Они бросили сотни миллионов золотых рублей и тысячи пропагандистов нам в тыл, пользуясь своими связями с разными сродными им организациями в Сибири».

 

«В наши дни предан на распятие целый народ, великая христианская страна. Гибель её предрешена была кучкой интернационалистов, иуды нашлись среди её же сынов; а толпа, человечество – безмолвствовало или невольно помогала преступникам. Гефсиманский сад России был 1917 год. Голгофа её длится и до сей поры. Но придёт и воскресение. Так же неожиданно, таинственно и сияюще. И встанет Россия из гроба. Вера в это живёт не только среди нас, русских, но среди всей лучшей части человечества».

 

«Чем сильны большевики, чем они держатся? Во-первых, твёрдая, ни перед чем не останавливающаяся власть. Во-вторых, и это главное, они сумели организовать всюду, в городах и селах, худшие, самые преступные элементы народа».

 

«Никто на свете не будет спорить, что славянской задаче и славянскому единству чехословацкое воинство в Сибири нанесло такой удар, какого не придумал бы и самый злейший враг (современные историки вообще определяют дату начала Гражданской войны в России с 23 марта 1918 года, когда «пленные», но хорошо вооружённые чехи, числом 60 тысяч, заняли предательскую позицию к Белому движению. – А.Т.). Горе России безгранично. Истерзанная, окровавленная и распятая, она уже перестаёт биться в руках её палачей, подавляющее число которых – интернациональное еврейство. Наша великая страна покрыта пожарищами, ужасными застенками, бесконечными кладбищами, залита кровью и слезами. И в мученичестве России то, что совершено чехословаками в 1918–1919 годах, есть страшная доля; русскому народу в конце концов не так жалко тех многомиллионных ценностей, которые украли и увезли за море, и даже кровь и страдания, причинённые по милости Чехословацкого корпуса, отходят и тонут в прошлом, – ведь били-то Россию, уже избитую интернационалом до бесчувствия, и крали чехи у России её богатства в те дни, когда у неё разворовали почти всё, украли даже её честь и право на жизнь».

 

И ещё несколько слов о чехах, отношение к которым в Сибири поначалу было самое восторженное. «Золото и все ценности, на которых лежит пятнами кровь неповинных, привезённые из Сибири через океан в Европу, дают чехам богатые возможности развить целую сеть органов своей пропаганды (по сути, они создали своё государство на эти награбленные богатства. – А.Т.)… Но тем не менее борьба с ложью и с преступлениями чешских легионеров должна быть проведена… И эта задача – борьба с чешской ложью – лежит не только на нас, русских, но и на представителях всех наций включительно до новообразованной, чехословацкой. Ибо в противном случае пришлось бы признать, что человечество потеряло совесть… Чехи получили путём очень искусной и сложной интриги не только свою самостоятельность, но включили под себя ряд других народностей (одних только Судетских немцев более трёх миллионов. – А.Т.). Так вот, более половины населения Чехословакии должны нести на себе пятно чешского преступления, – пока они остаются в границах этого государства, пока они, согнув шею и подставив спину, несут на себе «почетное» имя чехословаков». Зов из прошлого справедлив.

 

Постскриптум. А вот один из неожиданных выводов автора, с которым не все согласятся с высоты наших дней и знаний. «Белое движение было даже не предтечей фашизма, а чистым проявлением его. Действительно, если пристально вглядеться в стимулы, двигавшие белыми, то в них выступает всё то же, что создаёт фашизм в других странах. И не только создаёт самый фашизм, но и делает его желанным для всех, даёт ему стальную силу и крепкую прочную опору, обеспечивает успех. Ведь фашизм идёт всюду верными шагами к победе – для торжества права, правды и справедливости… Необходимое условие успеха фашизма – это диктатура. Ни одно Белое народное движение не смогло дать диктатора… Дряблость погубила Белое движение. Именно дряблость, ибо она одна допустила не только терпимость к социалистам, но даже и совместную работу с ними».

 

Интересно, что бы сказал генерал Сахаров сегодня? Или после Великой Отечественной войны он бы разделил судьбу другого генерала и германофила – Краснова? История раздаёт «всем сестрам по серьгам» слишком поздно. Уже на могилы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *