Горящее многоточие: Афганистан, Абхазия, Сирия, Нагорный Карабах…(ЧАСТЬ III)

Рубрика в газете: Честь имею, № 2021 / 6, 19.02.2021, автор: Олег БРЫЛЁВ (СОЧИ – МОСКВА)

Окончание. Начало в №№ 4, 5


– Вы имеете в виду создание «управляемого хаоса» у границ СССР?
– Да, но вначале основательно пролить исламскую кровь (сил 40-й для того вполне хватало и без наращивания численности), обеспечить враждебность между православием и мусульманами, и затем в качестве главной цели «мировой закулисы» развернуть стратегию СССР от противостояния «Запад – Восток» на противостояние «Север – Юг». Заодно враждебное внимание арабских режимов отвлекалось от Израиля на СССР.
И следующая причина «неудач», связанная с населением Афганистана. То ли дело Чехословакия в 1968 – вошли, попугали, стали гарнизонами, создали группу войск, – все протесты успокоились. А в ДРА нам ну просто не повезло! По своим национально-психологическим и морально-боевым качествам афганцы, в отличие от европейцев, неожиданно оказались сущими средневековыми фанатами! И ведь были исторические параллели, когда пуштуны в позапрошлом веке продемонстрировали это англичанам под Майвандом!
И кто бы мог подумать! Уже в первые часы продвижения наших колонн афганцы кое-где, чуть ли не с допотопными берданками пытались атаковать нашу броню! А 8 января1980 года, едва разведрота 860 омсп, заходившего через Ишкашим на Памирском направлении, наткнулась на завал (которого днём ранее не было), как сразу же потеряла шестерых бойцов. Их, неопытных и ещё пребывавших во вчерашнем мирном состоянии просто тихо, за завалом, мятежники перебили дубинками.
Дальше – хуже. И чем больше и дольше там войска бомбили и стреляли, тем ширилось исламское сопротивление «неверным» православным, оказавшимся в роли слона в посудной лавке. Короче, в отличие от чехов и словаков в Афганистане нам просто не повезло – не на тех нарвались.
Есть и ещё одна «неудача» – сопредельный Пакистан внаглую ведший подлинную, необъявленную, широкомасштабную войну. Из его тренировочных центров, где готовили боевиков, засылали караваны с оружием, в ДРА чуть ли не колоннами беспрерывно шло подкрепление душманам.
Нам бы в те времена взять пример с Израиля, который из-за одного пропавшего ефрейтора перепахал гусеницами чуть ли не половину северной Африки! И американцы не постеснялись угрохать Усаму Бен-ладана в его пакистанском лежбище. А мы стеснялись даже пальчиком погрозить в ту сторону, не говоря уже о каком-нибудь «случайном» БШУ по расплодившимся там центрам терроризма. Не было у нас в составе руководства Екатерины Великой! Трусливое горбачёвское «чмо» страшилось последствий, принося в жертву тысячи советских ребят.
В связи с этим впервые обнародую ещё одну мысль, которую однажды высказывал только генералу армии В. Варенникову. Правда, тогда, наверно, я ещё не осознавал, что у него были лишь узко ограниченные возможности, не выходившие за рамки полномочий по руководству оперативной группой Министерства обороны. Да он бы и не осмелился выходить с такими мыслями на верх. Группа координировала действия 40-й и афганской армий. Не более. Если не считать его затаённого желания заработать звание Героя Советского Союза, отличившись какой-либо операцией, до него не проводившейся. Для того и была им затеяна «Магистраль», эпизод из которой отражён в кинофильме «9-я рота». Подробнее я рассказывал в «Афганской ловушке».
Заслушивая меня, он спросил, какие племена можно считать наиболее перспективными для сотрудничества. Перечислив ему несколько, я упомянул белуджей. В частности, в Кандагаре проживало их небольшое количество, и они, «недолюбливая» местных пуштунов, в охотку помогали «шурави». В подсоветном управлении у нас был отдел по работе с племенами. Отдел, в частности, занимался и «изучением ситуации» на сопредельных с Афганом территориях. По факту – политической разведкой. Южнее Кандагара, за пустыней Регистан, проходила граница с Пакистаном, а за границей находилась территория пакистанского Белуджистана. Мы знали, что белуджи в своём большинстве неприязненно относились к пуштунам и вынашивали идеи сепаратизма – отделения от Пакистана в независимое государства. Они спали и видели, как однажды СССР поможет им в осуществлении этой мечты – ведь пришли же в Афганистан! Понятное дело, это было маловероятно, тем более при горбачёвском руководстве и кастрированном Контингенте. Но ведь этой темой можно было пощекотать нервы Исламабаду, добиваясь в ответ ограничения его усилий в антиафганских действиях. Например, попылить бронеколоннами вблизи границы с Белуджистаном, полетать на вертолётах или штурмовиках, имитировать разведывательные действия с одновременной «дезой» о возникших намерениях по различным каналам, включая СМИ, в том числе «дружественные» зарубежные. Правдоподобными могли показаться намерения СССР оказаться на берегу Индийского океана. Да мало ли можно было придумать при наличии воли и желания! Короче, мирно, даже без всяких экстремистских БШУ, пошантажировать хотя бы. Во всяком случае попытаться выжать из них возможное! Инициатива не была поддержана.

05.02.1985. Ущелье Андараб, кишлак Бану, провинция Баглан (севернее Пандшера). Рабочая группа на проверке очередной «дезы» ХАДа и КГБ на командира 507 племенного полка Джума Хана (в центре).
Справа налево: заместитель начальника ГлавПУ генерал-майор Акрам; начальник управления территориальных войск генерал-майор Зияутдин. Крайний справа — заместитель начальника центра агентурной разведки МО ДРА ст. к.н. Хисамутдин (1986 году был арестован как агент Ахмад Шаха). Джума Хан погибнет через полтора месяца (27.03.1985), попав в засаду возле кишлака Дехы-сала.

– События в Карабахе 2020 года имеют похожую природу?
– Не думаю. Сегодня этот очаг нельзя сравнить с тем, что было тогда, когда весь Ближний Восток и Средняя Азия буквально полыхали. Сегодня – и мы это видим – Нагорный Карабах не способен привести к Третьей мировой войне. Конечно, если Турция будет вести себя сдержанно. А тогда события в Афганистане и других горячих точках подготавливали собой Третью Мировую – и эта угроза была реальна, тем более если бы мы наносили удары по базам мятежников в пакистанском Пуштунистане.
Хотя «непремиримых» с обоих сторон после трёхстороннего соглашения от 10 ноября 2020 года достаточно. У одних есть возможности, но желания вроде бы, в основном, удовлетворены. У других есть запредельные желания, но возможности упущены. Так вот, если возможности побеждённой стороны окажутся равными их желаниям, тогда можно ожидать чего угодно – скорее, чего неугодно. И пока неизвестно, сколь далеко идут планы Турции по экспансии. Что чревато.
– Но всё-таки тогда Третьей Мировой, к счастью, не случилось. Почему? Потому что СССР распался и так – без войны?
– Уничтожение СССР как государства, как одного из ведущих центров планеты – это была только одна из задач. Главнейшим для Запада было добраться до недр, которые всё-таки остались сегодня подконтрольны России. Поэтому не все замыслы осуществились. Хотя при Ельцине – почти что получилось.
– Вернёмся к Афганистану. Насколько я знаю, помимо недостаточной численности и снабжения, были и проблемы во взаимодействии между Армией и КГБ.
– Сейчас объясню. По линии министерства обороны ещё до ввода войск и впоследствии была разветвлённая сеть советников, вплоть до того, что в каждом отдельном батальоне афганских войск сидел наш человек. Эти советники глубоко знали обстановку изнутри, в ближайшей округе. Все высокопоставленные руководители вооружённых сил знали это и прислушивались к ним. И когда ещё только решался вопрос о вводе войск, военные советники докладывали: необходимости этого делать – нет. У аппарата КГБ не было подобной разветвлённой сети в провинциях, тем более уездах. И информация по линии КГБ была совсем иная. Почему так получалось? Я потом это увидел собственными глазами. 40-я армия и аппарат военных советников всегда находились в гуще событий, участвовали в боевых операциях, собирали данные в кишлачной зоне. А кгбшники-советники сидели всегда не далее провинциальных центров. Им было запрещено покидать уютные кабинеты в провинциальных центрах, а всю информацию они получали по линии ХАД – афганской службы безопасности. Ещё раз подчеркну – речь идёт только о советнической структуре КГБ – в частях 40-й армии существовал аппарат контрразведки, офицеры которого принимали активное участие в боевых действиях, и также, как и войсковые офицеры, получали ранения, увечья, гибли… Что же касается советнического аппарата КГБ, то в своей книге я описал показательный случай. Я уже рассказывал о Джума Хане, за ним стояла серьёзная сила – банда под тысячу человек. Когда шла Панджшерская операция в конце апреля – начале мая 1984 года, помню, как обрабатывали этого Джума Хана, чтобы он переходил на сторону народовластия. На Джума Хана одновременно пытались выходить на переговоры и представители ХАДа – парчамисты, но он в конечном счёте предпочёл подписать договор о сотрудничестве с народной властью с представителем ГРУ, с начальником разведки афганской армии, генералом Халилем – халькистом. Тот был женат на русской, великолепно владел русским языком – я знал в своей жизни только несколько иностранцев, которые так, без акцента, говорили по- русски. Казалось бы, ну какая разница для народной власти – главное – крупная банда перешла на её сторону, и не важно, с каким представителем подписан договор. Но борьба двух фракций, невзирая на болтовню о единстве, продолжалась не на шутку – халькисты и парчамисты буквально ненавидели друг друга. ХАД был сформирован, в основном, из парчамистов, афганская армия же преимущественно была халькистская. Так вот, когда Джума Хан перешёл на сторону народовластия, подписав договор с представителем «Халька», парчамисты остались этим очень недовольны. Джума Хан мне рассказывал, что его позднее пригласил к себе Доктор Боха, первый заместитель главы ХАД на тот момент, и сразу же объявил ему: «Джума Хан, ты об этом ещё пожалеешь!». То есть о том, что он подписал договор с халькистом, а не с парчамистом. А в марте 1985 Джума Хан был убит. Вот тебе и «одно целое»!
– Реальность всегда оказывается сложнее общих сводок…
– Но это ещё не всё. Вызывает меня тогда генерал армии Салманов – главный военный советник – и ставит задачу отправиться в Андараб и разобраться с Джума Ханом – затевает предательство, якшается с главарями соседних бандформирований, продаёт оружие Ахмед Шаху… Мы прилетели туда с группой афганцев. Проверять информацию. В составе группы был и парчамист генерал-майор Акрам – начальник управления пропаганды афганского ГлавПУ.
Там, в Андарабе, в кишлаке Бану – уездном центре – дислоцировался советский батальон из состава 201-й мсд, группа агентурной разведки, афганский батальон 10пп 20-й пд, уездная власть в лице нескольких членов НДПА. Штаб Джума Хана и одна из рот размещались в кишлаке Дехи Сала, в нескольких километрах от Бану. Остальной полк – вверх по ущелью, растянутому на 80 километров. Мы проверили формирования Джумахана – оружие всё было на месте (выдавалось ведь по спискам, по номерному учёту). Это проверить было нетрудно. Предновогодняя встреча Джума Хана на перевале Саланг с главарями нескольких банд? Ребята из группы агентурной разведки рассмеялись: «Так мы сами организовали ту встречу, и взводом на БМП прикрывали»… Пункт за пунктом все обвинения рассыпались. Джума Хан и сам чувствовал, что его проверяют. Тет-а-тет он задал мне вопрос – через переводчика: «Товарищ советник, так в чём дело?» Вопрос в лоб, ответ мой был уклончивый, но всё же дал ему понять, что его подозревают в связях с бандформированиями, упомянув, например о его вышеупомянутой встрече (на тот момент с агентурщиками я ещё не встречался). И знаете, что он ответил? «Вы, СССР, ведёте международную политику? Вы договариваетесь со своими соседями? Как же я могу не вести переговоры, когда мои люди ездят на базар по дороге, которая контролируется этими бандами?»
– Так в чём же было дело?
– А дело было в том, что ежедневно руководству Афганистана и аппарату военных советников шла развединформация по разным каналам, в том числе – по линии КГБ. И оттуда вся грязь на Джума Хана и лилась. А почему так? Объясняю. Кгбшник-советник сидит в провинциальном центре, его подсоветный афганец – начальник местного ХАД – естественно, парчамист. И, понятное дело, он по заданию из кабульского ХАДа сливает эту «дезу» на Джума Хана (халькиста) нашему кгбшнику. Тот, возможно, добросовестный и порядочный, но привязанный к провинциальному креслу и самовару, своей разведсети не имеет, также как и собственных наблюдений и впечатлений (покидать пределы провинциального центра ведь запрещено – не дай бог в плен попадёт!). И вот этот высокопрофессиональный офицер КГБ – советник начальника местной службы безопасности (конечно же парчамиста) вынужден всё принимать на веру и с чувством исполненного долга гнать эту чушь в Кабул.
Вплоть до Салманова никому и в голову не приходило, что вся эта ложь, внаглую, без зазрения совести, под видом непосильным трудом добываемой информации, а фактически сплетен и слухов – сочинялась, возможно, в соседнем с тем чекистом кабинете. Начальник местного ХАД просто выполнял указания кабульского шефа, доктора Боха, ранее грозившего расправой «халькисту» Джума Хану. Ему по барабану были общегосударственные интересы. Гораздо важнее – фракционные, парчамистские.
Поэтому, когда мы после проверки и возвращения с советником начальника политотдела управления территориальных войск подполковником А.Мельниченко (погиб под Гератом в апреле 1986) доложили генералу армии Салманову, что с Джума Ханом всё в порядке, тот только фыркнул: «Ни хрена вы там не разобрались. У КГБ другие данные. Пошлю новую группу». Да, для генерала армии информация по линии КГБ была приоритетной, и он искренне верил, что уж данные комитетчиков – достовернее достоверных. Люминий. Так, видимо, ему внушили в Москве перед назначением в Кабул в отделе адморганов и международном отделе ЦК КПСС. Не собираюсь его критиковать – как военный профи он своё дело, наверное, знал, но глубинные, подспудные, политические процессы ему были не ведомы, разве что понаслышке, в общих чертах. Над ним довлел высокий авторитет андроповского ведомства. Ведь в Афганистан кадры подбирались исходя из их наличия. Естественно, генерал армии ощущал своё величие, с апломбом выносил вердикт. Перечить ему – время терять. И это тоже одна из причин наших «неудач».
– А таких примеров было много?
– Более чем. Я видел многое в действии. И в моём представлении так и осталось, что многие люди там попросту сидели в тёплых кабинетах, с утра до вечера гоняли чаи, и всю информацию получали от подсоветных из парчамистского ХАД в провинциях. Да и вообще – немногие-то любили вылезать из относительно безопасных городов.
Советник отдела пропаганды ЦК НДПА Михаил Александрович Иволгин как-то раз очень удивился, когда я сказал ему, что работаю на периферии среди афганцев, стал расспрашивать: «А где ты там питаешься, а кто тебя там охраняет, а где живёшь?» В общем, когда Михаил Александрович стал задавать мне такие вопросы, мне стало ясно, что для него, как и для многих, сама мысль ехать из Кабуда куда-то в кишлаки, в горы, работать среди афганцев, была дикой. Но зато из Афгана они все приезжали домой героями-афганцами…
– Сегодня многие проводят параллель между Афганистаном и Сирией. Такая ассоциация – насколько она имеет под собой основания?
– И там, и здесь цели геополитические. Но Афганистан – это была сопредельная территория, тогда как Таджикистан и Узбекистан были советскими республиками, а главные опасения были в том, что американцы займут эту территорию и будут угрожать безопасности СССР. А Сирия – не сопредельная территория.
– Чем же тогда нам так важна Сирия сегодня, как вы считаете?
– Дело в том, что бюджет России, как известно, во многом, опирается на торговлю газом и нефтью. Пока российская нефть и газ востребованы в Европе, у нас всё в порядке. Если же Сирия уйдёт из-под нашего влияния, то с помощью Израиля через Сирию могут пройти мощные нефте- и газопроводы, и тогда Европа сможет получать энергоресурсы от стран Персидского залива, а Россия остаётся не у дел. Кстати, иногда вызывает удивление некоторое наше соплежуйство в ответ на израильские бомбардировки сирийских объектов.
– А как же борьба с международным терроризмом?
– Так международный терроризм, зачастую, и подпитывается финансовыми интересами тех, кто ставит перед собой цель разрушить экономику России, чтобы получить наконец-то неограниченный доступ к нашим ресурсам.
– Поэтому сирийскую кампанию с Афганом сравнивать не стоит?
– Это некорректно. Ведь вначале казалось, что в Афганистане маячит чуть ли не социалистическая перспектива… Потому и попались в западню Бжезинского. А ведь было заманчиво. Продолжить «шагать по планете». Если исходить из финансовых затрат, то на Афганистан мы вбухали большие, громадные средства, в то время, как экономика СССР уже трещала по швам. И это при том, что контингент для ведения полноценных боевых действий всё равно был недостаточен и полноценное снабжение наладить не удавалось, откуда и такие большие потери. На трассе, проходящей через перевал Саланг, можно было наблюдать воочию, сколько техники мы теряли. Скалы там закопчённые – а внизу, у реки – множество останков подорванных БМП, БТР, танков, КАМАЗов, другой техники. Если бы афганцы собрали эти сгоревшие машины, то они бы наверняка наладили собственное сталелитейное производство – столько там стали брошено. В Сирию вроде пошли по своей инициативе, и там таких потерь нет.
– В 1992-м году разгорелась война в Абхазии. Вы были одним из немногих, кто заранее предвидел эту ситуацию. Скажите, когда вам стало ясно, что ситуация в Абхазии накалилась до такой степени, что она представляет угрозу и для России? И почему вас и других людей, указывающих на взрывоопасность Абхазии, не слышали власти региона?
– У меня складывается впечатление, что тогда в Генштабе действительно недооценивали ситуацию до самого последнего момента. Ощущение взрывоопасности ситуации возникло где-то в 1991 году. Тогда в Абхазии уже начались совсем нехорошие дела. Одно дело просто наличие формирований сепаратистов, а другое – когда там по-бандитски начали забирать нашу технику и прочее. Что было, то было. Примерно тогда же у Дудаева и его сторонников возникла идея создать Великую Черкесию – под эгидой Чечни объединить Карачаево-Черкесию, Дагестан, Ингушетию, Адыгею, Абхазию. Были планы, что территория от Туапсе до Сухуми должна отойти планировавшемуся «государству» под названием «Великая Черкесия». На рубеже 1990 – начала 1992 годов из конспиративных соображений это завуалированно называлось «Конфедерация горских народов». Россию же, как и в Прибалтике, планировали оттеснить вглубь материка. Об этом сейчас мало кто знает. Здесь, в Лазаревке (это территория Туапсинского района) проживают южные адыги – шапсуги, их численность в процентном соотношении от общей численности населения – около 10%. И вдруг у них резко поднимается вопрос о создании национальной автономии. Что могло бы быть? Шапсуги могли добиться автономии, а потом и вхождения в состав «Федерации горских народов», и так далее…
Это было моё восприятие на том этапе как начальника военного гарнизона города Сочи. В декабре 1991 года я поехал к губернатору края, Василию Николаевичу Дьяконову, – доложить обстановку. Не один, конечно, потому как это не совсем мой уровень, а с главой горсовета Сочи Юрием Николаевичем Поляковым, бывшим первым секретарём сочинского горкома КПСС. Я приготовил карты, схемы. Дьяконов принял меня в своём большом кабинете. Я что-то рассказываю, а Василий Николаевич всё время куда-то сплёвывает, видимо, у него слева от кресла стояла урна – не мог же он на пол сплёвывать. Вот – уровень культуры. Короче, доклад он мой спокойно не дослушал, стал перебивать: «Думаешь, я этого всего не знаю?» Я говорю: «Разрешите прекратить доклад?» «Нет, продолжай!» Ну, в общем, он всё-таки дослушал, забрал мои записи. В документе, который я ему дал был самый главный пункт – срочно установить границу между Сочи и Абхазией по реке Псоу, поставить «забор». Знаю, что к моим предложениям на совещании краевых силовиков на следующее утро был добавлено первым пунктом: «Срочно подготовить закон о Границе». Остальное принято за основу. Вроде бы что-то зашевелилось, и, насколько я знаю, эту депешу отправили наверх – Ельцину. Опоздали, масса беженцев хлынула в Сочи. Но после событий границу закрыли.
– Всё-таки какие-то ваши предупреждения были восприняты?
– Да. Удалось у нас, например, разместить милицейский батальон из состава бригады спецназа, которая как раз вышла тогда из Нагорного Карабаха. Теперь я иногда еду по городу, вижу молодых ребят в форме, которые у нас тут служат, в этом батальоне, улыбаюсь про себя: «А вы и не знаете, что я ваш крёстный папа»… А тогда мне удалось ещё опубликовать статью, переработанную из докладной записки Дьяконову, у А.Проханова в газете «День». Но он опубликовал только половину. Полностью эта статья вышла только у А.Фоменко – он дал её в газете «Политика».
– Но всё-таки к такому масштабу событий, которые случились в 1992 году, никто не был готов?
– Да. Накануне войны, в июле-месяце ко мне прибыл зам. начальника турбазы минобороны, что в Красной Поляне, и говорит: «Выдайте нам оружие. В горах, между Красной Поляной и севернее озера Рица, на турбазе егеря насчитали около 3000 боевиков». Я, конечно, говорю: «Вы что, из пистолетов собираетесь отстреливаться от них?» И звоню начальнику сочинского ФСБ (возможно, оно называлось тогда чуть по-другому) Шишкову Алексею Николаевичу, информирую. Он мне: «Да ну, не может быть». И всё в таком духе, мол, у страха глаза велики. А информация была объективная, что потом и подтвердилось. Но вопросы по реакции А.Шишкова возникли.
– А в генштабе какая реакция была?
– Был смешной эпизод с генерал-полковником Клеймёновым, зам. начальника генштаба. На мой вопрос об оценке ситуации на побережье, он только рассмеялся: «Ну что вы, вам море пятки лижет, наслаждайтесь! Тоже мне, нашли горячую точку!». А потом, за два дня до начала войны, он вообще поехал отдыхать в Абхазию, в Эшеры, (но машину мы ему не дали), а когда начались события, на собственной ж. изучал там обстановку. Пришлось ему срочно эвакуироваться и продолжать отдых в Сочи. Я это описал в своей недавней статье, опубликованной у вас, в «Литературной России». Поэтому так и получилось, что масса беженцев из Абхазии двинулась в Сочи, и к этому в крае тоже оказались не готовы.
– Сейчас, после подписания мирного договора по Нагорному Карабаху, тоже есть мнение, что в Сочи хлынет волна беженцев. Такие предположения имеют под собой какие-то реальные основания, на ваш взгляд?
– Сейчас существует граница, пограничный режим, пропускные пункты. В 1992 году этого не было.

Беседу вёл Иван КОРОТКОВ

 

10 комментариев на «“Горящее многоточие: Афганистан, Абхазия, Сирия, Нагорный Карабах…(ЧАСТЬ III)”»

  1. Закона нет и нету права
    На свете этом, как на том…
    Зачем кормить эту ораву,
    Ненасытную притом,
    Что человечеством зовётся,
    А ничего не остаётся..,
    Нет смысла никакого
    За пазухой у бога.
    Мысль тупиковая, быть может,
    Но, как от мухи, от неё
    Отмахнуться невозможно,
    Не впав в итоге в забытьё.
    И говорю я без апломба,
    Нас больше нет, и это жесть,
    Поскольку атомная бомба
    На белом свете есть.
    Одно наличие её
    Всё отменяет, ё-моё..,
    Кроме бога одного,
    Если бог есть,
    А это жесть,
    Хоть миру и не до того.
    Всё что-то мне напоминает,
    Что — не припоминаю
    Пред бездной мироздания,
    Чему нет и названия.

  2. Почему -то всё упёрлось в Афганистан? Они герои! А другие? Всё забыто!
    А за что мы воевали, спасая других и губя своих? Ответа нет и сегодня. А подобный беспредел продолжается и сегодня. Я уже из воина-интернационалиста превратился в ненавистника всех этих «беженцев» с сытыми мордами… Извините меня за резкость, но накипело….

  3. Вадиму. Напишите сами о том, что у вас наболело и накипело. Другие не обязаны вам поддакивать.

  4. Алексей, а я Вас ни о чём и не прошу! Я писал и пишу, а толку? Если Вы такой спокойный, то и флаг Вам в руки — ничто так не страшно, как равнодушие!

  5. Вадиму. Спокойствие не есть равнодушие. Это, наоборот, признак всемирной отзывчивости и крепости духа. Истерики портят правое дело. Если нет толку, то это ваша проблема исключительно.

  6. Алексей, а Вы не провокатор? Таких как Вы спокойных сегодня хоть пруд -пруди! Честь имею!

  7. Вадиму. А вы не врете про то, что воин-интернационалист? Что воевали? Таких самозванцев сейчас пруд-пруди… Еще погромче, чем вы, истерику закатят.. И подозрительные вроде вас.

  8. Вам что грамоту и значок показать, котого Вы никогда не видели. Читайте мой материал — Так это было или книгу Зонтага и Дрю «Тайны подводного шпионажа против СССР». Салага!

  9. Вадиму. Спасибо, что указали на то, что именно мне не читать. Конечно, во многих вопросах я салага и меня это не огорчает, наоборот, я рад, спокоен и горжусь, что не трачу времени на лишнее и избыточное. Так же ведь и вы в моей профессии — дилетант. Значки и грамоты показывайте своим знакомым. У меня своих полно, я их бабушке отдал, ей приятно, а у меня только место занимают.

  10. Вадиму.
    Да плюньте вы на этого напыщенного индюка. Вам что, делать нечего, как только огрызаться на ничего не значащие реплики несчастного человека?!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *