Изнасилованные в кино

О фильме Ридли Скотта «Последняя дуэль»

Рубрика в газете: Хруст костей, № 2021 / 47, 15.12.2021, автор: Александр РЯЗАНЦЕВ

2021 год — рекордсмен по изнасилованиям в кино. Что за фильм ни ждёшь, он обязательно будет про насильников, посягающих не только на героев фильма, но и на твой мозг – это наглядно показала отличная «Общага» Романа Васьянова, снятая по повести Алексея Иванова, или свежий фильм Ридли Скотта «Последняя дуэль». Свежий, всё же, условно – его планировали выпустить чуть ли не два года назад, но распространение популярного заболевания внесло свои коррективы. За это время Ридли Скотт успел снять ещё один фильм, «Дом Gucci», благодаря чему создаётся уникальная ситуация: в России с перерывом в одну-две недели вышли два новых фильма одного из самых любимых в народе, культовых режиссёров современности.
Сценарий истории про двух дворян, ставших участниками самой последней законной дуэли во Франции, изначально планировали написать лауреаты премии «Оскар» за «Умницу Уилла Хантинга» – актёры Мэтт Дэймон и Бен Аффлек. Прочитав историческое исследование Эрика Ягера о знаменитом поединке и пересмотрев «Расёмон» Акиры Куросавы, друзья решили использовать ту же сложную технику повествования и показать основные события глазами главных героев – сеньора Жана Ле Каружа и сквайра Жака Ле Гри, изнасиловавшего жену вояки-рыцаря. Тот, из-за вздорного нрава не имеющий успеха при дворе, обращается в церковный суд и доходит до самого короля Франции, лично давшего добро на проведение дуэли. Ле Гри вину отрицает, а Ле Каруж жаждает мести. Однако за кадром остаётся третий участник событий – сама жена Ле Каружа, Маргарита. Как она увидела эту историю? Так дуэт друзей актёров и сценаристов разбавила Николь Холофсенер, написавшая линию главной участницы конфликта.
«Последняя дуэль» вызвала неоднозначное впечатление. С первых кадров вспоминается скоттовское «Царство Небесное» с его средневековой тематикой, нескупым хронометражом, отличным сценарием, обилием происходящих событий и резковатым монтажом, не дающим всласть посмаковать многие сцены. Порой монтаж становится «рваным», но для того, чтобы зритель понял – в этом месте герой лукавит, что подтвердят события, показанные в следующей главе.

Фильм, соответственно, поделён на три главы, в каждой из которой показывают «правду» глазами одного из участников конфликта. Мэтт Дэймон написал главу про своего героя, Жана Ле Каружа, Бен Аффлек – про его оппонента, Жака Ле Гри, а Николь Холофсенер – про Маргариту (на мой взгляд, её часть выделяется из фильма не в лучшую сторону, так как довольно скупа на события и пресная). Стоит отметить, что изначально Аффлек писал главу Ле Гри под себя, однако когда в проект решили пригласить Адама Драйвера, то спокойно отдал ему своего героя, взяв себе роль четвёртого, как бы стоящего в стороне участника истории – графа Пьера, которому служат и Ле Каруж, и Ле Гри, вояку, выпивоху и любителя женских ласк.
Мэтт Дэймон сильно изменился за эти годы, заматерев и став заметно жёстче. Адам Драйвер потрясен. Он так вжился в роль, что на него невольно смотришь каждый раз, когда он появляется в кадре. Это при том, что внешность у него не совсем средневековая. Если «Оскар» его обделит вниманием, то будет обидно. Джоди Комер очень красива и держится достойно, несмотря на сложное положение её героини в иерархии средневековой элиты.
Если к сценарию, актёрской игре, антуражу и классическим ляпам костюмированных драм вопросов нет, то мораль фильма вызывает скепсис. Исходя из неё, все три героя– ненадёжные рассказчики, однако правду нам рассказала только Маргарита. Даже когда начинается её глава, слово «истина» задерживается подольше, чем до этого. Почему же это истина? Скотт ссылается на содержание исследования, лёгшего в основу фильма. Однако мы имеем дело не с точными науками, где правят формулы, а с историей, где никаких законов по решению исторических задач нет. Да, может быть, автор исследования проанализировал все имеющиеся документы и сделал вывод, но это не гарант истины. Мы судим историю по тому, что сохранилось. А сохраняется далеко не всё, что когда-то существовало. Как знать, сколько сочинений Сократа или Боэция мы потеряли из-за того, что они не сохранились? Вполне способных внести коррективы в наше восприятие их творчества. То же и с историческими фактами. Увы, но в истории нельзя ничего брать на веру. Нужны факты. Если их нет, то стоит помнить о том, что их либо нет, либо, что вероятнее всего, они не сохранились. По этой причине до сих пор не доказано, а насиловал ли Жак Ле Гри Маргариту, или нет. Соответственно, справедливо было бы не выделять какую-то одну историю как «правдивую», а показать все как интерпретации конфликта глазами каждого из его участников, чтобы зритель сам сделал вывод. А верить никому из них нельзя. Все мы – ненадёжные рассказчики, так как помним историю своих жизней не такой, какой она была, а какой нам хочется её видеть.
P.S. Финал фильма, как я его увидел, намекает на то, что изнасилования всё же не было. Вернее, было, но не со стороны Ле Гри. Там мы видим Маргариту с сыном, оба они – русые. Ле Каруж – шатен, а Ле Гри – брюнет. Конечно, можно справедливо сделать вывод, что сыну могли передаться гены матери, если бы не наличие в истории одного ярко выраженного блондина, имеющего власть над всеми персонажами «Последней дуэли» – хитрого графа Пьера в исполнении Бена Аффлека. Конечно, сложно делать выводы по одной лишь причёске (а они практически одинаковые, и по форме, и по цвету), но если мы примем во внимание гипотезу, что Ле Гри был невиновен, и его, влюблённого в Маргариту, та же и ложно обвинила, чтобы сохранить секрет связи с графом, то история выглядит гораздо понятнее и универсальнее. Тем более, что во время дуэли большое внимание уделяется реакциям Пьера на происходящее, которые можно интерпретировать совсем по-разному. Неужто Ридли Скотт, создав видимость феминистичности своего блокбастера, всё же оставил лазейку для внимательного зрителя? Буду надеяться, что это так.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *