КОСМИЧЕСКИЕ ЧУМЫ

Рубрика в газете: Север мира, № 2018 / 48, 28.12.2018, автор: Наталья БОГАЧЁВА

200 журналистов из 24 стран мира собрались на Ямале. Они приняли участие в Первом Международном арктическом Конгрессе «Arctic Media World».

 

 

«Что главное в твоей жизни», – спросила я у оленевода Вячеслава Вануйто. – «Свобода», – ответил он, не задумываясь. Мы разговорились с ним во время Первого Международного Конгресса оленеводов мира, который тоже проходил на Ямале. Вячеслав рассказал мне тогда много интересного о своей жизни и о жизни своей большой семьи. «Где ты прописан?» – не унималась я. – «В Ярсалинской тундре».

Вячеслав, как и его земляки из Надымского района, кочует вместе со своей семьёй. Зимой его олени ищут ягель недалеко от Надыма, летом табуны столетиями прикочевывают на берег Ледовитого океана – к Карскому морю, спасаясь под арктическим ветром от мошки и овода.

Почему мне вдруг вспомнился свободолюбивый оленевод Вануйто, (кстати, фамилия его в переводе с ненецкого означает – «коренной»)? У его земляков из Приуральской тундры, которые встречали участников медиа Конгресса, та же гордая осанка, тот же суровый взгляд, то же «северное» чувство юмора. На этот раз кочевники остановили свои оленьи табуны недалеко от Аксарки и поставили 18 чумов… Оленеводы не многословны, не каждому раскроют душу. На глупый вопрос: «А что, если олень отколется от стада или чужой прибьётся?», – отшутятся: «У оленя два уха, на первом – один хозяин клеймо поставит, на втором – другой». «На вопрос: «Как же вы их не путаете в таком большом стаде, – тут же последует ответ: «Вы же своих детей не путаете».

Когда речь зашла о серьёзных вещах, оленеводы сменили тон. «Что, Сабетта, не мешает вам жить?». «Нам – нет. А вот тем, кто кочует в Надымском районе, – да. Там, на берегу Карского моря исторически проходили пути кочевий, видимо, они были задеты, перерезаны. Пришлось нашим кочевать обходными путями. Для человека это легко, а оленю сразу перестроиться трудно. Инстинкт. Надо лет двадцать-тридцать, чтобы выросло новое поколение».

Тут я вновь вспомнила оленевода Вануйто, просила передать привет, если увидятся. «Вряд ли, – ответили мне, – мы из разных районов». Уже позже из прессы узнала, что Вячеслав жив-здоров, по-прежнему кочует, в прошлом году принимал участие в конкурсе «Кочевая семья», что само по себе престижно в этих местах.

 

 

Недалеко от Аксарки нас катал на своей упряжке Михаил Сэротетто (его фамилия в переводе с ненецкого означает – многооленный). Кстати, хвалиться своими стадами у оленеводов не принято. Если спросить, – сколько у тебя оленей, – ответа не получишь. Заходить за чум женщинам категорически запрещено, также как трогать инструменты, наступать на тынзян или хорей.

Внутри чума каждый предмет и место имеют своё назначение. Есть священное место, куда ступать запрещено. В тундре нет лишних вещей. Малышам вряд ли пригодятся здесь пластиковые игрушки. Оленеводы делают их сами. Например, из утиных и гусиных клювов. Этому мастерству нас учила в своём чуме хантыйская мастерица.

Когда входишь в чум, надо поприветствовать хозяев: «Ань торова» – «Здравствуйте».

Это только небольшой свод правил, которым следовало бы ознакомить нас, участников большой и уникальной медиа-встречи. Ведь мы, поднимая полог чума, заходили не в конференц-зал и не в гостиную – в чужой дом, где есть свой распорядок, сложившиеся тысячелетиями законы, которым есть название – «обычное право».

 

 

При всём разнообразии, значимости и обширности вопросов, поднимавшихся на Конгрессе, тема о традиционном образе жизни коренных малочисленных народов Севера прозвучала здесь довольно пунктирно. Вместе с тем самый молодой губернатор России – глава Ямала Дмитрий Артюхов честно признался, что вопросы взаимоотношений ненцев и нефте-газовых корпораций до конца не решены, диалог ведётся, причём, откровенный, и очень много делается администрацией региона для улучшения жизни коренного населения. Это заметно. Ямал – единственный регион в России, где сумели сохранить оленеводство как образ жизни титульного народа этих мест – ненцев. По Ямалу сегодня с 730 тысячами оленей кочует более 2,5 тысяч семей ненцев или около 40 тысяч человек. По количеству оленей ненцы могут посоревноваться разве что с королевой Английской Елизаветой II, владелицей самого многочисленного в мире стада оленей.

Известно, что численность ненцев из года в год растет. Ямал – это единственный регион на Крайнем Севере, где складывается такая благополучная ситуация.

 

 

Удивительно, но выживание КМНС (коренных малочисленных народов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока) напрямую связано с их традиционным образом жизни. Чем меньше оленей, тем меньше тех людей, кто живёт рядом с ними неразрывно. Так, если во времена СССР на Камчатке было самое многочисленное стадо оленей, то и их пастухов-коряков жило намного больше, чем сейчас. Именно поэтому так важны слова кинодокументалиста Анастасии Лапсуй, прозвучавшие в дни журналистского форума.

«Когда мы говорим о традиции, то забываем о традиционном образе жизни». Уроженка Ямала считает, что сегодня оленеводство должно стать отраслью промышленности также, как добыча газа. Ведь олень – это диетическое мясо, шкуры, замша, кость, эндокринное сырьё.

Анастасия Тимофеевна даже объяснила, почему численность ненцев десятилетиями остаётся стабильной: «Так, как питаются оленеводы, могут себе сегодня позволить только миллионеры. Правильное, сбалансированное, экологически чистое питание и, как результат, в тундре не редкость 50-летняя мама и 60-летний папа с новорождённым ребёнком. Хотелось бы пожелать, чтобы мама эта была как минимум кандидатом сельскохозяйственных наук».

 

 

Ещё один очень важный вопрос поднимали в дни Конгресса. Если в прежние времена в паспорте указывали национальность, и она была основной отправной точкой, по которой можно доказать свою принадлежность к народу, то сегодня этого нет. Хорошо было бы возродить эту графу.

Депутат Госдумы и президент Ассоциации КМНС и ДВ Григорий Ледков ещё на Днях Арктики в Москве сказал: «Мы – это и есть Арктика». Действительно, что такое вечная мерзлота, голая снежная пустыня зимой и бескрайняя тундра летом без человека?! Пусть здесь есть нефть и газ, золото и алмазы, медь и никель. Что они без человека?!

Коренные северяне обживали и сохраняли эти места тысячелетиями. Природа для них – священна. У них есть чему поучиться при промышленном освоении Арктики. Это заметил и доктор биологических наук академик РАЕН Александр Камнев. Он назвал Север «территорией для создания новой разумной цивилизации. Если говорить о сохранении хрупкой и уязвимой природы Арктики, то многотысячелетний опыт бережного отношения коренных малочисленных народов Севера к среде обитания следует считать за эталон. Здесь всегда жили и живут люди особые. Они сумели выжить, сохранить свою идеологию и передать её коренным народам Америки. К сожалению, у нас почти нет истории о цивилизации коренных малочисленных народов Севера».

Такой же истории нет и в Финляндии, где традиционно проживает народ саами. Об этом рассказал секретарь Союза журналистов Финляндии Юха Рекола. По его словам, в этой стране долго не говорили о равенстве и здесь очень мало знали о народе саами. Аборигены здесь не сразу обрели свои законные права на свободу слова в масмедиа. Они не представлены в Парламенте Финляндии, хотя у них есть собственный парламент. Но до сих пор нет закрепления за ними каких-либо территорий, и им очень тяжело отстаивать свои права.

 

 

К слову сказать, изучению культуры народа саами посвятил свою жизнь учёный, приехавший на Конгресс с севера Англии. Мы познакомились с ним уже на ступенях аэровокзала в аэропорту. Что меня поразило в этом седовласом сэре – он стоял на ветру без пальто – лишь в пиджаке, а на вопрос: «Не холодно ли Вам?» – спокойно ответил – «Совсем нет, я в Арктике 50 лет». Думаю, этот человек никогда не назовёт малочисленные народы «малыми», понимая важную смысловую разницу между двумя терминами. К сожалению, этим грешили модераторы во время Конгресса, включая известных телеведущих центральных каналов – таких, как Сергей Брилёв.

 

 

На 2/3 российской земли в 28 субъектах проживают коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока. Их – около 40. Земли, где живут аборигены, всегда удалены и труднодоступны. Здесь практически нет цивилизации в современном понятии. Жизнь зависит от северного завоза.

 

 

Полуостров Ямал – часть одного большого региона под названием Арктика и самая богатая территория России. Здесь есть возможность проводить такие грандиозные мероприятия как арктический медиа Конгресс и приглашать очень уважаемых и известных людей. Среди них – известные телеведущие, дипломат Мария Захарова. Официальный представитель МИД РФ Захарова  также побывала в гостях у оленеводов и призналась, что впервые в жизни видела живого оленя. Думаю, что для гостей Ямала, приехавших из разных стран, включая Турцию, Испанию, Францию, Египет после незабываемой Сабетты также стали космосом 18 фантастически красивых чумов и оленей на фоне заиндевелых карликовых берёз. По признанию многих журналистов для них стало открытием и знакомство с  гордым народом, который называет себя Ненэй Ненечэ, что в переводе с ненецкого означает «Настоящие люди».

 

САЛЕХАРД – МОСКВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *