Крайний реализм поколения Y

Анна Чухлебова. Лёгкий способ завязать с сатанизмом: рассказы. – М.: ИД «Городец», 2023 (Серия «Во весь голос»)

№ 2023 / 48, 08.12.2023, автор: Олег ПЕТУХОВ

Громкая премьера от писательницы-ростовчанки Анны Чухлебовой – финалистки премии им. А.С. Пушкина «Лицей» (2021), полуфиналистки премии «Национальный бестселлер» (2022), публиковавшейся в журналах «Esquire» и «Юность», – сборник рассказов «Лёгкий способ завязать с сатанизмом».

Можно отметить две тенденции, когда разбирают авторы эту книгу, на примере писателей Марии Давыденко и Николая Чугаева. Мария Давыденко в своём отзыве на книгу относит её к жанру «Южной готики». И добавляет, что в книге есть кубанская страсть, рок, кровь и трепет. Писатель Николай Чугаев положительно отзывается о тонкой игре с литературным наследством: «Из её рассказов то по-южному лукаво торчат уши Гоголя, то беспощадно сжимает калмыцкие желваки Достоевский». Думаю, что Чугаев имеет в виду место действий рассказов – хутора, городки. И подчёркивает заботливое отношение автора к своим персонажам, к этим «бедным людям». У Анны Сергеевны всё намного глубже, чем в книгах жанра ужасов «Южная готика». Мне не кажется, что у Чухлебовой есть мистика . Мистика скорее в голове у её персонажей, в силу их помешательства (как у Марии Алексеевны из рассказа «Кровообращение»). Автор страха не нагнетает. А местные привидения не взаимодействуют с окружающей обстановкой, только разговаривают с персонажами. Скорее жанр – это настоящий крайний реализм.

«Лёгкий способ…» – это серьёзная работа о проблемных представителях моего поколения Y. Поколение Y начало писать о проблемах поколения Y, и отлично писать (попадания в шорт-листы крупных литературных премий тому подтверждение).

Книги, которые можно поставить рядом на полку: «Сезон отправленных плодов» Веры Богдановой (книга сырая, но интересная; Богданова может лучше!); «Плейлист волонтёра» (в которой душевно потерянные ищут физически потерявшихся) Мршавко Штапича; смелая «Легкий способ завязать с сатанизмом» Анны Чухлебовой. Действительно существует некая мировоззренческая общность между писателями одного возраста.

В этих книгах читатель найдёт: литературные провокации и снятые табу, тему любви и её искривлённые формы, тему разобщённости внутри человеческого улья. Авторы не берут чужую повестку, а нажимают ради сюжета на свои рваные раны.

«Лёгкий способ…» начинается с обложки. На ней изменённая гравюра Лукаса Кранаха старшего. Как пишет сама Чухлебова:

«Зверь апокалипсиса сходил на педикюр, прикрыл срамные места и потягивает свой коктейльчик. Этот образ несёт целительную энергию пофига…».

Слушал стук колёс в поезде дальнего следования по дороге в Нижний Новгород, читал труд Анны Сергеевны. На соседних местах разместилась детская девичья команда по эстетической гимнастике и их женщина-тренер. Эпатажную обложку от двенадцатилетних и их наставницы скрывал на всякий случай.

В «Лёгком способе…» упор сделан на запоминающиеся, громкие события, эксцентричных персонажей. Основа рассказов отнюдь не городские легенды: часть происходило с людьми вокруг автора, часть выдумка. Особенность произведений малой прозы – их нужно уметь «читать между строк», даже перечитывать.

Например, мечтательный школьник Володя из рассказа «Астры» говорит не по возрасту витиевато, мыслит метафорами. Поэтому что он получает неплохое для школьника образование и запоминает лексические конструкции, произносимые подружкой (студенткой филологического факультета).

Это книга-разоблачение. Книга здорового интеллигентного человека, который видит культ неоязычников вокруг себя; видит людей, которые в него попадают. Это соотечественники с разрушенной личностью, без прошлого, без идеологии, не приспособленные к какой бы то ни было парадигме жизни. Насыщают свою жизнь алкоголем, наркотиками, мракобесием, а жизнь остаётся пресной и скучной.

«Трое людей, не доживших даже до двадцати трёх лет, мертвы. Жизни нет совершенно по разным причинам. У моего сожителя-сатаниста нет жизни по причине госслужбы. От тоски этой женится на мне, и нам даже неплохо вместе. Но тоска заедает обоих, и от тоски лечит то, что кто-то кому-то отрубает голову».

Персонажи совершают членовредительство (рассказы: «Астры», «Коробка», «Наука убивать»), нелепые поступки («Собака», «Музы Катрины»), многожёнство («Десять»). Они – «мясники» (Даниил из «Невесты», Ася из «Сказки»), сатанисты («Кровообращение», «Сатанизм»).

Какой-то страшный экзистенциальный вакуум прослеживается в этой среде. Явно нарушено осознание своей личности, своего тела и своих психических функций. Соотечественники перестали подвергать анализу собственные мысли, поступки, переживания; прослеживается влечение к смерти над влечением к жизни.

«Следующие лет пять прошли в бестолковой трате времени. Непонятно было, в чём толк тратить время толково, если в любой момент умрёшь».

Совсем не случайно вспоминаются слова из песни Дарьи Виардо из телесериала «Плейлист волонтёра» сценариста Мршавко Штапича:

 

И всё тянется нить суеты и земных проблем,

Образуя собой клубок под названием «Путь».

Я иду в новый день, утешаясь только лишь тем,

Что осталось мне ещё чуть-чуть.

 

Что порождает таких «шизиков»? Остракизм старой идеологии, отсутствие новой идеологии и скреп.

Сложно выстроить какую-то парадигму в среде поколения Y, когда в одной семье бабушки с дедушками сталинисты, мама ленинка, папа за Ельцина и Мавроди, а их дети были октябрятами, пионерами, а потом в школе и по ТВ стали говорить, что коммунизм плохо, демократия хорошо. Но от 90-х дети запомнили только очереди за хлебом, алкашей на улицах, умерших от передозировки одноклассников. Ничего светлого не взяли как от развитого коммунизма, так и от эпохи первичного накопления капитала.

«А русский человек в современной Конституции не определён никак. Наверное, с этого надо начинать – с поиска своей идентичности, тогда и идеология сформируется», – считает журналист Игорь Панин.

Ему вторит и писательница Юлия Фёдорова:

«Но чтобы появилась идеология, сначала должны сформироваться смыслы. Кто мы? Чего мы хотим? Ради чего это всё? Каким путём мы планируем пойти к счастливому Завтра?»

У персонажей книг Анны Чухлебовой и Веры Богдановой прослеживается необустроенность жизни, отсутствие перспектив и направления в жизни, постоянные поиски работы. Помимо этого в «Сезоне отравленных плодов» идёт попытка осмысления, исходя из русской новейшей истории, «Почему такие психологические травмы у поколения Y появились». У Анны Сергеевны нет такого поиска.

Зато бывшие сатанисты из «Лёгкого способа…» приходят к вере. Духовное бессознательное побеждает в человеке, через испытания, через трудности духовное отчуждение проходит. В этом мысли Чухлебовой пересекаются с мыслями Штапича, озвученными в «Плейлисте волонтёра».

Но у Анны Сергеевны всё это описано с лёгкой иронией, с теплотой к своим персонажам, пониманием, что они заблудившееся овечки («Овцы без пастыря»).

Согласен с актёром Антоном Шагиным:

«Никто не говорил, что вера – это легко, что спасение – это легко. Но когда ты понимаешь, ради чего, по кирпичику строится здание, которое приведёт к свету. Он не пришёл к святым, он пришёл к нам поломанным, переломанным, запутавшимся, нагрешившим, наделавшим, но кающимся».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.