КУКОЛЬНОСТЬ И ПОДЛИННОСТЬ ВЕРЫ ПОЛОЗКОВОЙ

Рубрика в газете: Друзья оседают по барам и скверам, № 2018 / 21, 08.06.2018, автор: Александр БАЛТИН

Кукла пишет кукольные стихи. Вполне логично.

Она пишет о красивой западной жизни – западная жизнь в русском сознании всегда красива, как павлиний хвост; она подразумевает виллы, яхты, роскошные курорты…

Она пишет под Бродского, в чём-то такую западную жизнь олицетворявшего, о джентльмене, который:

 

Этот Гордон Марвел, похмельем дьявольским не щадимый.
Он живёт один, он съедает в сутки по лошадиной
Дозе транквилизаторов; зарастает густой щетиной…

 

Или рассказывает историю Стивена и Грейс, вероятно, самой себе, ибо реальность окрест оставляет желать лучшего:

 

Когда Стивен уходит, Грейс хватает инерции
продержаться двенадцать дней.
Она даже смеётся – мол, Стиви,
это идиотизм, но тебе видней.

 

 

Она становится модным, тусовочным персонажем, пронося сквозь спектакли и перформансы свою фарфоровую кукольность, шлёпая со сцены в зал куски мата; она становится актрисой и певицей, мелькает в клипах, где-то ещё…

 

Главное мелькать – суета, заменяющая подлинность, не может иметь отношения к поэзии… Однако…

 

Создаётся ощущение, что голос Полозковой прорывается подлинностью, когда она остаётся в одиночестве, застревая в голой горловине себя, и хоть снова шлёпает матом, но в данном случае он редко обоснован:

 

Морозно, и наглухо заперты двери.
В колонках тихонько играет Стэн Гетц.
В начале восьмого, по пятницам, к Вере,
Безмолвный и полный, приходит п-ец.
Друзья оседают по барам и скверам
И греются крепким, поскольку зима.
И только п-ец остаётся ей верным.
И в целом, она это ценит весьма.

 

Признание… но не в любви, а в отчаянии… Или – крик о помощи?

 

Сложно сказать, но очевидно, что поэзия побеждает здесь кукольность, тусовочность, жажду мелькать везде и всюду…

 

Яблоко строф выявляет смыслы, и разболтанный стих выплёскивает затаённое, нежное:

 

побудь с яблоком, с его зёрнами,
жемчужной мякотью, алым боком, –
а не дискутируя с иллюзорными
оппонентами о глубоком.

 

Вероятно, меньше всего Полозкова нуждается в газетных заметках – хвалебных или ругательных, круг почитателей у неё сложился, и круг этот не мал, да и жизнь её кажется, со стороны, по крайней мере, вполне гладкой, но видится почему-то так: сосредоточившись на тишине, на потаённом биении поэтического пульса в сердце сердца – Полозкова и впрямь предстала бы незаурядной поэтессой.

А так – расшалившаяся кукла, и не боле.

2 комментария на «“КУКОЛЬНОСТЬ И ПОДЛИННОСТЬ ВЕРЫ ПОЛОЗКОВОЙ”»

  1. Автор опоздал со своей статейкой лет на восемь, если не больше. По сути статья вся — это рерайт статьи Игоря Панина «Кукла», опубликованной аж в 2009 году.
    Стихи, приведенной в статейке — старые, из ранней Верочки. Сейчас она повзрослела, оперилась, стала мудрее и ироничнее.
    Попытка анализа стихов и вовсе смешна, на уровне кухонного трепа.
    Немного неловко за издание, которое считается авторитетным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *