НА ТРУДНОМ ПУТИ К ВЗАИМОПОНИМАНИЮ

Кажется, в РГАЛИ лёд тронулся и там уже готовы следовать закону

№ 2018 / 20, 01.06.2018

В последние месяцы на сайте газеты «ЛР» было опубликовано несколько материалов, в которых приводились факты грубейшего нарушения руководством Российского государственного архива литературы и искусства действующего законодательства:

Почему в РГАЛИ скрывают от исследователей материалы о Солженицыне?

Руководство РГАЛИ демонстративно чихает на все законы

Историки просят президента страны ускорить отставку руководителя Росархива Артизова

Пыль в глаза, или халтурное освоение государственных средств

Первую скрипку в РГАЛИ нынче играет шантажистка

 

Дело доходило до того, что директор этого солидного учреждения Татьяна Горяева опускалась до письменного шантажа исследователей и позволяла себе в присутствии главного хранителя Натальи Штевниной демонстративно плевать на существующие законы. К сожалению, в этой ситуации руководство Федерального архивного агентства (Росархив) и Головинская межрайонная прокуратура Москвы показали своё бессилие, фактически поддержав распоясавшихся руководителей РГАЛИ.

Зато все наши публикации, в отличие от руководства Росархива, горячо поддержали исследователи, которые регулярно занимаются в РГАЛИ, РГАНИ, РГАСПИ и в других федеральных архивах. Более того, наши публикации признала совершенно правильными Наталья Стрижкова, знающая ситуацию изнутри, ведь она много лет возглавляла ключевое подразделение в РГАЛИ. Как нам дала понять Стрижкова, мы ещё многое не вскрыли: дескать, в реальности дела в том же РГАЛИ обстоят куда драматичнее, нежели мы описали.

Столкнувшись с общественным мнением, некоторые архивные начальники осознали, что до бесконечности это беззаконие продолжаться не могло. Понятно, что рано или поздно власть всё-таки установила бы нормальный порядок в архивном ведомстве. И, видимо, осознавая это, директор РГАЛИ Татьяна Горяева на днях согласилась вступить с исследователями в диалог и, наконец, попытаться разобраться с перезревшими проблемами. Оценив этот мужественный шаг, редакция «ЛР» в свою очередь немедленно выразила готовность включиться в поиски устраивающих всех решений.

Правда, начался наш диалог очень странно. Сначала г-жа Горяева стала настойчиво выяснять, а имеет ли право главный редактор «ЛР» в рабочее время изучать в читальных залах РГАЛИ документы (мол, а когда же он руководит в еженедельнике редакционным процессом)? По мнению директора РГАЛИ, периодическое отсутствие главного редактора «ЛР» в своём рабочем кабинете на Цветном бульваре мешает газете успешно справляться с многочисленными творческими, финансовыми и хозяйственными проблемами. Что тут сказать? Видимо, директор солидного архива очень далека от вопросов технологии выпуска газеты и не понимает, что какие-то срочные вещи можно оперативно решать на удалёнке с помощью современных технических средств. Это уже не говоря о том, что в функции главреда входит не только общее руководство редакцией, но и работа над первоисточниками и подготовка к публикации соответствующих статей. Раз уж так Горяева радеет за трудовую дисциплину, то, наверное, для начала ей следовало бы обратить внимание на надлежащее исполнение своих обязанностей её непосредственным начальником – руководителем Росархива Андреем Артизовым. Вот как этому господину удавалось каждый день с 9 утра до 6 вечера одновременно руководить отраслью и выявлять в федеральных архивах документы на тему «Власть и художественная интеллигенция»?! Артизова в своё время не остановило даже предостережение президента России Владимира Путина, рекомендовавшего всем государственным деятелям выбрать что-то одно: госслужбу или научную деятельность. Несмотря ни на что, Артизов, оставаясь руководителем Росархива, с открытым забралом пошёл на выборы в действительные члены Российской Академии наук. Правда, академики дружно Артизова забаллотировали, поскольку не обнаружили в послужном списке этого чиновника никаких фундаментальных трудов. Однако Горяева почему-то испугалась публично выяснять, почему Артизов внаглую игнорировал указания Путина. Ей проще оказалось начать расследование, ходит ли главный редактор «ЛР» в редакцию или днями напролёт просиживает в архивах. Даём Горяевой ценный совет: написать по этому поводу обстоятельную жалобу на г-на Огрызко в Федеральную трудовую инспекцию.

Второй момент. Как выяснилось, г-же Горяевой очень даже не безразлично, на какие шиши Огрызко расплачивается за заказанные в РГАЛИ ксерокопии. Как она дала понять, у неё были страшные подозрения, что Огрызко тратит не личные средства, а деньги редакции, а то и вообще – бюджетные средства. Но потом, похоже, кто-то директора РГАЛИ успокоил и подтвердил ей, что за ксероксы главред «ЛР» расплачивается из личного кармана. Впрочем, если у г-жи Горяевой на этот счёт остались какие-то сомнения, ей никто не мешает обратиться с соответствующим заявлением в полицию или фискальные органы.

Нас, честно говоря, больше волновал другой вопрос. Когда же всё-таки дирекция РГАЛИ была права: до середины ноября 2017 года (когда исследователям выдавались все документы, включённые в описи 39, 40, 41 из 631-го фонда) или после попытки неудачного шантажа (когда все эти дела для исследователей моментально оказались закрыты)? На встрече с главредом «ЛР» Огрызко Горяева сказала, что она всегда была права: и до ноября 2017 года и после. Мол, добросовестным исследователям архив всегда во всём идёт на встречу и ни в чём не отказывает.

Здесь возникла новая коллизия. Первое: кто и как определяет степень добросовестности исследователя? И второе: а конкретно Огрызко, он относится к числу добросовестных исследователей, или он – негодяй? Первая реакция г-жи Горяевой на эти вопросы: по ей мнению, г-ну Огрызко нельзя выдавать какие-либо архивные документы, ибо он не умеет с ними работать. Но, позвольте, разве тот же Огрызко хоть раз в чём-то нарушил действующие правила пользования архивами, утверждённые руководством Росархива и согласованные в Минюсте России? Тут Горяевой ответить было нечего. Так в чём тогда заключается «недобросовестность» Огрызко? Как выяснилось, у Горяевой одна претензия – мол, Огрызко не так в своих публикациях трактует некоторые архивные документы. Но с каких это пор вопросы разных трактовок относятся к проблеме добросовестности исследователя. Вы не согласны с трактовками Огрызко? Ради бога. Кто вам мешает предложить и опубликовать свои трактовки? Тут уже поле для научных и творческих дискуссий. Но такое впечатление, что Горяева пытается установить собственную монополию на трактовки тех документов, которые хранятся во вверенном ей архиве.

Другая претензия Горяевой к Огрызко свелась к тому, что якобы он очень поверхностен. По её мнению, серьёзные исследователи должны заниматься только какой-то одной фигурой, в частности, Шолоховым или Ахматовой. А Огрызко, как она подсчитала, только за один минувший год подавал требования на тысячу с лишним дел, которые касались нескольких сотен персоналий. Поразительно, что Горяева, имея статус доктора исторических наук, до сих пор не знает, что наряду с текстологами, которые всю жизнь изучают рукописи только Николая Лескова, а также биографами того или иного классика, существуют ещё и специалисты, интересующиеся историей литературы целых десятилетий. Если следовать логике Горяевой, то тогда надо и великого историка литературы Святополк-Мирского, написавшего уникальную историю литературы первой трети XX века, отнести к посредственностям, ведь он писал не только об одном Максиме Горьком, но и о сотнях современников «буревестника революции». Вот уж никогда не думалось, что доктор исторических наук Горяева способна так примитивно мыслить и оценивать исследователей.

Увы и увы, достойно полемизировать Горяева так и не научилась. Судя по всему, ей куда ближе кухонный уровень разборок. Ну что это за аргументы?! Мол, та литературная среда, в которой вращается директор РГАЛИ, не уважает «Литературную Россию». Ну, поясните тогда, что это за среда, кто в неё входит, что именно представителям этой среды не нравится в писательской газете? Однако вместо конкретных фактов Горяева ограничилась одними сплетнями. Неужели она за семнадцать лет своего руководства архивом не поняла простейших вещей, что среда среде рознь! Безусловно, и лично Огрызко, и всей редакции очень важны мнения Александра Проханова, Владимира Личутина, Игоря Волгина, Анатолия Кима, Евгения Сидорова, Виктора Лихоносова, Валентина Курбатова, Еремея Айпина, Канты Ибрагимова, Олега Ермакова, других художников. К сожалению, в нынешней литературной среде есть и такие люди, которые с радостью оплёвывают свою родину. Так кого же имела в виду Горяева? Если она ориентируется на пятую колонну, то это её личное дело, а лично нам мнения хулителей России неинтересно. С теми, кто оплёвывает нашу страну, нам не по пути. Видимо, у нас с Горяевой разные представления о добре и зле. Надо всё-таки не сбором сплетен заниматься, а реальными делами. Тогда и толку будет больше.

В общем, пока дирекция РГАЛИ ещё не готова полностью сосредоточиться на нерешённых проблемах. В каких-то вещах той же Горяевой удобней организовать не совсем законный сбор персональных данных на неугодных ей журналистов и исследователей, нежели начать качественно выполнять свои прямые обязанности. Но после долгих препирательств она всё-таки продемонстрировала, что в каких-то вопросах, наконец, готова пойти навстречу законным требованиям исследователей. В частности, она придумала новую форму допуска исследователей к некоторым документам, предложив вместо заполнения требований на выдачу архивных дел всё оформлять запросами на архивные услуги. Правда, это будет делаться архивом не бесплатно – за доступ к материалам каждого архивного дела придётся платить 368 рублей. Нам пока трудно юридически оценивать это предложение. Согласитесь, в чём-то это смахивает на откровенное вымогательство. Но, наверное, на данном этапе лучше платить архиву эти деньги, чем вообще лишаться доступа к первоисточникам. Ведь с чего-то в конце концов надо начинать? Правда, хочется надеяться, г-жа Горяева не станет думать, что и эти деньги исследователи платят не из своего кармана, а берут со счетов редакции.

Наверное, тут ещё стоит рассказать о том, как закончился первый после попыток со стороны Горяевой шантажа непростой диалог руководства РГАЛИ с исследователями. Горяева совершенно официально предложила тому же Огрызко впредь выпускать все свои книги под грифом вверенного ей архива. Взамен ему пообещали больше не брать сумасшедших денег за ксерокопирование документов. Но тут непонятно другое. Ведь получасом ранее та же Горяева обвиняла Огрызко в поверхностности, в отсутствии глубины, в неумении трактовать архивные материалы и в прочих грехах. Но если Огрызко такой невежда, то как можно было ему тут же предлагать выпускать его бездарные работы под грифом РГАЛИ?! Что-то одно не вяжется с другим. Тем не менее, Огрызко готов обдумать поступившее от Горяевой предложение. Согласитесь, сразу рубить все мосты негоже. Поживём – посмотрим, как будет раньше вести себя руководство РГАЛИ.

В общем, редакция «ЛР» настроена на конструктив. Хочется верить, что и в РГАЛИ будут впредь действовать тоже только конструктивно, без нарушения действующего законодательства.

Один комментарий на «“НА ТРУДНОМ ПУТИ К ВЗАИМОПОНИМАНИЮ”»

  1. Никто не будет это читать.
    Лучше получить статью Натальи Стрижковой — и обработать ее так, чтобы на Стрижкову нельзя было подать в суд.
    И опубликовать.
    Разоблачительные статьи должны не сетовать, а убивать.
    Берите пример с «Новой газеты». Пусть она и либеральная, но писать там умеют.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *