Нужна ли была Кремлю в 1966 году правда

Кто и как организовывал травлю Василя Быкова

Рубрика в газете: Тайны Кремля, № 2021 / 41, 03.11.2021, автор: Вячеслав ОГРЫЗКО

В 2013 году Министерство образования и науки России включила повесть одного из крупнейших писателей двадцатого века Василя Быкова «Мертвым не больно» в список ста книг, рекомендованных школьникам для самостоятельного чтения. Почему наше ведомство выделило именно эту вещь? Да потому, что это очень честное произведение о минувшей войне. Быков в нём мало что выдумал. По сути, он рассказал о себе, как в январе сорок четвёртого года во время Кировоградской операции немцы неожиданно совершили танковый прорыв и его чуть не задавили гусеницы гитлеровской машины (Быкова тогда записали в погибшие, а он, получив тяжелейшие ранения в ногу и живот, назло всем выжил).
На белорусском языке эту повесть летом 1965 года напечатал минский журнал «Маладосць». А в начале 1966 года она появилась в авторизованном переводе М. Горбачёва уже в московском журнале «Новый мир». Ну а дальше понеслось.
Первой возмутилась Старая площадь. Она увидела в этой повести Быкова пасквиль на нашу армию и отдельно на особистов.
15 апреля 1966 года заведующий отделом пропаганды и агитации ЦК КПСС Владимир Степаков и заведующий отделом культуры ЦК КПСС Василий Шауро доложили в ЦК:

«В повести с неверных идейных позиций, во многих случаях клеветнически, отображены события Великой Отечественной войны, взаимоотношения между советскими солдатами и офицерами. Она заполнена желчными описаниями беззаконий и преступлений, якобы чинившихся в рядах действующей советской армии. В повести самыми мрачными красками злобно нарисованы образы советских офицеров. Нет ни одного командира, хоть сколько-нибудь достойного, – все они тупые карьеристы и самодуры. Командир батальона – «обормот с лакейской мордой», который «тянется перед начальством»; ротный Сарафанов – «набитый дурак и горлопан»; капитан тыловой службы «чокнутый», «дурака кусок», «тыловик проклятый» и т.д. Эти характеристики командиров автор подтверждает изображением того, как они действуют на практике – без проблеска мысли и разума.
Сюжетная основа повести – рассказ о том, как группа раненых советских офицеров и командиров зимой 1944 года пыталась в районе Кировограда уйти от преследования врага. Трагическая судьба этой группы обрисована на фоне хаоса и сумятицы в наших частях и усугублена преступными действиями руководившего группой капитана «особиста» Сахно. Он наделён в повести чертами злодея, убийцы, Сахно творит суд и расправу над солдатами и офицерами, пристреливает наших раненых. Наши офицеры и солдаты без конца стреляют друг в друга. Рядовой стреляет в старшину, ранит его, а затем старшина убивает солдата и т.д.
Повесть призывает к отмщению подобным «особистам». Перенося действие в наше время, в день празднования 20-летия победы над гитлеровской Германией, автор изображает своеобразного двойника Сахно – бывшего председателя Военного трибунала Горбатюка. Горбатюк оправдывает чудовищные жестокости Сахно, который пристреливал раненых советских бойцов, ссылкой на якобы отданный во время войны соответствующий приказ Сталина.
Пафос злого и безоглядного «обличительства» явно ослепил автора повести. Ничем иным нельзя объяснить то обстоятельство, что в отношении действительного нашего врага – немецких фашистов – у В.Быкова не нашлось гневных оценок. Выведенный в повести пленный немец изображён более гуманным, человечным, внимательным, чем многие советские командиры. Позиция автора здесь отчётливо раскрывается в следующих словах центрального персонажа повести: «Моё представление о немцах поколеблено. Я уже склонен думать, что среди них бывают разные. И так себе. И ничего. И сволочи. Впрочем, как у нас. И, пожалуй, как всюду. Люди есть люди. И в общей своей массе – не плохие и не хорошие – разные».
Забвение т.Быковым классовых критериев, грубое искажение исторической правды привели к тому, что из-под его пера вышло произведение, наносящее серьёзный вред делу воспитания советских людей, особенно молодёжи. Оно мешает правдивому познанию великого подвига советского народа, создаёт извращённые образы солдат и офицеров Советской Армии. В.Быков спекулирует памятью погибших, отстаивая некую абстрактную «справедливость», которая объективно приводит к оправданию преступлений, совершённых по отношению к советскому народу немецкими фашистами, поскольку автор фактически не проводит разницы между зверствами фашистов и справедливой местью советских воинов» (РГАНИ, ф. 5, оп. 36, д. 155, лл. 200–201).

 

Два партчиновника сообщили, что они уже поручили газете «Красная звезда» раздолбать повесть Быкова в пух и прах, а Союзу писателей дали команду укрепить редакцию журнала «Новый мир». Но если Твардовский смог в тот раз отбиться от навязываемых ему кадров, то «Красной звезде» устоять перед натиском партаппарата не удалось. Да что «Красная звезда»! Для уничтожения Быкова партфункционеры задействовали даже самую главную газету страны – «Правду».
Хотя подобрать автора для разгромной статьи о белорусском писателе оказалось нелегко. Все уважавшие себя критики от заказной рецензии с осуждением Быкова отказались. Согласился принять участие в позорном действе лишь выпускник Академии общественных наук при ЦК КПСС Владимир Севрук.
Кстати, знающие Севрука не поняли, зачем тот ввязался в эту неправедную историю. Севрук ведь не был полным идиотом. И о войне знал не понаслышке. Мальчишкой Севрук пережил в Минске фашистскую оккупацию. Его мать была разведчицей и снабжала партизан важной информацией, в чём опиралась на помощь сына и дочери. Понимал Севрук толк и в литературе. Кстати, в Академии общественных наук он как раз писал диссертацию о военной прозе и в первых главах очень расхваливал Быкова именно за честность. И вдруг разворот на 180 градусов. 17 апреля 1966 года именно Севрук заявил в «Правде»:

«Повесть «Мёртвым не больно» – неудача автора. Об этом надо сказать прямо и бескомпромиссно. Эта неудача – следствие серьёзного идейно-эстетического просчёта писателя».

Что же произошло? Объяснение только одно: похоже, Севрука купили. Ведь подходила пора распределения выпускников Академии общественных наук. А Севруку светило всего лишь возвращение в Магадан в обком партии на должность замзава отделом пропаганды. Ему же очень хотелось зацепиться за Москву. И тут большие люди посулили выпускнику Академии место инструктора ЦК КПСС – взамен на бившую наотмашь Быкова статью. И Севрук дал слабину и пошёл на поводу у опытных интриганов из центрального партаппарата.
Кроме «Правды», повесть Быкова резко осудил журнал «Огонёк». Разругала талантливого писателя и газета «Советская Белоруссия». Но чего добились организаторы травли Быкова? Большинство белорусских коллег писателя не побоялись выступить в поддержку опального автора.
21 мая 1966 года председатель КГБ Владимир Семичастный доложил в ЦК КПСС:

«Некоторые белорусские писатели открыто стали на защиту В.БЫКОВА, считая, что газета «Советская Белоруссия» [в статье «Вопреки правде жизни». – В.О.] выступила необъективно. Заведующий отделом газеты «Литература и мастацтва», член КПСС писатель Г.БУРАВКИН заявил: «Советская Белоруссия» перечеркнула творчество В.Быкова и вызвала обратную реакцию среди писателей. Происходит издевательство. После выступления газеты складывается впечатление, что В.БЫКОВА судят как на процессе».
Член КПСС писатель В.ЗУБ сказал: «В.БЫКОВ написал правду о войне. И такое могло быть в действительности».
Известный белорусский поэт А.КУЛЕШОВ назвал статью «отрыжкой культовщины».
Некоторыми писателями предпринимаются конкретные шаги с тем, чтобы публично, на страницах печати выступить в защиту В.БЫКОВА. Так, литературовед В.БУРАН сдал в журнал «Неман» статью под названием «Озарённость трагическим», в которой даётся положительная оценка творчеству В.БЫКОВА. Редколлегия журнала намерена напечатать её в ближайшем номере.
Руководитель гродненского отделения Союза писателей Белоруссии, член КПСС А.КАРПЮК обратился с просьбой к А.СУРКОВУ помочь «спасти» В.БЫКОВА.
Молодые писатели Г.БУРАВКИН и А.ВЕРТИНСКИЙ написали письмо в ЦК КПБ против статьи «Вопреки правде жизни» и проводили сбор подписей среди писателей республики» (РГАНИ, ф. 5, оп. 36, д. 155, лл. 202–203).

 

Одновременно шеф КГБ Семичастный проинформировал ЦК, что повестью Быкова заинтересовался Запад и, в частности, гамбургское издательство «Классен». По всем существовавшим у нас тогда правилам Быков должен был согласовать с властями посылку в ФРГ номеров журнала со своей повестью и разрешение на перевод. Но он этого делать не стал.

Потом инициативу проявили издатели Мюнхена. Они летом 1966 года выпустили повесть «Мёртвым не больно» в переводе на украинский (!) язык. В предисловии издатель, хорошо знакомый с текущей русской, украинской и белорусской прозой, отметил, что прочти все советские авторы, даже очень талантливые, погрязли в псевдопоэтических украшениях. В украинской прозе немецкий издатель сделал исключение лишь для Леонида Первомайского и Василия Шевчука. А в белорусской он выделил за беспощадность одного лишь Быкова, уподобив его Солженицыну.
Вывод немецкого издателя был таким:

«Не из писаний прославленных К. Симонова, М. Шолохова или О. Гончара, а из повести В. Быкова читатели впервые и в полной мере почувствуют ужас минувшей войны».

Важная деталь: наши чекисты, когда узнали о мюнхенском издании повести Быкова, сочли необходимым тут же сделать с предисловия копию и все материалы по этому поводу направить в ЦК КПСС.
С тех пор прошло более полувека. И где все хулители Василя Быкова? Кто их помнит? А повесть «Мёртвым не больно» сейчас продолжает весь мир шокировать своей страшной правдой.

 

Один комментарий на «“Нужна ли была Кремлю в 1966 году правда”»

  1. Не в ногу с советским строем шагал Василь Быков; оттого и травля…
    А надо было лакировать действительность?!
    Презрение «обратных связей» ведёт лишь к регрессии,- потому и «обвалился» казавшимся
    незыблемым Советский Союз…
    Аналогичная травля -правда,раньше-в 1946 году-произошла с Михаилом Зощенко и Анной Ахматовой.
    Не понравился-понимаете ли-стиль Зощенко/а стиль-это человек/самому Сталину; он дал отмашку Жданову и пошла свистопляска.И чего добились?!
    Всё на свете эволюционирует/движется!/не стало не Сталина,не Жданова,а Зощенко/и Ахматова/снова встали в строй.И еще как.
    Читаю и наслаждаюсь творчеством Михаила Михайловича/разумеется,до поворота его к «правильной» линии в 30-ые гг/.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.