Попытка цензуры

Кто опять хочет «заткнуть рот» нашей газете

Рубрика в газете: Конструктивная критика, № 2019 / 13, 05.04.2019, автор: Иван КОРОТКОВ

Далеко не новость, что культурная политика в России если не провальная, то, мягко говоря, хаотичная и беспорядочная. С одной стороны – бесконечная и неумелая калька с западных образцов, с другой – запретительно-ограничительные меры для СМИ, протекционистские инициативы в кино. При этом за патриотической вывеской, зачастую, нет никакого внятного содержания, одна лишь форма, причём устаревшая и уже показавшая себя исторически несостоятельной, – форма советско-казённая времён позднего социализма. И молодёжная культурная политика, конечно, тоже не может быть иной – это всего лишь ещё один домик в «потёмкинской» деревне, старательно выстраиваемой нашими чиновниками уже не первый год. При этом, система ревностно охраняет ширмочки – для этого есть специальные люди. Вот и в нашу редакцию пришло письмо от бравой команды «реставраторов» – пресс-службы ФГБУ «Роскультцентр».

Им не понравился критический материал Василия Нацентова об основном детище «Роскультцентра» – Всероссийском молодёжном образовательном форуме «Таврида», а также об организованной на его базе премии «Русские рифмы. Русское слово». Статья с красноречивым названием «Блеск и нищета «Тавриды», опубликованная в 44-ом номере нашей газеты за 2018 год в рубрике «Не могу молчать», в общем-то, и не могла вызвать у них другой реакции – правда глаза колет.
Но мы к такому, впрочем, привыкли. Удивляет другое. Письмо, озаглавленное как «Просьба: снять/исправить статью на сайте», стилистически составлено, как требование и обвинение нашей редакции в непрофессионализме, а использованная аргументация в основе своей не выдерживает никакой критики. Спрашивается: на что эти «реставраторы» надеялись?

Первое, что вызвало наше недоумение, это заявление, что специалисты «Роскультцентра» «пообщались с автором статьи и выяснили, что он сам согласен с необъективностью текста, но просить вас её удалять, к сожалению, не хочет». Читай, автор раскаялся, но стесняется или боится обратиться в редакцию, а добрые люди действуют от его имени. Конечно же, мы сразу показали это письмо автору статьи и попросили объяснений, и он был удивлён не меньше нашего:

«Два дня назад мне написала Алёна Ракитина (как я понимаю, тот самый специалист «Роскультцентра») с просьбой поделиться своим мнением о том, что стоит исправить в организации и проведении премий «Русские рифмы» и «Русское слово». Я, признаюсь, даже обрадовался: наконец-то чиновники от литературы обратили внимание на мои скромные замечания – через четыре-то месяца! А теперь понимаю: начали готовиться к очередному Форуму – подчищать, подтирать, задвигать неудобные и ненужные отзывы в тёмный угол.

О моём материале в «ЛР» (кроме упоминания, что его, естественно, читали) разговора не было. О его объективности меня никто не спрашивал. Я сам (из вежливости) попросил прощения «за довольно резкую и, может быть, не очень объективную статью», имея в виду только то, что сфера искусства субъективна по определению.
Мне по-человечески обидно, когда действуют вот так исподтишка: с дружелюбным видом что-то вынюхивают, переворачивают всё с ног на голову, как в старые добрые времена, «стучат», врут о том, что я «единственный (1 из 200), который негативно высказался о мероприятии», когда это совершенно не соответствует действительности.

Моё мнение, высказанное в статье, спустя время не только не поменялось, но укоренилось во мне. Думаю, соответствующим органам стоит обратить внимание на такое, мягко говоря, странное использование бюджетных средств. А нам, молодым деятелям искусства, определиться: мы за бессмысленный и пошлый «хайп» (уж простите за это словечко: с волками жить – по-волчьи выть) или за серьёзные и принципиальные вещи, которые так необходимы сегодня».

Если Василию Нацентову «по-человечески обидно», то нам профессионально непонятно, зачем в письме, адресованном в уважающее себя издание, использовать такую сомнительную аргументацию:

«По окончанию события (финал Национальной премии «Русские рифмы. Русское слово». – «ЛР») мы получили волну положительных отзывов от наших гостей (это также можно проследить в вышедших публикациях на различных информационных ресурсах). Автор статьи – единственный участник (1 из 200), который негативно высказался о мероприятии. Мы не против конструктивной критики, но мы за объективность».

С каких пор «объективность» стала антиподом «конструктивной критики», чтобы можно было писать их через союз «но»? В любом случае, мы тоже за объективность, господа «реставраторы», какое бы извращённое представление о ней у вас ни было, поэтому давайте разберёмся. С «волной положительных отзывов», опубликованных в СМИ, всё ясно. Здесь не поспоришь – у такого государственного проекта с хорошей финансовой подпиткой из бюджета и не может не быть огромной информационной поддержки. Мы примерно представляем, как это работает, верно? Но зачем же огульно заявлять, что автор статьи – некая «паршивая овца», которую надо срочно изгнать из стада? Ведь в печати – даже и в нашей газете, чего далеко ходить, – нетрудно найти критические материалы о «Тавриде». Это статья Григория Шувалова «Вот новый поворот» (№34/2018), это отклик на этот материал Эвелины Суховой «Казённый патриотизм?» (№35/2018)… О, может быть, вы имели в виду негативные отзывы исключительно о финале премии? Но тогда это смешно – премия существует в тесной связке с форумом, да и статья Василия Нацентова более всего направлена на критику именно форума.

Чтобы быть максимально объективными, «ЛР» обратилась за дополнительными комментариями о «Тавриде» к участникам литературных смен форума разных лет. Публикуем два самых ярких, на наш взгляд, отзыва.

Александр Дашко, руководитель Совета молодых литераторов при Союзе писателей России Ульяновской области, участник смены «Экспериментальная сцена» 2018 года:

«Форум «Таврида», как и любое большое событие – явление многоплановое. Со своими плюсами и минусами. Мне очень повезло попасть в школу издательства «Вече». В течение недели в рамках школы была продуктивная и полезная работа – погружение в подробности издательского дела и книжного рынка, разбор и разработка издательских проектов, редактирование текстов, дискуссии и многое другое.

Если говорить о минусах, то, на мой взгляд, организаторы форума (которые, конечно, проделали большую работу), зря выбрали стратегию следования молодёжной культуре. Форум образовательный, а образование – именно направление человека в нужное русло. Именно этого направления на «Тавриде» не хватало. Также как лично мне были не близки темы некоторых тренд-сессий и лекций, в которых не хватало опоры на традицию.

Конечно, инициатива такого форума положительна. Собрать творческую молодёжь на побережье Крыма, который всегда был Меккой русского искусства и местом русской силы (так, кстати, называлась одна из тренд-сессий) – очень хорошо. С другой стороны, сама планка, духовная и содержательная, должна повышаться. Одной инициативы здесь мало. На мой взгляд, нужно постоянно работать над духовной и интеллектуальной составляющей форума».

Диапазон настолько большой, что между «объективностью» и «конструктивной критикой» помещается большое «НО». Фото из официального аккаунта «Тавриды» в Instagram.

Ксения Богатырёва, выпускница Литературного института, участница смены молодых писателей, поэтов и литературных критиков 2016 года:

«Что не так с «Тавридой»? Лично для меня здесь существует два главных фактора: идеологический (содержательный) и формальный (организационный).

По поводу идеологии. Как творческий человек, я с осторожностью и предубеждением отношусь к соединению государственной политики и искусства. Творческий человек – это умный и свободомыслящий человек. Он всегда, скажем так, видит несовершенства жизни и, естественно, страны и строя, при котором он живёт. Это его работа такая – обращать внимание на всё сложное и тяжёлое, а потом переводить на язык искусства. Писатель, который поёт осанны государству, скорее всего плохой писатель.

«Таврида» в этом плане – это такое почти религиозное действо в лучших традициях осовремененного социализма. Все пребывают в эйфории, всем всё нравится. Сомневаться и задавать неудобные вопросы на «Тавриде» не принято, а писатель – это прежде всего тот, кто подобные вопросы задаёт. «Что делать?», например. На «Тавриде» подобный вопрос прозвучать не может, тебя просто не поймут. Естественно, думающие и глубокие люди это замечают. Во время моей смены таких было немного, их сразу было заметно по кислым лицам и отсутствию энтузиазма. Эти ребята понимали весь абсурд происходящего. Но, в основном, все радовались. Почему? Во первых, подавляющее большинство ребят – «профессиональные» форумчане. Сами они из глубинки, денег и возможностей у них не много, поэтому многие просто всё лето путешествовали по форумам: «Таврида», «Территории смысла», Селигер, прочее. Мой знакомый так и сказал: «Я не писатель, подал наобум какие-то стихи, лишь бы только на море побывать». И таких большинство. Понятно, что эти люди были счастливы. Их бесплатно привезли, предоставили жильё, питание, занимают их лекциями (во время которых они играют в телефон), дают два часа в день поплавать в море, а вечером устраивают «активности». Круто же.

Образовательная программа слабая. Откровенно слабая. Я клевала носом на 85% занятий. Интерес вызвали отдельные факультативные мастер-классы о том, какие возможности есть у начинающих писателей в издательском мире и о том, как писать роман.
Это было хотя бы полезно и имело отношение к нашей профессиональной деятельности. В отличие от речей приглашённых спикеров. К нам приехал Киселёв. В нашей смене не было журналистов и телеведущих. Мы писатели, поэты и критики. Киселёв нам зачем? Что он полезного мог сказать? Он говорил о цензуре и о том, что важно следить за тем, что мы пишем и как. Имеющий известную репутацию Киселёв не должен указывать писателю, быть ему «осторожным» или нет.

Теперь о форме Тавриды. Общий настрой – долой интровертов, никакого уединения и личного пространства. Общий настрой – «думай, как все». При этом спали в маленькой комнате вчетвером. Метраж и минимальное количество пространства на человека соблюдён не был. Я спала на двухъярусной кровати с соседкой. А две другие девочки спали в двуспальной, вдвоём.

В 23.30 – финальное мероприятие за день, каждый день в это время мы собирались с нашей группкой-«пятнашкой» и вожатой, чтобы обсудить насущные дела и воспитать в себе чёрт знает что: то ли командный дух, то ли лидерство, я не знаю. В общем один раз она, эта вожатая, накануне лекции Киселёва о цензуре, во время этого полночного собрания спросила: «Вы за цензуру или против?» И вот мы разбились на две команды. Тех, кто «за» было меньше, тогда к ним насильно впихнули часть тех, кто был «против» – для ровного счёта…

«Зато впечатлений – море!» – восклицали мои приятели по смене. Я не готова платить такую цену за впечатления. Это был не отдых, а пытка, причём в буквальном смысле слова. Меня приглашали на второй год, но я отказалась. Не нужно мне это море на два часа в день, когда целую неделю нужно терпеть прессующий «ура-патриотизм» и какие-то ходульные и наивные манипуляции вожатых.

Вообще, «Таврида» – это такая попытка российской власти показать всему миру, что мы такие классные, что у нас современные культурно-образовательные форумы для молодёжи. Но в итоге, выглядит это всё, как проект «Телепузики»: «Ляля перепрыгнула через лужу – обнимемся!»

В этом году программа форума «Таврида», что называется, расширена и дополнена. Набирают участников, например, на «Рэп смену» и «Камеди смену». Уже одно это вполне можно подвергнуть «конструктивной критике». Или это будет «необъективно»?

 

11 комментариев на «“Попытка цензуры”»

  1. К%акая идеология? В идеологии, как и в государстве, бывает только два мнения: моё (в смысле, хозяина) и неправильное.

  2. Так Алену Ракитину можно понять: ей хочется регулярно зарплату в «Роскультцентре» получать. А тут всякие нацентовы пишут не пойми чё…
    Того и гляди, выгонят Алену после таких статей с работы.
    И как тогда прикажете Алене жить?
    Опять за старое приниматься?

  3. Спасибо за статью, особенно за подробный отзыв Ксении. Чего-то примерно такого я и ожидала, поэтому не стала подаваться на «Тавриду».
    Погоню организаторов за хайпом и стремление идти за массовой культурой, на мой взгляд, можно еще понять, но идеологизация и ура-патриотизм — вещи, которые деформируют суть любого творческого мероприятия.

  4. Не хочу здесь никого защищать или обвинять, но редакция и молодой человек напоминают обиженных детей. Одним не дают бюджета, другому — приз на каком-то мелком конкурсе. Господи, друзья,неужели творцу реально нужны какие-то символические награды? Если эта награда — не отклик в душе широких масс? А в статье столько гнева и желчи… И противоречий. То он признавал, что не объективен, то он это из вежливости сделал. А потом ещё мнения каких-то других недовольных людей. Нацентов говорит, что много хайпа и мало ценностей, а девушка потом пишет, что слишком много «патриотизма». Что там вообще происходит?) Они вообще об одном мероприятии говорят?

    И вообще, почему мы здесь обсасываем это будто в каком-то желтом журнале? Простите. Самому стыдно стало.

  5. Моя студентка литтворчества МГИК Яна Сафронова написала, а я предложил «Российскому писателю» острые заметки о «Тавриде» как бездумной тусовке. Их восприняла на «ура» писательская общественность.
    Сам я писал о том, как в 2016 году щедро раздавали гранты, в том числе и неграмотному графоману из вуза, где я преподаю. Полно критических материалов в СМИ – юные чинуши или лгут, или даже не читают всего, не прислушиваются! Самое страшное: по новому закону Росмолодёжи дали право следить за молодёжными сайтами, бороться с фейками и «оскорбительной критикой власти». Они – поборются!

  6. А нам, молодым деятелям искусства… — он уже деятель, с ума сойти. Владимир Ленин.
    Больше самопиара, чё там.
    На Киселева Дм. бюджет списали, вот и спали девочки вдвоём в одной кровати.
    Распил!..

  7. «Моя студентка…», «я предложил…», «я писал о том…», «их восприняла на «ура» писательская общественность»…
    Поскромнее бы как-то надоть, Саша.
    И про какую ты «писательскую общественность» тут пишешь? Про ту, которая тусуется на сайте «Российский писатель»?
    Так она, мил-друг, «не отражает».
    Мягко говоря.

  8. Для Дряхлова. Оказывается не только я одна отмечала про себя эту сторону бесхарактерности и «профессора», и «критика», и «филолога» и тд и тп, как некогда в других своих публикациях именует себя Александр Бобров. (Любимое слово этого автора — местоимение «я».) Вот и здесь, и в свежей публикации на «Росписатель», то же самое хвастовство. Владимир Соколов сказал как-то: «Все у меня о России,/ Даже когда о тебе…» Так вот, перефразируя эти строчки, об Александре Боброве можно сказать : «Все у него о себе, даже когда о России». И еще: «Колосится в поле рожь./ Нет на Солнце пятен./ До чего же я хорош,/ До чего приятен.

  9. 1. Молодые форумчане. Откуда они? Где их набирают? Как видно, кто-то из студентов гуманитарных институтов, или молодые выпускники этих же или аналогичных.
    2. У меня такой вопрос. Кто из них знает текущую социально-бытовую, или скажем производственную жизнь, проблемы создания и существования молодой семьи, как основы общества? Или всё влюбляемся да влюбляемся, да отчаиваемся — залетев по случаю.
    3. Проблемы похоже крутятся вокруг техники создания лит. романа, повести, пьесы или издания сборника стихов неизвестного художественного уровня.
    4. В обществе «царствует» гуманитарная сфера со всеми своими «прелестями» — стать любыми «успешными».
    5. А где техническая молодёжь, которая варится в материальной сфере России. Похоже туда и палкой не загонишь «гуманитариев» — «гениев» поэзии и прозы, оторванных от реалий.
    6. Гоголь не случайно сказал: «Сначала образуй себя, как человека, а затем пиши, уча других»

  10. Да, формализм и непрофессионализм — лицо нашего министерства культуры РФ, минкультов субъектов и их подразделений в муниципальных образованиях. Могу судить по Самарской области, в которой ни предыдущий министр культуры Рыбакова, ни нынешний ВРИО Филиппов не имели и не имеют отношение к сфере культуры ни по образованию, ни по предыдущей работе. Культурный процесс в области попросту развален, его нет. Торжествует нищета культработников и полная высоко оплачиваемая безделица чиновников, лишённых всякой инициативы, здравых оценок происходящего в сфере культуры. Временщики. Так и существуем. Тихо умирает институт культуры, культпросветучилище, потому что никому не нужны специалисты и затраты на ненужных специалистов. Бывших «сетей и типов учреждений» культуры больше нет, их уничтожили в начале 90-х. Теперь там буйствует торговля. А Мединский ещё предлагает торговать алкоголем в этих учреждениях! И это министр культуры?! Это авантюрист, случайный человек в этой сфере. Но Путин и Медведев этого не замечают. ИХ он, угодливый, лицемерный, вполне устраивает…

  11. 1. По поводу не столько цензуры, сколько «руления» «молодёжным» литературным процессом в коечно-приморских условиях.
    2.Тихо-мирно замолчали о такой форме литературного воспитания и образования, особенно для молодёжи, как Лито, литературные объединения.
    3. Такое впечатление, что некие структуры решили отсечь старшее и среднее по возрасту поколения от литературной деятельности, а по большому счёту от критики Первичного графоманства младописателей.
    4. Вот и в Союзе писателей России образовали молодёжную секцию, которая хочет рулит литературными направлениями . Основанными на чём? На темах молодёжных тусовок, на кафейно-клубных полукриминалах, на постельных сценах, на кастингах полураздеваемых топ-моделей? На молодёжных сленгах, англицизмах и ненормативной лексики, чтобы показаться этакими раскрепощёнными в отличии от старомодных?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *