Ржевская битва

Рубрика в газете: В поисках справедливости, № 2019 / 19, 24.05.2019, автор: Николай ЧИСТЯКОВ (с. ПЫШЛИЦЫ,Шатурский район,Московская обл.)

В газете «ЛР» № 16 от 26 апреля 2019 г. была помещена публикация В.Сбитнева «Кто спасёт Машеньку?» В ней автор касается нескольких тем, мы рассмотрим только его видение Ржевской битвы (цитирую): «…растянувшееся почти на полтора года наступление на маленький Ржев, под которым погибло и умерло от ран порядка двух миллионов человек. В начале 1943 года немцы сами оставили позиции под Ржевом в связи с событиями под Сталинградом и взятии нашими находившейся у них в тылу Луги».
Странное впечатление производит это заявление. Выходит, по Сбитневу, постояли немцы 13 месяцев подо Ржевом, а потом – нет! не отступили, а сами отошли к Курску, затем (если следовать этой логике) сами отошли к Днепру, ну, а далее так и отходили сами до Берлина. При такой логике получается, что Красная Армия тут совершенно ни при чём. Что же на самом деле происходило под Ржевом?


В результате зимнего наступления под Москвой наши войска вышли на рубеж Ржев – Гжатск – Вязьма. Из перечисленных здесь городов наиболее известен Ржев. Причём известен в основном по стихотворению А.Твардовского «Я убит подо Ржевом». Но историю войны изучают не по стихотворениям. А историю Ржевской битвы, по количеству участвовавших в ней войск сопоставимую лишь с Московской и Сталинградской битвами, у нас вообще не изучают. Нет её ни в школьных учебниках, ни в фундаментальных научных исследованиях. Это при том, что в отдельные моменты этой битвы мы держали под Ржевом миллионную армию! Мало этого: без Ржевской битвы не было бы блестящей победы на Волге. А «стесняются» изучать её, вероятно, потому, что в отличие от Московской и Сталинградской, она затянулась даже не на 13, а, если быть точными, на 14 месяцев. Что же произошло подо Ржевом? Почему именно этот участок фронта стал камнем преткновения для наших войск?


Для объяснения этой ситуации есть несколько объективных причин. Главная из них: перевес (по всем показателям) оставался на стороне врага. Вторая: перед нами был очень профессиональный» враг. «Мы воевали против сильнейшей армии. Таких солдат и офицеров не было. И они ведь до последнего воевали», – это слова маршала Г.К. Жукова. Третья причина звучит очень необычно. Когда немцы отступают от Москвы, Гитлер, чтобы пресечь это почти паническое бегство, 3 января 1942 года приказывает: «Цепляться за каждый населённый пункт, не отступать ни на шаг, обороняться до последнего солдата, до последней гранаты…». Он провозглашает девиз: «Ржев – ворота Берлина». Может, фюрер вспомнил нашего канцлера Горчакова, когда-то объяснившего Бисмарку: «Запомните: от Берлина до Петербурга – ой как далеко, а от Петербурга до Берлина – рукой подать». Отдашь Ржев – а там и до Берлина «рукой подать». Немецким командирам ясно: отступишь от Ржева – откроешь ворота на Берлин. За такое нарушение приказа самого фюрера будешь отвечать по всей строгости законов военного времени. Не только командиры… «В немецких частях здесь каждый солдат лично подписывает клятву фюреру, что не сойдёт со своего места у Ржева. Ржев отдать – это открыть дорогу на Берлин, так всё время повторяет их радио». Это из воспоминаний военной переводчицы Е.Ржевской, находившейся на этом участке фронта с февраля 1942 до марта 1943-го. (Псевдоним «Ржевская» она и взяла как память об этих событиях). Вот этими основными причинами и объясняется ожесточённое сопротивление немецких войск на Ржевском направлении. Из уже упоминаемого А.Твардовского:

Фронт горел, не стихая,
Как на теле рубец.
Я убит и не знаю,
Наш ли Ржев наконец?..

«Фронт горел, не стихая…» с обеих сторон, а то ведь, читая Сбитнева, создаётся впечатление, что горел он только с нашей стороны («…трупы лежали в три слоя…»). Чтобы докопаться до истины, полезно послушать голоса «с той стороны». Очередное наступление наших войск на Ржев развёртывалось с 30 июля по 23 августа 1942 года. Немецкий генерал Курт Типпельскирх так писал позднее об этом наступлении: «Прорыв удалось предотвратить только тем, что три танковые и несколько пехотных дивизий, которые уже готовились к переброске на южный фронт, были задержаны…». Танковые дивизии врага потеряли в этих боях 80% машин и просто не годились для переброски на юг. Другими словами, эти дивизии не влились в состав войск, ведущих наступление на Сталинград! Ещё подробнее и откровеннее оценивает обстановку под Ржевом другой участник этого сражения командир 6-ой пехотной дивизии Хорст Гроссман. Он пишет, что очередное наступление наших войск во второй половине 1942 года под Ржевом «… должно было помочь Южному фронту (нашему, естественно. – Н.Ч) остановить наступление немцев на Сталинград – Кавказ, во всяком случае, уничтожить немецкие воинские части, которые могли быть переброшены на юг». В ходе нашего наступления для немцев сложилась настолько опасная ситуация, что под Ржев были срочно переброшены 3 танковые и 9 пехотных дивизий, предназначенных к переброске на юг! Как видим, немецкий генерал прекрасно понимает, какую помощь Сталинграду оказывали действия наших войск подо Ржевом; жаль, что наши журналисты этого не понимают.

Ещё несколько красноречивых цитат из книги Х.Гроссмана: «31 октября 1942 года 9-ая армия образовала из дивизии «Великая Германия» боевую группу Казница». На один из батальонов этой группы «обрушился чудовищный непрерывный огонь такой силы, что через 20 минут всё было кончено». «До второй половины дня бой бушевал так, что от роты остались только 22 человека». «Вследствие сильных потерь батальон состоял только из 5 офицеров, 15 унтер-офицеров и 67 солдат». «В другом батальоне остались только 1 офицер и 22 солдата». Ещё один батальон «был почти стёрт с лица земли… из него вернулись в свой полк 1 офицер и 12 солдат» и т. д. О том, какое значение придавало немецкое командование Ржеву, свидетельствуют такие цифры. Под Ржевом находилась шестая часть всех дивизий Восточного фронта: 42 две дивизии – 31 пехотная и 11 танковых. Отступили они 2 марта 1943 года из-под Ржева отнюдь не добровольно. 2 февраля в Сталинграде окончательно была разгромлена немецкая группировка Паулюса, сам он попал в плен. Гитлер приказывает срочно выводить войска из-под Ржева и перебрасывать их под Курск, где он надеется устроить нам «летний Сталинград»: русские-де, мол, умеют побеждать только зимой. Чем закончилась эта битва, вы хорошо знаете.
В заключение мы обязаны привести точные данные наших потерь под Ржевом. В 1993 году было издано статистическое исследование «Гриф секретности снят». В нём ясно сказано, что безвозвратные потери (убитые и пленные) наших войск под Ржевом составили 362 664 человека, а не два миллиона, как пишет Сбитнев. (Специально оговоримся: какая-то часть пленных вернётся после войны домой). Статистика не скрывает и число раненых и обмороженных – 746 485 человек. (Думаю, каждому понятно, что и немцев мороз стороной не обходил). Она же утверждает: 92% раненых выздоравливали, а 80% из них возвращались в Действующую армию. За это низкий поклон нашим военврачам и медсёстрам: большинство из них – женщины.

Победа досталась нам очень дорогой ценой. И завышать ради эффекта, ради красного словца наши потери – это кощунствовать над памятью наших отцов и дедов: и тех, кто отдали жизни за свободу Отечества, и тех, кто в победном 45-ом возвратились к родным очагам.

 

 

Один комментарий на «“Ржевская битва”»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *