С любовью к молчанию

Рубрика в газете: Нерушимое целое, № 2019 / 23, 21.06.2019, автор: Ольга ИЖЕНЯКОВА

Новая книга архимандрита Иова (Гумерова) показывает нам именитого богослова с ранее неизвестной стороны. Я до этого много раз видела записи его бесед, цитаты в интернете. Особенно часты в соцсетях высказывания о женщинах, семье, детях, все они проникнуты неподдельной любовью к ближнему. Кажется, в них почивает сам дух мира. Такие книги принято дарить людям с добрыми пожеланиями. Кроме того, подкупает абсолютно восточный взгляд на привычные вещи. Читаешь – и не веришь, что автор наш современник.
Многократно бывая в монастырях, я, как, наверное, многие, то и дело задавала себе вопрос: а каковы семьи монахов? Мир, где родились и выросли, а впоследствии ушли из него служители Господни? Самое сильное впечатление на меня произвёл рассказ Таисии (Солоповой) «Записки игумении», её монастырь в советское время оказался затопленным вместе с печальной Мологой. Редкие катера теперь проплывают над тем местом, где раньше процветала знаменитая на всю Россию Леушинская обитель, там ещё любил бывать Иоанн Кронштадтский… Мать игумении, к примеру, узнав, что любимая дочка собирается уйти из мира, чуть с ума не сошла от горя. А лишения, пройденные на иноческом пути, наводят на мысль, что это слишком тяжёлое бремя для человеческих сил, тем более, женских. Беднягу, к примеру, поселили во влажную келью, и она до конца жизни болела, и послушаний давали сверх меры: и хозяйство вести, и детям преподавать. Плюс постоянные разъезды, прохудившаяся одежда. В общем, не зря плакала мама, чуяло сердце, на что обрекает себя дочка.
Не без внутреннего напряжения приготовилась я к подобному чтению, ведь уход из мира всегда непрост. Он как бы даже неестественен. Но, читая и перечитывая архимандрита, видишь, как у него всё ладно и гармонично выходит. Каждая строчка так и дышит благодарностью Богу и понимаешь, что в его жизни по-другому быть не могло. Наиболее запомнилось детское:
Неподалёку располагался трест, войти на территорию которого можно было через огромные металлические ворота, которые почему-то были сняты с петель и прислонены к столбам. Перед входом сияла огромная лужа. Я был в летней обуви и не мог пройти, не замочив ноги. Тогда я решил воспользоваться одной из створок ворот. Я просовывал ножки между вертикальными прутьями и ставил их, как на ступени, на поперечный брус, которым они были скреплены. Переставляя ноги, я двигался от одного края створки к другой. Поскольку я висел на ней, то под тяжестью моего тела ворота стали падать. Я упал спиной в глубокую лужу. На меня повалились тяжёлые ворота. Они бы прибили меня, если бы не принявшие на себя удар «берега» лужи и толстый слой жижи, в который я погрузился. А не захлебнулся я потому, что моё лицо оказалось между металлическими прутьями. Приподнять ворота и вылезти я не мог. Тогда, держась за прутья, я пополз на спине к верхнему краю ворот. Мне это удавалось до тех пор, пока голова не упёрлась в верхнюю поперечную перекладину, которая связывала, как и нижняя, металлические прутья. Почему-то в это время никто там не проходил, чтобы помочь мне. Тогда произошло, как я думаю, чудо. Я своими маленькими ручками смог приподнять тяжеленную створку ворот и освободиться. Вся моя одежда до последней нитки была пропитана грязью. Мама не ругала. Но удивлялась: «Где так можно испачкаться?». Чтобы её не пугать, я не стал ей рассказывать эту историю».
Далее, архимандрит перечисляет ещё несколько случаев, когда по всем законам физики он должен был раньше времени уйти в мир иной, и мы отчётливо видим, что десница Господня надёжно охраняла его. Именно поэтому принятие христианства, а затем и монашества выглядит закономерно, ожидаемо и даже желанно.
«Брак, – пишет архимандрит, – от глагола «брать». Он точно выражает важнейшую истину, что именно Бог даёт жену, а жених берёт её. Конечно, имеется в виду брак по любви. Супружество и малосильного делает вдвое сильным, доставляет великую радость благожелателям и печаль недоброжелателям». А дальше восхитительное вспоминание, как познакомился со своей будущей женой Нелей, которая работала лаборанткой у профессора С.Н. Фёдорова.
Ну а самый дорогой свадебный подарок – Новый Завет, изданный в начале прошлого века.
Автор подробно повествует, как, воцерковившись он находился в противостоянии с родственниками. Особенно сложными стали отношения с родителями, «всякий раз во мне проявлялся «ветхий человек, – резюмирует архимандрит – «ты плохо держишь свою религию», говорила мне мама». Однако, через двенадцать лет она тоже приняла Крещение, впрочем, как и остальные родственники.
Исследуя хронологию повествования, нельзя не заметить, как всё больше места занимают рассуждения о Боге, канонизации святых, воспитании детей в духе в православной веры. О преподавании в духовной академии, рукоположении. И, наконец, о принятии монашеского сана. И, напоследок автор замечает: всегдашняя доброжелательность и открытость людям является точным признаком духовного здоровья и преуспеяния.

 

8 комментариев на «“С любовью к молчанию”»

  1. Новая книга архимандрита Иова (Гумерова) показывает нам именитого богослова с ранее неизвестной стороны.
    Дальше я читать испугался. Мало ли что там с этой другой стороны.

  2. А я последние два слова в этом предложении даже и читать не стал.
    Прочитал: «…показывает нам именитого богослова с ранее…» — и остановился в ужасе.

  3. Да уж, у Е. Шварца такой глухоты к слову и напыщенной глупости не встретишь.
    Остается пожелать О. Иженяковой, напротив, поменьше читать «черную камилавочку». И писать, писать — как можно меньше! Читатели и так знают ее и с ранее, с позднее всяких сторон.

  4. У сладкой парочки — Кугель Борисович и Рецептур Михайлович — какая-то необъяснимая приязнь к фекальной теме.
    Обыграли на все сто.

  5. Вот как ни ухищряйтесь вы, Борухович и Мойшевич, а какой-нибудь санитар все равно догадается, что тема — дерьмовая…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *