Всё не так и всё не то

Рубрика в газете: Иди и смотри, № 2020 / 43, 19.11.2020, автор: Денис БАЛИН (г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ)

На экраны страны вышел фильм Алексея Учителя «Цой», вызвавший много споров из разряда «не смотрел, но осуждаю» и противостояние с родственниками музыканта. После шумихи вокруг «Матильды» режиссёра продолжают преследовать скандалы, что в конечном счёте должно не плохо влиять на кассу. Скандал – отличный маркетинговый ход и двигатель торговли. Наверное, поэтому премьера состоялась в конце осени, пока свежи голоса недовольных, а не была перенесена на март или май следующего года из-за сложной коронавирусной обстановки (тут я утрирую, всё-таки создатели фильма хотели его выпустить в год тридцатилетия со дня смерти артиста). Кстати, я смотрел его на утреннем сеансе в выходной и было всего четыре человека, но это, может, и не показатель.


Фильм планировали изначально выпустить в августе 2020 года, но сын Виктора Цоя выступил с резкой критикой. По его словам, режиссёр исказил факты, очернил прототипов и вообще не имеет права использовать музыку группы «Кино». Даже президенту России было написано письмо с просьбой запретить картину. Между тем, Министерство Культуры выдало прокатное удостоверение, не обнаружив никаких нарушений.
Спустя десятилетия смерти память о последнем герое СССР и постсоветского пространства продолжают делить. С другой стороны, родственники имеют полное право выражать своё мнение, а художник предоставлять публике своё виденье чего-либо. Ну, а мы имеем полное право обсуждать художественный продукт сколько бы Учитель ни отмахивался – я художник, я так вижу.
История начинается с аварии, в которой погибает лидер группы «Кино». Во время управления автомобилем он пытается вставить кассету в автомагнитолу и отвлекается от дороги, в следствии чего не справляется с управлением и вылетает на полосу встречного движения, где сталкивается с рейсовым автобусом. Почему в сюжете использована версия с кассетой – не понятно, её предложили через много лет после трагедии. По официальному заключению Цой уснул за рулём. Наверное, так режиссёр хотел подчеркнуть вымышленность сюжета, поскольку практически все дальнейшие действия полностью придуманы авторами.

Все имена изменены, но прототипы легко угадываются. Водитель «Икаруса» Павел Шелест в исполнении Евгения Цыганова не пострадал, ему и предстоит доставить в стареньком автобусе гроб с телом из Риги в Ленинград. Вместе с ним отправятся несколько пассажиров: бывшая жена Цоя с сыном и его нынешняя, новый мужчина бывшей жены, девушка-фотограф группы, явно влюблённая в её лидера. Отдельно на «Мерседесе» их сопровождает продюсер, одержимый заполучить последние записи песен артиста. Весть о смерти главной рок-звезды позднего СССР ещё не разлетелась по стране. Пока персонажи едут – Цой только их. У каждого он свой. Они ругаются и спорят, выясняют отношения, пьют алкоголь и пытаются по-своему осознать произошедшую трагедию. Персонажи заняты полностью собой и своими проблемами. Единственный кто сохраняет позитивное настроение – сын Женя. Он слишком маленький и не понимает произошедшего.
Параллельно развивается линия расследования причин гибели и поиска кассеты с последними записями песен Виктора Цоя. Следствием занимается девушка Павла Шелеста Илзе и делает всё, чтобы «отмазать» своего возлюбленного. Хотя нам показывается произошедшее целиком, и мы видим, что эта была случайность, трагическое стечение обстоятельств. Но виновных надо найти, и к расследованию даже подключаются работники КГБ. Аудиозапись прежде всего интересует продюсера артиста Райзена, который нанимает себе в помощь двух качков. Они перерывают квартиру Шелеста, а потом избивают его самого и обыскивают, но поиски оказываются безуспешными. Сама же кассета действительно находится у водителя «Икаруса», он её спрятал. Илзе рекомендует отдать запись родственникам, когда они узнают, что он был участником аварии, в которой погиб Цой, чтобы защититься от их агрессии в случае чего. В последствии, они действительно это узнают и даже выходят из автобуса, не желая вместе с ним ехать. Но, потом как-то смиряются с этим и продолжают путь. Шелест же не особо понимает кого он сбил и не чувствует свою вину (что по факту так и есть).
Реалистичная основа у фильма Алексея Учителя всё-таки существует: в 1990 году тело артиста действительно везли в автобусе в Ленинград, чтобы похоронить. В Латвии он отдыхал вместе с гражданской женой и своим сыном, а на опознание тела прилетала его официальная жена. Дорогу автобусу фанаты пытались перекрывать, да и саму квартиру выжившего участника ДТП тоже громили. Ещё в конце показаны похороны и толпа фанатов, несущих портрет кумира. Остальное практически полностью было придумано создателями. Может какие-то отдельные моменты и существовали, но в целом, всё выдумано. Поэтому, не стоит воспринимать фильм «Цой» как биографический. Это скорее размышление, такой своеобразный взгляд и попытка осознания дальнейшего мифа автора гимна новейшей России и многих постсоветских республик «Перемен».
В фильме нет Виктора Цоя, кроме нескольких документальных съёмок, вмонтированных в сюжет и самого момента аварии. Он присутствует незримо, как стержень всего происходящего. Вообще сложно сегодня снимать кино о Цое, он стал мифом и любое вмешательство в его историю вызывает негативную реакцию. Думаю, что не только родственники остались недовольны сюжетом, но и многие фанаты к ним присоединятся после просмотра.
Изначально создатели хотели назвать картину «47», так же было написано на демокассете с последним альбомом звезды, которую искал Райзен, показанный алчным и злым. Пожалуй, это название больше бы подошло замыслу и тому, что получилось в итоге. Понятно, что название «Цой» привлечёт больше интереса.
Ещё один спорный момент: сам водитель и участник аварии. Шелест вызывает положительные эмоции и даже становится другом сына Цоя. Только у него есть дело до мальчика из всех пассажиров автобуса, которые заняты прежде всего собой. Нет, Шелест не виноват в трагедии и проблема не в том, что его показывают, как положительного персонажа, но сам факт, что именно он везёт гроб с телом в Ленинград – отдаёт чем-то сюрреалистическим. По ходу движения автобуса он завоёвывает симпатию практически всех и даже в него влюбится личный фотограф Виктора Цоя, ранее его ненавидевшая. Без него вообще бы кино не получилось, весь замысел бы рухнул. Режиссёр противопоставляет героя миллионов и простого водителя, невольного виновника трагедии. И в данном случае, водитель смотрится более выигрышно, а трагически погибшего певца мало кто любит, кроме толпы фанатов, чьи предпочтения достаточно переменчивы.
У фильма «Цой» много интерпретаций, его можно рассматривать под разными ракурсами и спорить. Самого Виктора Цоя режиссёр практически не трогает, относясь к нему с особой деликатностью. Он размышляет о том, что было «после». Алексей Учитель называет фильм притчей. В финале есть важный момент, гражданская жена Полина говорит официальной жене Марине, что после возвращения в Ленинград, Цоя «сведут к общему знаменателю», у него сразу появится много «друзей», которые будут рассказывать о дружбе с Виктором, обманывать и приукрашивать. Только они – самые близкие люди знают каким он был в реальности, и они должны об этом сохранить память.
Одним фильм не понравится за отсутствие музыки группы «Кино» и реалистических фактов, другие будут оскорблены таким радикальным подходом к исторической личности. Алексею Учителю не привыкать быть в центре скандала. Его попытка осмыслить роль Виктора Цоя в сознании людей спорна, но, как и любое художественное произведение, имеет место быть.
Движение автобуса идёт на фоне трагедии, происходящей в стране. Так, есть одна показательная сцена, происходящая на границе между Латвией и Россией, где возводится пропускной пункт, а люди в защитных костюмах выжигают огнемётами борщевик, расчищая пространство для строительства границы. Вместе со смертью последнего героя СССР уходит эпоха. Автобус везёт гроб с запада на восток, унося Виктора Цоя в миф и делая из него культовую фигуру.

 

 

5 комментариев на «“Всё не так и всё не то”»

  1. «Спустя десятилетия смерти память о последнем герое СССР и постсоветского пространства продолжают делить».
    Странное измышление о «последнем герое СССР»! Ребята, что-то с памятью вашей стало. Какой Цой герой? Чей герой? У нас до тошноты мифологизировали Высоцкого, теперь воьные либеральные художники взялись за Витюшку Цоя, представителя советской мультикультуры подворотни, ПТУ, фураг, фарцовщиков, проституирующей интеллигенции, которым нравилось в безликой толпе, на кухне под водочку орать:»Перемен! Перемен!..» А что вы с Цоем делали для перемен, кроме блеяния?
    Не вы герои, не Высоцкий и не Цой — кумиры пьяной толпы, а те, кто ценой собственной жизни спас Отечество от полного уничтожения. Их имена, как обычно, неизвестны. Но придёт время…

  2. На свете есть немало типов,
    Что очерняют прототипов.
    Им счастья — полные штаны,
    А прототипам хоть бы хны.

  3. ПРодорлжаются «красивости»: «В Латвии он отдыхал вместе с гражданской женой и своим сыном, а на опознание тела прилетала его официальная жена.». Какая гражданская, как официальная! Когда же прекратится это стыдливое словоблудие, и наши стаснительные писаки наберутся, науконец, смелости и начнут, наконец, понимать, что не бывает жён ни гражданских, ни военных. ни официальных, ни полузарегистрированных. Что бывают только ЖЁ!НЫ и только ЛЮБОВНИЦЫ (как вариант любовниц- СОЖИТЕЛЬНИЦЫ). И ВСЁ! Все осталные опреджеления- голимое словоблудие! Словесный понос!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *