Занавес опущен

Рубрика в газете: Соскучились по театру: Ждём нового сезона, № 2020 / 24, 25.06.2020, автор: Татьяна ЛЕСТЕВА (г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ)

Да, такого было не предположить даже в самом кошмарном сне – закрыты все театры, кинотеатры, музеи, рестораны, кафе, книжные магазины… Закрыты библиотеки! Даже в блокаду в Ленинграде работал Театр Музыкальной Комедии и многочисленные актёрские бригады для фронта. Теперь фронт везде. Коронавирус – Covid19 – в считанные месяцы охватил весь мир. Смертельная опасность, неизвестность, единственный выход – самоизоляция. Самоизоляция, так самоизоляция! Мне не привыкать работать дома, тем паче, что дел… выше головы. Пришло время «подчищать хвосты» – вспоминаю впечатления о трёх премьерных спектаклях, на которых удалось побывать в мирное – предкоронавирусное время…


Декабрь 2019 года. Весь город усыпан рекламой спектакля «Мюзик-холла» «Шёлк». В этом театре последний раз была в 2002 году – тогда захотелось посмотреть и послушать, кем стал некогда покоривший весь мир своим звонким голосом и «Ямайкой» Робертино Лоретти. Впечатления не произвело – заурядный драматический тенор обычного эстрадного певца. А «Ямайку», на мой взгляд, он вообще лучше бы не пел в свои пятьдесят с лишним лет.
Формат мюзик-холла обычно предполагает концерт с номерами разнообразных жанров. Реклама же «Шёлка» завлекала не только обещанием таинственной и далёкой Японии вкупе с блистательной Францией XIX века, любовного треугольника, но не в смысле традиционного ménage à trios, а некоей мистической любовью с женщиной-призраком. А если к этому добавить, что основой спектакля послужил роман некоего Алессандро Баррико, якобы одного из самых известных европейских современных романистов (?), решение было однозначным: электронные билеты легли в театральную сумочку.
Из театральной программки узнаю, что режиссёр спектакля Лев Рахлин, он же и автор либретто в соавторстве с Евгением Кубыниным, он же и один из продюсеров, Вячеслав Окунев – народный художник России выступил в роли художника-постановщика, причём сразу отмечу – великолепное, блистательное оформление спектакля. Итак, провинциальный городок во Франции ХIХ века весьма благополучно живёт тем, что разводит шелкопряда. На сцене мужская часть балетной труппы – полуобнажённые танцовщики бесподобно – воздадим должное Льву Рахлину и балетмейстерам Ирине Голубевой и Екатерине Михайловой – изображают червей-шелкопрядов, прядущих тончайшие шёлковые нити.

Кадр из спектакля «Лолита», режиссёр Слава Даубнерова

А по наклонной плоскости в глубине сцены в неимоверных сальто скатывается группа акробатов и проносится вихрем по сцене как символ наступающей трагедии этого городка. А пока его жители беззаботно проводят время в кабачке. Но разражается кризис: выясняется, что яйца шелкопряда, кажется, Египет отказался поставлять, и городку грозит безработица и вымирание. Теперь их можно привезти только из Японии, для чего нужно пересечь всю Европу, Россию – перечисляются города, через которые Эрве Жонкур (артист Андрей Карх) должен проехать, в частности, через Киев, затем Сибирь, пересечь море. А здесь и шторм, и буря, и пираты, и война… Видеоконтент Виктории Злотниковой, несомненно, превосходен.
И вот, наконец, таинственная экзотика Японии. Переговоры о продаже яиц шелкопряда с Хара Кеем (Дмитрий Быстревский). В числе гейш японца белая женщина (Танзиля Гафарова), владеющая французским языком, почти девочка, которая сидит у его ног, положив голову на живот хозяина. Во время чайной церемонии она наливает ему чай, вторую чашку для Эрве Жонкура она подносит к лицу, губами проводит по ободку чашки, затем из-под балдахина, где она сидит у ног своего хозяина, высовывает руку и передаёт чашку французу. Это, надо полагать, завязка интриги и начало непреодолимой любовной тяги героя мюзикла к женщине-призраку, стремление узнать её тайну. А во Франции его ждёт жена Элен (Олеся Матакова). Он возвращается, привозит яйца шелкопряда, жизнь в городке возрождается, но его, по-прежнему, неудержимо тянет назад. Преодолевая все препятствия, он снова едет в Японию, где начинается война, находит лагерь Хары Кея, но увидеть женщину-призрака ему не удаётся, так как Хара Кей со слугами скрылся в неизвестном направлении.
В соответствии с законами мюзикла эта сюжетная линия периодически прерывается сценами во французском кабачке, страданиями верной жены Эрве, его страданиями и поисками… Длинно и скучно. Хороши только балетные сцены и выступления акробатов. Музыка петербургского композитора Ивана Кушнира не оставляет никакого впечатления, разгульные сцены у кабатчика Вердена (Марат Рамов) с эпизодически повторяющимися «наливай и выпивай», на мой взгляд, не соответствуют Франции, какой мы представляем её из французской классики XIX века. Есть во Франции и публичный дом мадам Бланш (Дарья Кожина), которая оказывается японкой. Вот оно – переплетение европейской и восточной культур: от гарема в Японии до борделя во Франции. Сцена у мадам Бланш в конце спектакля является ключом к разгадке тайны. Эрве приходит к ней много лет спустя, за три года до смерти его жены, поскольку получил письмо на японском языке, которое только мадам Бланш сможет перевести. В нём вся разгадка. Она переводит с условием, что он никогда больше её не посетит.

Кстати, проследить за развитием сюжетной линии в этом мюзикле, не зная содержания романа Алессандро Баррико, весьма проблематично. Я бы посоветовала администрации давать в программке описание того действа, которое происходит на сцене, как это принято делать в оперных спектаклях. Но это к слову.
Мариинский театр. В ознаменование 175-летия со дня рождения Николая Римского-Корсакова в рамках программы «Мариинский детям» в Концертном зале Мариинского театра состоялась театрализованная постановка «Восточные сказки: Шехерезада» – концерт, где 28.12. 2019 г. была исполнена его Симфоническая сюита «Шехерезада», соч. 35 (1888 г.). В предновогоднее время к Концертному залу Мариинского театра стекались петербургские дети от трёх лет и старше в сопровождении бабушек, дедушек, мам – рядом со мной сидела мама с тремя дочерьми и сыном, младшей из которых едва исполнился год, а старшей было лет семь. В то мирное время ещё никто не знал страшных слов коронавирус, самоизоляция, карантин, а петербуржцы наслаждались жизнью, ожидая прихода Деда Мороза.
Итак, театрализованное действо началось: на открытую сцену концертного зала слуги выносят паланкин с Шехерезадой (Евгения Свиридова – артистка театра «Русская антреприза» им. Андрея Миронова), опускают его перед оркестром, и сказочница слушает музыкальное вступление, возлежа на шёлковых подушках. Когда музыка стихает, она рассказывает юным зрителям, какие сказки из «Тысячи и одной ночи» Н.Римский-Корсаков переложил на музыку. В то время, когда звучала музыка, например в первой части сюиты «Море и Синдбадов корабль», четверо слуг Шахерезады появлялись в разных частях сцены с высокими шестами в руках, в верхней части которых были прикреплены вырезанные из картона или пластика морские волны, корабль Синдбада и т.п. Они вторили изменяющимся картинам на экране. Особенно красивым был показ Багдадского праздника. Перед этой частью сюиты слуги Шахерезады выкатили на сцену бочку, из которой появилась юная акробатка Дарья Гусева в блестящем переливающемся трико, великолепно исполнившая танец змеи. Трогательным было и появление на сцене павлинов, двух совсем маленьких девчушек – Юлии Барановой и Ульяны Кузьминой – с разноцветными хвостиками, которые подрагивали при каждом их движении.

Этот яркий театрализованный концерт для детей проходил по программе «Мариинский детям»; думаю, что он надолго останется в памяти присутствующих.
И, наконец, к юбилею В.В. Набокова – постановка его знаменитой «Лолиты», эпатировавшей в своё время буржуазную Америку. Это опера, либретто и музыку к которой написал Родион Щедрин. Итак, я была на четвёртом спектакле в превосходном новом зале Мариинского театра, построенном на месте клуба Первой пятилетки. Сколько было протестов против сноса этого серого здания! Сколько было возмущений этим новоделом! И какое великое дело совершила администрация Мариинского театра во главе с Валерием Гергиевым, осчастливив петербуржцев этим дворцом оперы и балета.
Произведения Родиона Щедрина – неизменная составляющая в репертуаре Мариинского театра вот уже много лет. Они всегда интересны, надолго остаются в памяти; мне сразу вспоминается «Левша» по Лескову, а в преддверии юбилея В.В. Набокова Мариинский театр обращается к его «Лолите», предусмотрительно поставив на афише и билетах грозное предупреждение: 18+. Полагаю, что пересказывать содержание этого романа не нужно, его сюжет, думаю, известен всем: и тем, кто читал роман, и тем, кто только слышал кое-что о юной нимфетке Лолите (Пелагея Куренная), тридцатисемилетнем обожателе малолеток Гумберте (Пётр Соколов) и писателе – растлителе детей – Клэре Куильти (Александр Михайлов).
Музыка Родиона Щедрина соответствует, на мой взгляд, стилю Набокова в этой исповеди Гумберта Гумберта: она драматична, арии я бы скорее назвала речитативами, впрочем, как и в «Левше». Танцевальные сцены, да конечно, есть, – это занятия аэробикой в летнем лагере, куда была отправлена Ло, – марш в стиле мюзик-холловского кордебалета, есть и хоры американских обывателей, осуждающих Г.Гумберта. Музыка порой смолкает, и оперным артистам приходится зачитывать фрагменты из набоковского романа. Композитор и либреттист в одном лице мог себе это позволить, по-видимому, для усиления драматизма отдельных сцен.
Следует отметить интересные решения режиссёра-постановщика Славы Даубнеровой. Она родом из Словакии, выпускница Университета им. Коменского в Братиславе, защитившая диссертацию по теме перформанса в театральном искусстве, первоначально поставила эту оперу в Пражском национальном театре, а в 2020 году перенесла её на сцену Мариинского театра. И если в первом акте она воссоздаёт мещанский быт маленького американского городка в доме Шарлотты Гейз (Дарья Росицкая) с цветочками, садиком, гостиной, умывальником, то вращающаяся сцена во втором акте, блестяще передаёт непрерывное бегство Гумберта с Лолитой в автомобиле по бесконечным американским автострадам с краткими остановками на бензозаправках и ночёвкой в мотеле. Не знаю, следуя ли либретто Родиона Щедрина или инициативно следуя тексту В.Набокова (18+ всё-таки!), но весьма натуралистичная сцена Гумберта с носочком Лолиты в первом акте не прошла мимо внимания режиссёра. Намёк на будущую сцену совращения Лолитой невинного Гумберта? И последующий протест – обвинение Лолитой Гумберта в изнасиловании… Набоковский натурализм явился на сцене Мариинского театра. На мой взгляд, неудачно решена сцена встречи уже замужней Долорес с Гумбертом. Художнику по костюмам Наталии Китамикадо, по-видимому, изменил вкус: беременная на последних месяцах Долорес принимает неожиданно появившегося Гумберта в разваливающемся домишке, сидя на диване в белом подвенечном платье!
Трёхчасовая опера подошла к концу, опустился занавес. А вместе с ним – я была на спектакле 14 марта – вскоре опустились виртуальные занавесы и во всех петербургских театрах. Как оказалось, на долгие месяцы коронавирусных весны и лета 2020 года.
С нетерпением ждём осени, когда 1 сентября… Впрочем, не будем загадывать.

 

Один комментарий на «“Занавес опущен”»

  1. В 1961 году в Кировском театре города Ленинграда я, мальчиком, смотрел спектакль «Оптимистическая трагедия». Впечатления остались на всю жизнь. После него смотрел много спектаклей, но кроме «Тринадцатого председателя» ничего не запомнил. Не знаю, что повлияло на меня: первое посещение театра, город Ленинград, игра актеров или возраст, позволяющий воспринимать многое.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *