Филип ДЖЕНКИНС. ВСПОМИНАЯ ЦАРСКУЮ РОССИЮ

№ 2017 / 30, 08.09.2017

Уважаемая редакция! Посылаю вам статью профессора Филипа Дженкинса (Philip Jenkins) в моём переводе. Главный её тезис, что лево-либеральный русофобский Запад недооценивает вклад России в развитие модернизма на Западе именно потому, что русская культура в основе была христианская. Большая редкость, чтобы американцы хвалили царскую Россию. Это – подарок и России, и «ЛитРоссии».

Владислав КРАСНОВ

 

Этой осенью исполняется Столетие большевистской революции 1917 года. Сегодня мало кто отважится славословить это событие или его последствия. И всё-таки есть люди, которые считают эту революцию, которая смела якобы репрессивный и застойный Старый Режим, неизбежной. Такое мнение ложно. Культурно и духовно, исчезнувшая дореволюционная Россия была фонтаном творческого изобилия. Более того, она была источником зарождения Западного модернизма. Наше презрительное отношение к христианской культуре дореволюционной России говорит о пагубных пережитках советской пропаганды, которая повлияла и на нас.

Наше презрение особенно несправедливо к Русской Православной Церкви, которая часто изображается отстойником обскурантизма и антисемитизма. Фактически же, большая часть епископата противостояла антисемитской пропаганде. Начиная с быстрого роста грамотности среди крестьян и издательского бума религиозной литературы, Россия была на пороге всеобщего духовного возрождения. Благодаря харизматическим реформам, поощрявшим общественно-евангельскую активность, Церковь набирала популярность и среди промышленных рабочих. Легендарный Святой Иоанн Кронштадтский был одним из многих местных подвижников.

Православная церковь внесла свой вклад и в процветание культурной жизни, ибо большинство интеллектуалов и художников, даже отвергая её общественную роль, блюли её заветы и обычаи. Группа интеллектуалов провозгласила себя Богоискателями. В 1915 году композитор Сергей Рахманинов написал музыку для хорового исполнения «Всенощного бдения», одного из величайших музыкальных достижений современной религиозной истории. Николай Бердяев был новатором в философии, ранним радикальным предтечей христианского экзистенциализма. Накануне Первой мировой войны и уже вступив в неё, Православная Россия подавала все надежды, что она стояла на пороге эпохи культурных достижений под стать её легендарному прошлому.

 

14 Krasnov1

Николай Бердяев – христианский экзистенциалист

 

Историки обычно проводят резкую разграничительную черту между достижениями Старого Режима и триумфом модернизма, который обычно связывают с Революцией. С их точки зрения, 1917 год представляет собой водораздел, положивший начало переходу к современности. Это тоже – пагубный миф.

На самом деле, именно до Революции русские писатели, художники и музыканты были среди первых новаторов современной литературы, искусства, музыки и дизайна. В своей массе они представляли и развивали христианские традиции. Как бы радикально это ни звучало в ретроспективе, экспериментальный модернизм был укоренён и наполнен образами Православного мировосприятия ангелов, апокалипсиса и иконописи.

Уже в 1913 году Россия произвела самый большой городской «апокалипсис» нашего времени. Роман Андрея Белого «Петербург» предвосхищает работы Джеймса Джойса в его смелых экспериментах и в его огромном влиянии на более позднюю литературу. В книге изображён довоенный Санкт-Петербург как общество на грани взрыва, буквально и метафорически, город, живущий в конце света. Этот город под попечением ангелов, хотя и дьявол гуляет по его улицам. Статуя Медного всадника переосмысливается наподобие одного из четырёх всадников Откровения Иоанна. Шёпотом персонажи Белого обсуждают Второе Пришествие Христа как актуальный вопрос.

Хотя Белый, видимо, никогда не встречал московского живописца Василия Кандинского, работа каждого из них перекликается с интересами другого параллелизмом образов. В 1912 году Кандинский основал альманах «Синий всадник», который историки культуры считают эпохальным событием в истории европейского модернизма, объединившим в себе самых смелых новаторов среди немецких и русских художников того времени.

Этот альманах стал художественным манифестом модернизма. Но когда мы переводим его название на английский как «Голубой наездник», религиозный подтекст названия альманаха теряется. На самом деле это скорее «Синий всадник», подобный Четырём Всадникам Апокалипсиса, ибо этот альманах экспрессионизма возник в знак протеста против решения галереи отклонить картину Кандинского «Страшный Суд». Этот космический финал, исполненный в стилистике православного христианства, является ключевым источником европейского модернизма.

Ещё один подвижник экспрессионизма был увлечён темой ангелов: русская художница Наталья Гончарова в 1910 году создала потрясающий образ Архангела Михаила, вождя небесных воинств. Несмотря на модернистское исполнение, её работа опирается в значительной степени на традиции русской иконы.

 

14 Krasnov5

Эскиз Гончаровой к балету «Литургия» и её картина «Евангелисты»

 

В 1915 году она создавала реквизиты для запланированного балета «Литургия» в постановке Сергея Дягилева. Сохранились эскизы таких библейских образов, как шестикрылые серафимы. Всё это в сопровождении музыки, основанной на православной богослужебной традиции.

Само имя Сергея Дягилева олицетворяет огромный вклад России в модернистскую музыку. Европейцы-авангардисты преклонялись перед такими титанами композиторского новаторства, как Игорь Стравинский и Александр Скрябин. Стравинский был набожным православным верующим. Это он написал, что «Церковь знала то, что знал Давид: музыка славит Бога. Музыка способна славить Его в той же мере, и даже лучше, чем вся архитектура и убранство Церкви; это её наилучшее украшение».

Оттого-то после 1917 Стравинский и не вернулся в большевистскую Россию. И этого не сделал никто из ведущих русских модернистов. А те легковерные среди них, кто принял большевистскую власть, обычно кончали жизнь замолчанными или убитыми.

Мы на Западе едва ли сможем развеять большевистские мифологемы, не воздав должное христианской культуре царской России за тот вклад, который она сделала в развитие западной цивилизации и современного мироощущения.

 


Об авторе:

Филип Дженкинс  заслуженный профессор истории в Университете Бейлора, штат Техас, США. Он директор программы по историческим исследованиям религии в Институте религии. Ряд его книг переведён на русский, в том числе недавний бестселлер: Дженкинс Д.Ф. Многоликий Христос. Тысячелетняя история Евангелий = The Many Faces of Christ. – М.: Эксмо, 2017.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *