ЧЕРЕЗ МОДЕРНИЗАЦИЮ К ТРАДИЦИЯМ

№ 2007 / 13, 23.02.2015

Пожалуй, не ошибусь, если скажу, что Наталью Ивановну Воронину в Мордовии знают все, кто не равнодушен к истории и культуре родного края. И не только потому, что она дочь известного краеведа и подвижника культуры Ивана Дмитриевича Воронина. Научная и общественная деятельность Натальи Ивановны является прямым продолжением дела её отца. Возглавляемая ею с 1985 года кафедра культурологии в Мордовском государственном университете имени Н.П. Огарёва стала настоящей кузницей научных кадров республики: Н.И. Воронина подготовила несколько докторов и свыше 40 кандидатов наук в области философии культуры и культурологии. Помимо этого, она продолжает активно исследовать историю мордовской культуры, посвятив этой теме 9 книг и около 200 научных статей.

 

– Наталья Ивановна, не так давно Мордовия отмечала две знаменательные даты, одна из которых связана с вашим отцом.

– Да, полтора года назад культурная и научная общественность республики отметила 100-летие со дня рождения основоположника современного краеведения в Мордовии Ивана Дмитриевича Воронина. По многим вопросам, касающимся истории нашего края, он был первооткрывателем. Иван Дмитриевич считается летописцем не только Саранска, но и всей республики. Облазив все уголки, все достопримечательности, он увековечил практически все культурные памятники Мордовии. Благодаря его трудам отмечены мемориальными досками и знаками памятные места Саранска, культурные «гнёзда» дореволюционной Мордовии – Старое Акшино, Архангельское Голицино, Смольково. Свою кандидатскую диссертацию он защитил в 1942 году в Москве (его вызвали с фронта) по А.И. Полежаеву. Кстати, первый биограф Полежаева Николай Бегичев признавался, что Воронин заново открыл биографию поэта. К слову, мой отец имел возможность остаться в Москве и сделать там карьеру; ему предлагали две должности: заместителя главного редактора «Литературной газеты» и директора Литературного музея. Но получилось так, что отца долго не утверждали, и он, не дожидаясь назначения, решил вернуться на малую родину и никогда об этом не жалел. В память о моём отце наш университет регулярно проводит Воронинские чтения, состоящие из двух частей – мемориальной и исследовательской. Таким образом, в чтениях соединяются история с современностью. Помимо других мероприятий, приуроченных к 100-летию учёного, Мордовский государственный университет издал книгу «Саранск: история и образ города-провинциала». Это сборник, подготовленный по материалам III Воронинских чтений.

– В каком состоянии сегодня находится мордовское краеведение?

– Школа краеведения очень активно развивается. Иван Дмитриевич оставил после себя много продолжателей своего дела. Назову лишь несколько имён. Это Валерий Анатольевич Юрчёнков, Сергей Борисович Бахмустов, Вячеслав Николаевич Куклин, Владимир Иванович Лаптун. Судя по материалам Воронинских чтений, включается в работу и молодёжь. Ребята защищают кандидатские диссертации по истории Саранска и республики, по творческому наследию И.Д. Воронина, по истории оперного театра и т.д.

– Много осталось загадок и белых пятен в истории республики?

– Думаю, что их хватит ещё на много поколений. Вот, к примеру, возьмём тему «Мордовия и Пушкин», которую первым начал исследовать мой отец. Есть сведения, что Пушкин по дороге в Болдино останавливался в Андреевке, Ардатове и Олевке, где менялись почтовые лошади. Пока на сегодняшний день доподлинно известно, что у местных помещиков Араповых в селе Ковылкино гостили дети Пушкина – Мария и Александр, а также внучки, которые устраивали здесь литературные вечера. Кроме того, в Мордовии жили дальние предки Пушкина по отцовской линии. Или, скажем, загадка, связанная с Мариной Цветаевой. После её смерти в кухонном шкафчике нашли записку, где было написано два слова: «Мордовия. Ромоданово». До сих пор остаётся много лакун в биографии Полежаева. Где он родился, где похоронен, кто его родители? На эти вопросы предстоит ответить будущим поколениям краеведов.

– Второй знаменательной датой, которая широко отмечалась в Саранске, было 110-летие со дня рождения Михаила Бахтина, многие годы жившего и преподававшего в Мордовии. Что делается для увековечения его памяти?

– Во-первых, скоро откроется музей в здании, где Бахтин жил с 1945 по 1958 год. В экспозиции будут представлены личные вещи Михаила Михайловича и даже мебель, которая находилась в последней квартире Бахтина в Москве (нам обещают её отдать безвозмездно). Есть планы всё это здание отдать под литературный музей, где смогли бы расположиться ещё две экспозиции, посвящённые Полежаеву и Огарёву. Во-вторых, в нашем университете установят памятник Бахтину работы саранского скульптора Николая Филатова. Кроме того, у нас регулярно проводятся Международные бахтинские чтения, которые, кстати, выросли из чтений, организованных нашей кафедрой.

– Какие-то личные впечатления от встреч с Бахтиным у вас остались?

– Сразу скажу, что я видела Бахтина в том возрасте, когда ещё не могла оценить весь масштаб его личности. Помню, что Бахтины жили довольно замкнутой жизнью. К ним часто любил ходить мой отец и мог просидеть у них за разговорами до самого утра. Дым стоял в квартире коромыслом: оба много курили. Жили Бахтины чрезвычайно бедно, питались скудно. Из мебели только самое необходимое: две книжные полки, письменный стол, кресла и, пожалуй, всё.

– Это правда, что ещё до революции в одном мордовском селе ставили оперу?

– Действительно, в селе Судосево в 1890-е годы существовала оперная труппа из местных крестьян. Создательницей этого необычного крестьянского оперного театра была первая русская женщина-композитор Валентина Серова, жена известного композитора Александра Серова. Между прочим, многие знают её в лицо (хотя и не догадываются об этом) по картине Репина «Царевна Софья», где она послужила прототипом. Приехав в Мордовию, Серова быстро завоевала авторитет среди местных жителей; её звали матушкой и до сих пор вспоминают как матушку. Помимо музыкально-просветительской деятельности она занималась благотворительностью – зимой 1891 года она организовала бесплатные столовые для голодающих в нескольких мордовских сёлах. Однако в 1905 году её обвинили в том, что она своими операми разлагает народ, и выслали из Мордовии. Потом Серова ещё раз приезжала сюда в 1922 году, но уже ненадолго. Дважды бывал в Мордовии у матери и её прославленный сын – художник Валентин Серов.

– Давайте теперь немного поговорим о современном искусстве. Какие здесь тенденции?

– Мордовия всегда была богата на таланты. Здесь достаточно вспомнить гениального скульптора Степана Эрьзю, прославившего наш край на весь мир. Я уже говорила о высоком уровне музыкальной культуры республики. У современных композиторов наблюдается большой интерес к национальной опере, продолжающей традиции творчества основоположника мордовской профессиональной музыки Леонтия Кирюкова, автора музыкальной драмы «Литова» и оперы «Несмеян и Ламзурь». Всегда была мощной живописная школа. Из старшего поколения ярко работают Анатолий Баргов, Валентин Попков, Виктор Беднов, Александр Жидков, Степан Коротков. Из молодых – Людмила Колчанова, Анатолий Кияйкин, Юрий Дырин. Очень интересно сегодня работает скульптор Николай Филатов, создавший для Саранска много запоминающихся памятников. Если говорить о театре, то, наверное, его расцвет приходился на 60-е – 70-е годы, когда на сцене блистали такие замечательные артисты, как Анна Бабахан, Степан Колганов, Леонила Куделькина, Борис Карпов. Сегодня можно отметить некоторые спектакли Мордовского государственного национального театра, образованного в 1989 году. До сих пор у нас проблема с кадрами. Ведь в Саранске нет театрального вуза. Раз в пять лет наш факультет национальной культуры производит набор на актёрское отделение. Но этого, сами понимаете, мало. Поэтому ребята уезжают учиться в Москву, в Щепкинское училище. В последнее время большой скачок наблюдается в танцевальном искусстве. Вообще, надо сказать, что мордовский танец сам по себе немного статичен и даже тяжеловесен. Это напрямую связано с костюмом (тяжёлые сапоги и железный пояс), который связывал, тормозил движения. Замечательный хореограф Леонид Колотнев в своих балетных и танцевальных постановках модернизировал мордовский танец, освободил от тяжёлой обуви и одежды, поставил его на пуанты. Сегодня его дело продолжают артисты Музыкального театра имени Яушева.

 

Беседу вёл Илья КОЛОДЯЖНЫЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *