Кто же вы, Константин Пензев?

№ 2007 / 21, 23.02.2015


– Константин, ваши книги «Русский царь Батый», «Великая Татария: история земли русской», «Хан Рюрик: начальная история Руси», вышедшие в издательстве «Алгоритм», сразу привлекли к себе внимание читателей, интересующихся историей. Расскажите нам, пожалуйста, о себе.
– Биография моя самая обычная. Родился (20.01.1965) и вырос я в Приморском крае. Мой дед (по матери) Стефан Дмитриевич Пензев приехал сюда из Белгородской области перед войной по оргнабору (по-моему, это тогда называлось таким образом) и проработал всю свою жизнь на железной дороге путевым обходчиком. Советская власть выделила ему небольшой хуторок, там его семья и прожила в войну. Дед, кажется, являлся сторонником И.В. Сталина и не один раз рассуждал на ту тему, что на Америку следует сбросить ядерную бомбу, а потом устроить над ней суд. Тогда мне эти рассуждения казались глупостью, но сейчас я не уверен в том, что это глупость. Вообще-то, дед мало что рассказывал о прошлой жизни, да и бабка особенно не делилась, однажды только сказала моей матери: «Время, Валя, было страшное, люди людей ели». Мать это запомнила и пересказала мне. Следует отметить, что я не очень-то приветствую коммунистическую идеологию, равно как и либеральную. Всё это овощи с одной грядки.
В детстве я любил читать исторические книги, особенно о Древней Греции, о её мифах, легендах и пр. Конечно же, читал В.Скотта, А. Дюма… В общем, всё как у всех. Пробовал я читать и художественные книги о русской истории, например «Батыя» В.Яна или «Князя Серебряного», но что-то меня всё время отталкивало от этого чтения. Мне многое не нравится в русской исторической романистике, в частности, подчинение повествования текущим политическим задачам. К примеру, изображение Ивана Грозного кровожадным маньяком, а Петра I светлой личностью и сторонником прогресса, хотя на самом деле всё обстояло гораздо сложнее.
По окончании школы я проходил службу в рядах Вооружённых сил СССР, затем закончил вуз по специальности инженер-электромеханик, проработал десять лет преподавателем электротехнических дисциплин в индустриальном техникуме, после чего устроился на работу системным администратором, которым и работаю по сегодняшнее время. Семья: сын Ростислав Константинович – младший школьник, жена Светлана Александровна – учитель русского языка и литературы.
– А как на самом деле вы задумали и создали, например, книгу «Русский царь Батый»?
– Да очень просто. Когда я всё-таки подключился к Сети, то обнаружил для себя много интересного. Ну и как-то само собой вышло, что я наткнулся на разговоры о «Батыевом погроме», а тут ещё подоспело знакомство с книгами академика Фоменко. Всё это оказалось забавно, но меня зацепило, и я начал читать сначала исторические труды, потом и соответствующие источники. Картина, конечно, открылась весьма неожиданная. Сейчас в прессе академик Фоменко выставляется самым негативным образом, но и о нашей прессе если кто и скажет хорошее слово, так это только сами журналисты. Если сказать честно, то аргументация у Фоменко, на мой взгляд, часто выглядит довольно диковато, что же касается проблем с собственно хронологией, то, увы, здесь я отказываюсь что-либо комментировать, поскольку не имею достаточных знаний по астрономии. Однако дело не в трудах академика и его команды. Решающую роль сыграла интернет-статья С.Пивоварова «Батыев погром» – нашествие или объединение?».
Ну так вот. Стал я знакомиться с трудами и источниками и делать для себя выписки, чтобы не запутаться. Выписки снабжал собственными комментариями. Поскольку писал я для себя, то и стиль изложения оказался весьма характерным (чего стесняться?), и редактор Вячеслав Манягин затем два месяца его приводил к удобочитаемому виду, но это позже. А сначала я вывесил материал на «Самиздате» у В.Мошкова, чтобы люди ознакомились и подсказали мне, если что-то не так. Людям понравилось, и я решил отослать материал в издательство «Алгоритм». К моему удивлению, книгу приняли на публикацию, только заметили, что если уж я взялся писать для публики, то не следует называть, к примеру, Наполеона Бонапарта нехорошими словами и, вообще, следует соблюдать определённую сдержанность.
– В книге «Великая Татария: история земли Русской» высказывается новая и очень интересная мысль – по вашей теории хан Батый был призван русским князем Ярославом Всеволодовичем и Московским Митрополитом для подавления недовольных его политикой князей, желавших принять католичество. Что вас «натолкнуло» на эту мысль? Были ли у вас предшественники у этой теории?
– В книге «Великая Татария» я действительно проводил такую мысль. О том, что я являюсь автором теории, первый раз слышу и, кстати, с большим удовольствием. О предшественниках ничего не знаю, поскольку если бы они существовали, то я бы на них обязательно сослался. Я думаю, что предположение о предательстве князя Юрия и о его переходе в католическую веру и/или сговоре с Папой через Белу IV уже приходило в голову многим историкам и любителям. Но, как вы понимаете, кто мог такое предположение опубликовать в те времена? Вообще-то, если непредвзято подойти к делу, то причины событий 1237/38 гг. во Владимиро-Суздальском княжестве ясны как белый день.
Юлиан прямым текстом сообщал:
«Многие передают за верное, и князь суздальский передал словесно через меня королю венгерскому, что татары днём и ночью совещаются, как бы прийти и захватить королевство венгров-христиан. Ибо у них, говорят, есть намерение идти на завоевание Рима и дальнейшего. Поэтому он (Батый) отправил послов к королю венгерскому. Проезжая через землю Суздальскую, они были захвачены князем суздальским, а письмо, посланное королю венгерскому, он у них взял; самих послов даже я видел со спутниками, мне данными. Вышеуказанное письмо, данное мне князем суздальским, я привёз королю венгерскому».
Татары собирались «вставить пистон» (извините за вульгаризм) Папе Римскому, чего уж тут непонятного? А во Владимиро-Суздальском княжестве они брали рекрутов и снаряжение, а Юрий пытался саботировать данное мероприятие. Я просто не знаю, какое устройство зрения следует иметь, чтобы не понять слов Юлиана.
– Когда появились первые рецензии на ваши книги, наибольшие претензии профессиональные историки предъявили к фразе в предисловии «Все материалы к этой книге взяты из Интернета»… Что вы можете им ответить на это?
– Тем историкам, которые недовольны использованием источников, опубликованных в оцифрованном виде в Сети, могу сказать прямо. Я и многие интересующиеся историей люди крайне недовольны тем, что размещение исторических материалов в Сети идёт стихийным образом, силами энтузиастов, а наука этим делом заниматься не желает. Учёные за наши деньги удовлетворяют собственное любопытство, а предоставить нам те источники, с которых они пишут свои труды, не считают возможным. А что касается «профессиональных» и «непрофессиональных» историков, то мы с вами помним, что Франсуа Шомпильон, впервые переведший древнеегипетские иероглифы, был в Наполеоновской армии всего лишь лекарем. Таких примеров можно привести множество. Так что я ни в коем случае не претендую на звание академика или учёного, а просто в своих книгах даю свою точку зрения на исторические события, доказывая её с помощью доступного мне материала.
– Вы большой поклонник Льва Гумилёва. А как исследователю, вам не приходили в голову критические замечания о его теории?
– Я, в общем и целом, не являюсь «поклонником» Льва Николаевича, которого тем не менее глубоко уважаю. Л.Н. Гумилёв, безусловно, один из величайших людей нашего времени, размах его мысли необычаен. Другое дело в том, что зачастую поэт перевешивает в нём историка, и не всегда понятно, хорошо это или плохо. Тем не менее Л.Н. Гумилёв поднимает ряд важнейших вопросов, которые ждут своего разрешения. В частности, его «динлинская проблема», кажется, до сих пор не нашла внятного объяснения. Безусловно, европеоидная раса в Центральной Азии была представлена в Средние века на важнейших ролях, и более того, я уверен, что это не кто иной как индоевропейцы и, скорее всего, наши ближайшие родственники.
Что же касается критических замечаний, то, конечно же, они есть и их достаточно много.
– Вы очень общительный человек. Интернет даёт обратиться со своими сомнениями или открытиями к многомиллионной аудитории. И вы удачно этим пользуетесь, публикуя главы по интересующим вас изысканиям и предлагая всем желающим вступить с вами в полемику и высказать своё мнение. Это, в частности, ваша публикация «Вопросы, вопросы» или короткие статьи: «Большой гоп-стоп Мордехая Маркса», «Либеральный Прометей Ходорковский» и другие. Это темы ваших будущих книг? Читатели своими комментариями помогают вам собрать и критически осмыслить материал на заданную вами тему?
– Как сказать… Что-то я действительно публикую из будущих книг, где-то определённо хулиганствую, иногда просто высказываюсь по каким-то отдельным вопросам. Безусловно, я стараюсь работать с читателем на короткой дистанции, так что могу иногда выражаться достаточно реакционно в ответ на случающиеся выходки. Я не замыкаюсь в себе. Кроме того, одно дело рецензии от журналистов и литераторов, а другое дело живая реакция читателя. И в этом случае видно, как срабатывает материал. Также общение подобного рода весьма закаляет в полемическом плане, а это весьма важно, если вы берётесь утверждать что-то не совсем общепринятое.
– Олжас Сулейменов написал, по советским временам, крамольную книгу «Аз и Я» о «Слове о полку Игореве». Что вы о ней можете сказать?
– Я ознакомился с книгой Сулейменова «Аз и Я», он обнаружил в «Слове» некоторое количество тюркизмов, и здесь я не вижу ничего крамольного. Кстати, Сулейменов по национальности казах, но кто может утверждать со всей определённостью, что казахи есть прямые потомки древних тюрков, а не тюркизированные монгольские племена? В тюркологии, знаете ли, существует множество весьма тёмных мест, обусловленных прежде всего политикой. Если древние тюрки принадлежали изначально к монголоидной расе, то это одна сторона вопроса, другое дело состоит в том, что тюрки изначально могли являться европеоидами и, в частности, издревле селиться рядом со славянами. Так как тюрки оказались чрезвычайно воинственным народом, то покорили множество племён монгольской расы и, соответственно, передали им свой язык. По мере продвижения на восток отдельные тюркские ветви были поглощены в антропологическом отношении местным монголоидным населением и некоторые окончательно растеряли все европеоидные морфологические признаки. Следует отметить, что влияние тюрков на великороссов присутствует, но это ещё не означает, что это влияние было казахским.
– Когда книга издана, вы ждёте аплодисментов, или рецензии? Вы довольны сами этим своим трудом?
– Ни того ни другого я не жду. Авторские выплаты я нахожу достаточным воздаянием за свой труд. Безусловно, замечательно, когда твои книги хорошо продаются, но здесь уже дело за читающей публикой.
Что же касается удовлетворения от своего труда, то здесь всё сложнее. Можно и нужно работать лучше.
– И главный вопрос – о ваших планах на будущее. Но только с такой точки зрения: вы пишете одну книгу всю жизнь, как многие, или вы хотите сказать что-то важное во всех своих разных по сюжету книгах о своём оригинальном мировоззрении? Это и будет ответом на упомянутый вопрос: кто вы, Константин Пензев?
– В данный момент готовится к выходу всё в том же издательстве «Алгоритм» моя новая книга «Князья Рос: Арийская кровь». В ней прослеживается этногенез великорусского народа и делается вполне обоснованный вывод о том, что великороссы – особый арийский народ, отдельная ветвь славянства, чья юность прошла на просторах Евразии – от Великой Китайской стены до лесов междуречья Оки и Волги. Рассматриваются их родственные связи с таинственными «хиновами» из «Слова о полку Игореве» и «хиновинами» «Задонщины». А через них – с татарами-чингизидами, русоволосыми, голубоглазыми и рыжебородыми добрыми молодцами из Великой Степи. А также с тюрками, гуннами и прочими арийскими народами, вершившими каждый в своё время судьбы мира.
Сейчас же я собираю материал для небольшой книги о Китае. Здесь у меня есть ряд вопросов. Затем я планирую осветить времена, непосредственно предшествующие созданию Золотой Орды. И следующим своим действием планирую глубокую переработку книги «Русский Царь Батый», которую я собираюсь сделать более весомой в доказательном смысле, впрочем, и в прямом смысле тоже. Надеюсь, что её следующее издание выйдет под оригинальным названием «Царь Батый».
Что будет дальше – покажет время.Дмитрий ЯКУНИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *