ТЁМНЫЙ ИНСТИНКТ

№ 2008 / 32, 23.02.2015


Триллер и особенно мистический триллер – совершенно особый жанр, и от детектива он многим отличается. В жанре психологического детектива подполковник милиции и по совместительству писательница Татьяна Степанова работала долго и с удовольствием, но с течением времени ей захотелось попробовать сделать что-то новое, и тут мистический триллер оказался как раз кстати. В Европе этот литературный жанр давно пользуется большой популярностью, у нас же это во многом совершенно новое направление. Впрочем, пора дать слово автору.

– В этом жанре, рассказывает Татьяна, – очень хрупка грань между реальными событиями и со-бытиями нереальными, мистическими, этот жанр имеет особую, неповторимую атмосферу. «Пугать» читате-ля, держать его в постоянном напряжении, заинтриговывать и при этом соблюдать чувство меры, не разру-шая этой самой хрупкой грани, – это для автора тот ещё труд. «Мурашки по коже» – это для автора триллера как раз самый приятный комплимент, значит, всё получилось, что задумывалось.
– Расскажите о вашей новой книге «Драконы ночи». Как долго вы над ней работали?
– Над « Драконами ночи» я работала пять месяцев, хотя идея романа возникла у меня давно. В этой книге переплетаются истории и судьбы детей, ставших жертвами жестокости, агрессии, жадности, злобы и ненависти взрослых. И хотя в книге действительно много внимания уделено теме педофилии как преступле-нию против детей, но этим всё же содержание не исчерпывается. Для меня была особенно важной тема воз-мездия, которое всё равно при любом исходе, в любые времена настигает взрослого преступника. Лично я в такое возмездие верю, и хотела, чтобы поверил и читатель.
– Вы, как подполковник милиции, наверное, часто сталкиваетесь с похищением и насильствен-ными действиями по отношению к детям. Можете ли рассказать о статистике похищения и пропажи детей?
– По поводу статистики похищений и пропажи детей сказать не могу, потому что точными данными не располагаю. Однако вижу, как юрист, как сотрудник милиции, что ситуация к лучшему, несмотря ни на какие усилия и меры, не меняется.
– Основана ли ваша книга на реальных событиях?
– «Драконы ночи» – это мистический триллер, а не документальный детектив, хотя в нём использова-на одна реальная уголовная история – расследование убийства малолетнего сына учителя физики. Но этот случай произошёл много лет тому назад, в Москве. Мой городок Двуреченск расположен на Валдае, так мне как автору было необходимо, чтобы соединить в сюжете события 48-го года и события наших дней. К реаль-ному городу Двуреченску (оказывается есть такой, я об этом даже не знала) мой полностью выдуманный го-родок не имеет никакого отношения. То, что в настоящем Двуреченске пропали без вести подростки, это бе-да, несчастье. Надеюсь, молюсь, чтобы они нашлись живые, здоровые.
– В книге вы очень ярко раскрываете психологию педофилов (Олег Ильич Зубалов), где они, естественно, оправдывают себя. А вы сами их тоже оправдываете? Или вам было важно попытаться понять их мотивы? Оправдываете ли героя?
– Для автора всегда необходимо понять мотивы поступков героев. Но это не значит, что автор встаёт на их сторону и оправдывает их. Что касается моего персонажа по фамилии Зубалов, то он действительно педофил и действительно всеми силами пытается сам перед собой себя оправдать. Тут важно, как эти его «оправдания» воспримет читатель, собственно ради этого и книга была написана.
– Считаете ли вы, что это больные люди?
– Среди педофилов какой-то процент людей действительно больных психически, но это очень незна-чительный процент. В большинстве своём эти люди абсолютно вменяемы, они прекрасно сознают, что они делают и каковы от их дел последствия. Просто они напрочь лишены совести и жалости, до предела эгоис-тичны, распущенны и жестоки.
– Согласно Уголовному кодексу РФ, «насильственные действия сексуального характера, со-вершенные в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадцатилетнего возраста, наказывают-ся лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет». А иногда случается, что этим людям са-мое большее что грозит – это короткое лечение в психиатрической больнице и потом снова свобо-да. Считаете ли вы, что надо увеличивать срок или принимать ещё более жёсткие меры?
– Мне кажется, что планка наказания за такие деяния в отношении несовершеннолетних в этой статье должна начинаться «от пятнадцати лет» и выше. И чтобы не было никаких «условно-досрочных освобождений за примерное поведение в зоне». Я полностью на стороне потерпевших: детей –жертв педофилов и их несча-стных родителей, их мнение о наказании, о возмездии педофилу должен максимально учитывать суд. А за не-которые ужасные преступления – убийства, издевательства – самой справедливой мерой наказания пред-ставляется «высшая мера».
– А какие пути решения видите вы по вопросам защиты детей от таких людей? Нужно ли делать так, как говорит ваш герой Роман Васильевич Шапкин: «И двор школьный забором огородить. И своего собственного сына не бросать как щенка бездомного на остановке автобуса, а верёвкой к себе привязать, канатом – намертво, чтобы всё время был на глазах. На глазах у вас постоянно, каждую минуту – поняли? Потому что эра на дворе у нас стоит весьма специфическая. Эра педофилов».
– Мой персонаж Роман Шапкин изъясняется попросту, говорит то, что он видит, наблюдает то, что у него накипело на сердце. Методы защиты детей в его понимании могут быть несколько неуклюжими. В одном он уверен – преступник, педофил не должен чувствовать себя безнаказанно, у него земля должна под ногами гореть. Я к его уверенности могу добавить, что в первую очередь за жизнь и безопасность своих детей – перед Богом, перед всеми всё же отвечают их родители. И если мы требуем самого сурового наказания преступни-ку педофилу, то почему же мы не требуем такого же сурового наказания преступнику – родителю, который бросает своего ребёнка на произвол судьбы, издевается над ним, бьёт, морит голодом, а иногда даже убива-ет?
– Есть ли у героя Романа Шапкина реальный прототип?
– У Шапкина какого-то конкретного прототипа нет, но таких людей, как он, я встречала в жизни.
– Какие ещё темы вы хотите раскрыть в следующих произведениях, сейчас над чем работаете?
– Я не ставлю задачи раскрыть какую-то тему, я просто рассказываю в книге историю или несколько историй. Над новым триллером пока ещё думаю, работаю, посмотрим, что получится, надеюсь не разочаро-вать читателей.
– Вы – уже мэтр в жанре детектив-триллер. Хочется попробовать себя в другом жанре?
– Пока жанр триллера мне ещё не надоел.
– По многим вашим произведениям сняты или снимаются сериалы. Например, снят «Тёмный инстинкт», закончена «Готическая коллекция», идёт работа над такими повестями, как «Улыбка химе-ры», «29 отравленных принцев», «Флёрдоранж – аромат траура», «Молчание сфинкса». Ещё что-ни-будь собираетесь экранизировать? Какая экранизация, на ваш взгляд, наиболее успешная?
– Недавно на канале «Россия» состоялась премьера фильма «Бухта страха», снятого по моей книге «Готическая коллекция». Режиссёр В.Москаленко задался целью снять триллер, и триллер у него в общем-то получился, хотя сценарий там в некоторых сериях очень далёк от того, что у меня в книге. Очень эффектны видовые съёмки на Куршской косе, артисты хорошо играли. «Тёмный инстинкт» был самой первой моей эк-ранизацией и, возможно, поэтому у меня к нему особое отношение. Главную роль в этом фильме сыграла Любовь Казарновская, замечательная оперная певица, звезда, и для меня это был огромный подарок, пото-му что я её давняя поклонница.
– Ваши произведения издаются в Германии, скажите, сегодня уже расширились географичес-кие горизонты, издаются в каких-нибудь других странах?
– В Германии издано пять моих книг, наибольшим успехом у немцев пользуются «Звезда на одну роль» – роман о 90-х и «В моей руке гибель», книги изданы также в Болгарии.
– Есть ли у вас награды, являлись ли вы лауреатом премий или номинировались на их соиска-ние?
– По поводу участия в каких-то номинациях на награды пока и не думала. Даже с трудом себе пред-ставляю, что это такое.
– Скажите, а в чём, помимо литературы, вы считаете себя экспертом. Что у вас получается луч-ше всего?
– Очень хорошо у меня получается читать хорошие книги (я очень требовательный, капризный, иску-шённый, но благодарный читатель) и смотреть талантливые фильмы и спектакли (зритель я тоже требова-тельный, не подарок, но благодарный и преданный). С возрастом с грустью убеждаешься, что самое инте-ресное, самое талантливое и значительное ты уже видел, увы.
– Есть ли у вас хобби? Какой вид отдыха предпочитаете?
– Обожаю путешествовать, наверное, это и есть моё хобби. Мечтаю, например, о большой поездке по Индии и Непалу.
– Есть ли у вас дача, любите ли вы разводить цветы?
– Дача есть под Москвой, но я не цветовод и не садовод. Однако после фильма «Явление» режиссёра Шьямалана, которого очень люблю, ловлю себя на том, что стала разговаривать с комнатными цветами, а вдруг они правда себе на уме и что-то там замышляют?
– Есть ли у вас домашние животные?
– У меня есть домашняя дрессированная черепаха, зовут её Череп, самое подходящее имечко для триллера.Беседу вела Юлия ТЕРЛЕЦКАЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *