Было предчувствие, что в батальон не вернусь…

№ 2009 / 15, 23.02.2015

В «Литературной России» № 12 от 27.03.2009 г. опубликован очерк Вячеслава Огрызко «Драма плохого христианина: Леонид Пантелеев», в котором довольно подробно рассказано о жизни и творчестве писателя

В «Литературной России» № 12 от 27.03.2009 г. опубликован очерк Вячеслава Огрызко «Драма плохого христианина: Леонид Пантелеев», в котором довольно подробно рассказано о жизни и творчестве писателя, по праву считающегося классиком советской детской и юношеской литературы. Однако в очерке почти ничего не говорится о военной странице его биографии, что, видимо, не входило в творческие задачи автора. Но без этой страницы биография писателя будет неполной. Давайте ознакомимся с ней.






Почти всё, что написал прозаик Леонид Пантелеев (настоящие имя, отчество и фамилия – Алексей Иванович Еремеев (1908 – 1989), вошло в четырёхтомное собрание его сочинений, которое критики назвали чем-то вроде одного большого автобиографического романа. Особая страница в нём – война. После того как писателя доставили из блокадного Ленинграда в Москву, он прошёл лечение и был направлен в военно-инженерное училище в Болшеве. Но обо всём по порядку.


В годы Великой Отечественной войны Леонид Пантелеев оказался на грани смерти в осаждённом Ленинграде, откуда был вывезен на Большую землю в июле 1942 года А.Фадеевым по просьбе С.Маршака. Несколько месяцев он провёл в госпитале и санатории.


После лечения Пантелеева поселили в гостинице «Москва». Писателю, по его признанию, «надоел, приелся до чёртиков окружавший быт. После чистой атмосферы блокадного Ленинграда он казался постыдно мелким, пустым и ничтожным. Раздражала постоянная толчея в нашем номере, обилие незнакомых, а часто и неприятных мне людей. Я имею в виду, конечно, не тех, кто останавливался у нас, приезжая с фронта или из эвакуации…».


Пантелееву «жить в Москве становилось как-то очень кисло», и в апреле 1943 года он подал заявление с просьбой призвать его в армию. Просьба была удовлетворена. Несколько дней писатель пробыл в запасном полку, куда направляли «отставших от своих частей, выздоравливающих, а также тех, кто почему-либо не подходит для службы в действующих частях». Здесь же в здании бывшей школы находился сборный пункт, куда поступали для распределения по частям вновь мобилизованные, выздоравливающие, штрафные, разжалованные, отставшие и потерявшие свои части. В записных книжках писатель отмечает, что ему «даже на пропахших карболкой нарах запасного полка было интереснее, лучше, чище и, главное, душевно спокойнее, чем в гостинице «Москва». Леонида Пантелеева навещали писатели Тамара Габбе и Самуил Маршак, другие знакомые. «В казармы, – писал Пантелеев, – никого не пускали, свидания происходили во дворе или даже на улице, у ворот».


Маршак хлопотал, чтобы Пантелеева направили в военное училище. Для этого пришлось пройти строгое медицинское обследование. Когда на плацу выстроили двадцать будущих офицеров, рядом с Пантелеевым стоял человек, с которым он познакомился с полчаса назад: Павел Барто, первый муж поэтессы Агнии Барто. Здесь, на плацу, они получили назначения в разные училища. В Болшево было направлено четыре человека. Проводить Пантелеева приехали С.Маршак и А.Любарская.


В воспоминаниях писателя «Из старых записных книжек (1924 – 1947)», впервые напечатанных в последней, прижизненной книге Пантелеева «Приоткрытая дверь» (Ленинград: «Советский писатель», 1980), отражены не только люди и годы, но и личность самого писателя, его опыт, оценки происходящего, любопытные сведения о его учёбе и пребывании в Болшеве. С отрывками из них – болшевскими страницами из записных книжек 1943 года – читатели могли познакомиться в литературном историко-краеведческом альманахе «Болшево» (выпуск 4, 2001 г.).


…В училище новобранцев встретил и побеседовал с ними капитан. Пантелеев так описывает беседу: «Офицер спрашивает каждого: фамилия, имя, отчество, где и когда родился, профессия…


Называю, заикаясь, фамилию, имя, отчество, Ленинград, 1908 года рождения, писатель.


– То есть как писатель? Писарь, что ли?


– Да нет. Книжки пишу.


– А фамилия, простите, как? Я не расслышал.


– Фамилия: Пантелеев.


– Постойте, это что? «Республика Шкид»?


– Да, – говорю.


Капитан поднимается, как-то торжественно выходит из-за своего столика и на глазах у моих товарищей крепко пожимает мне руку.


Конечно, это был триумф. Но очень скоро триумф этот обернулся для меня своей обратной стороной. Футбольные матчи в военном училище устраиваются далеко не каждый день. Не каждый день бывают концерты и шахматные турниры. А газету размером 1/4 часть ЦО «Правда» мы выпускали последние полтора месяца ежедневно».


Кроме обязательных классных и строевых занятий на писателя возложили обязанности редактора газеты. За полтора месяца в училище у Пантелеева не было времени для записей. Но он всё же на клочках, на полях и обложках учебных тетрадей кое-что записывал. Одна из коротких записей: «Пишу ночью. В Ленинском уголке. Мой помощник Лотман давно ушёл, спит. А я решил – хоть что-нибудь записать». А вот другая: «Ложусь в 2 – 3 часа ночи, а чуть свет уже подъём, побудка. Туалет, заправка постели, зарядка. Утренняя поверка. Строем, с обязательными песнями идём в столовую. Американская консервированная колбаса, каша, хлеб, чай. Гимнастика. Классные занятия. Фортификация. Тактика. Топография. Аэродромное дело. Строевые занятия. Стреляем. Бегаем. Берём препятствия, форсируем рвы, ползаем по-пластунски. Небольшая передышка только после обеда».


Кто учился вместе с Пантелеевым? «Народ, в общем-то, хороший, – записывает он. – Довольно много фронтовиков – сержантов, старшин и даже солдат, отличившихся в боевой обстановке».


Командовал взводом двадцатичетырёхлетний Епихин – рязанец, похожий на Есенина. «Я старше его почти на десять лет. Он читал меня, гордится, что я в его взводе. В Подлипках я шёл куда-то узкой дорожкой. Навстречу три или четыре офицера, в том числе и Епихин. Я свернул с дороги, вытянулся, откозырял. Они мне ответили. Прошли. Слышу возмущённый голос Епихина:


– Неужели не читал?! Её же каждый пацан знает!


Это он, милый мальчик, мною хвастается».


В записных книжках Пантелеева есть зарисовки и портреты других командиров и начальников. Из них узнаём, что в училище был и женский батальон. «Этот батальон называют «монастырским», потому что генерал-майор, начальник училища, понимая, какой соблазн и какая опасность возникают от присутствия в военном училище женского подразделения, ввёл в этом батальоне порядки, каких не бывало никогда ни в одной самой строгой обители у самой суровой игуменьи».


Писатель достаточно подробно описывает повседневные будни курсантов, напряжённые занятия по различным дисциплинам. «В ушах всё время звучит, даже когда засыпаешь: «Подтянись! Смир-рна!»


Однажды батальону командование поручило строительство укреплённых районов и аэродромов в Московской зоне обороны. В дождливый день, когда Леонид Пантелеев на пару с другим курсантом рубил в поле дёрн, прибежал посыльный: «Пантелеев, там вам телеграмма!» Писатель разволновался: от кого, откуда и по какому поводу? Оказалось, телеграмма не ему лично, а по его поводу: «Интенданта третьего ранга Пантелеева отозвать в Москву в распоряжение отдела кадров Наркомата обороны».


«Скажу честно, – признавался Пантелеев, – я не очень хотел ехать. Было предчувствие, что в батальон я не вернусь…


Прибыв в Москву, в отдел кадров, узнал, что отзываюсь из армии в Военный отдел ЦК ВЛКСМ. «Повоевал» недолго», – так подытожил Пантелееев свою учёбу в военно-инженерном училище в Болшеве. Ему поручили первое серьёзное задание: написать очерк для «Комсомольской правды» о Герое Советского Союза Александре Матросове, бывшем, как и Пантелеев, беспризорном.


В своём творчестве Леонид Пантелеев сам выделял две темы: «Рассказы о подвиге» и «Рассказы о детях». К первым относятся рассказы «Ночка», «Первый подвиг», «Гвардии рядовой», «На ялике», «Главный инженер» и повесть «Пакет». Ко вторым – рассказы «Маринка», «Долорес», «Честное слово», «О Белочке и Тамарочке», «Буква «ты». По дневниковым записям, сделанным в блокадном Ленинграде, им написаны книги «Живые памятники» («Январь 1944»), «В осаждённом городе».

Леонид ГОРОВОЙ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *