ИМЛИ: ЕСТЬ КОНКРЕТНЫЕ ВОПРОСЫ, НО ПОКА НЕТ ВНЯТНЫХ ОТВЕТОВ

№ 2015 / 10, 23.02.2015

Когда наша газета начинала разговор об Институте мировой литературы им. А.М. Горького, мы рассчитывали на серьёзную дискуссию. Нас интересовало, что происходит сейчас в отечественном литературоведении, чем объяснить деградацию академического института и как выправить положение. Но, судя по первым откликам, пока всё сводится к одним деньгам.

Нет спора: финансирование – это чрезвычайно важный вопрос. Действительно, денег ИМЛИ в последние два десятилетия выделяли мало. Но почему-то никто не поинтересовался, а как распределялись средства, к примеру, Российского гуманитарного научного фонда? Какие исследования были проведены на гранты этого фонда и какие работы изданы? Если б кто-то тщательно изучил работу РГНФ, то выяснилось бы, что деньги на развитие отечественного литературоведения всё-таки выделялись, а вот тратились они далеко не всегда по уму.

 

Но, думается, не надо сейчас весь разговор сводить к одним деньгам. Что в связи с ИМЛИ хотелось бы ещё обсудить?

Первое. Кто бы всё-таки рассказал о магистральных направлениях деятельности ИМЛИ? Часто приходится слышать о том, что основные силы института брошены на подготовку академических собраний сочинений наших классиков. Но в какой степени готовности эти собрания сочинений? И что тормозит их выход? Только отсутствие денег или отсутствие специалистов, способных провести качественную текстологическую работу и подготовить соответствующие комментарии? Кстати, будет ли когда-нибудь написана история всемирной литературы ХХ века?

Второе. Были ли в последние 15–20 лет в ИМЛИ созданы работы мирового уровня или нет?

Третье. Есть ли сегодня в ИМЛИ учёные с мировым именем? Если есть, то, пожалуйста, огласите имена. Раньше в каждом отделе института было по три, четыре, а то и более светил. Весь мир знал такие имена, как Аверинцев, Гаспаров, Рифтин, Гачев, Мелетинский, А.В. Михайлов, Тимофеев… Раньше вся Европа читала и цитировала С.Бочарова, Кожинова, Палиевского, Вс. Сахарова. А кого сегодня знает мир? Кого сегодня цитирует Европа? Или ИМЛИ в основном паразитирует на прежних заслугах?

Четвёртое. По одной версии, средний возраст научных сотрудников ИМЛИ сегодня перевалил за 70 лет. По другой версии, средний возраст приблизился к восьмидесяти годам. А как в реальности обстоят дела? Кто бы назвал имена молодых учёных, с кем ИМЛИ связывает своё будущее?

Пятое. Ни один серьёзный академический институт не может развиваться без научной периодики. Почему ИМЛИ до сих пор не имеет ни одного научного журнала? Где научным сотрудникам института печатать свои мысли? Кстати, куда делся ежегодник «Контекст», который в 70–80-е годы до дыр зачитывала вся мыслящая Европа?

Шестое. А что происходит с фондом рукописей? Где можно ознакомиться с каталогами этого фонда (кстати, почему каталог этого фонда не выставлен в интернете)? В свете трагедии с ИНИОН очень важен и другой вопрос: началась ли в ИМЛИ оцифровка рукописей?

Седьмое. Интересуется ли в ИМЛИ хоть кто-нибудь судьбами нынешних и бывших сотрудников? И оказана ли наконец хоть какая-то помощь выдающемуся германисту Юрию Архипову?

Список вопросов можно расширять и дальше. Но нужно ли это? Давайте дождёмся ответов хотя бы на перечисленные вопросы.

Итак, кто готов взять слово и высказать свою точку зрения?


 

Сергей ДМИТРЕНКО,

критик, литературовед, кандидат филологических наук, доцент Литературного института имени А.М. Горького, шеф-редактор журнала «Литература» ИД «Первое сентября»

 

Вопрос об ИМЛИ, по сути, и задавать не надо, особенно после того, как в ИНИОНе сгорела часть (если не большая часть) «заштабелированной» (такой уже привычный профессионализм) библиотеки ИМЛИ. В год литературы закрыть в России Институт мировой литературы – это было бы очень гламурно. Потому что дать ему средства для сохранения и развития не получится. Есть другие приоритеты и в пору кризиса. Даже чудовищные большевики развивали так или иначе нашу традиционную книжную культуру, филологию, литературоведение. Но их прямые потомки-мутанты, нынешние посткоммунисты, беспримерны и неописуемы в своём всепожирающем цинизме.

Поэтому ответить на странный вопрос ЛР нечего. Закроют и без ваших обсуждений.


 

                                                                 ЧУДЕСА НАУКИ

По-разному отмечают «Год литературы». Например, в Москве некоторые библиотеки переселяют из давно занимаемых ими помещений. А «Литературная Россия» решила разоблачить Институт мировой литературы. По-видимому, предполагается, что от этих разоблачений литературе станет лучше. Интересная мысль. Особенно в свете проводимой реформы РАН и такого яркого события в сфере науки, как пожар в ИНИОНе, где в том числе и книги из библиотеки ИМЛИ частично сгорели.

«Красной нитью» в дискуссии проходит тезис: «почему в ИМЛИ нет столь же ярких достижений, как несколько десятилетий назад». За эти десятилетия вся жизнь общества кардинально изменилась, в том числе отношение к литературе и к науке. Уроки литературы в школе сократились, и классика на этих уроках изучается всё меньше, сочинение на много лет было выброшено из экзаменов. И в этой ситуации только один ИМЛИ должен был остаться прежним, будто и не было последних тридцати лет.

Мне кажется, наоборот, это ещё удивительно, что по-прежнему идёт научная работа и выпускаются собрания сочинений классиков, что в наше время является своего рода подвигом при постоянной нехватке средств на выпуск новых томов. Вот когда выходят тома этих собраний и другие издания – это и есть главное участие института в научной, литературной и общественной жизни.

Словом, какие такие особые чудеса научных открытий может производить ИМЛИ в сегодняшней ситуации? И нужно ли ждать этих чудес? Ведь и чудеса бывают разного рода. Вот, например, в ИМЛИ новые тома академического полного собрания сочинений Гоголя в 23 томах выходят медленно, с большими перерывами, на их выпуск не хватает средств. На этом фоне чуть ли не чудом может показаться прямо-таки молниеносный выпуск издательством РПЦ 17-томного

 полного собрания сочинений Гоголя к его юбилею в 2009 году (и средства счастливым образом нашлись). Чем не яркое событие, коих так не хватает в ИМЛИ! Могут возразить, что событие это хоть и яркое, но несколько странное. Да, но ведь было время когда-то в Средние века, когда наука вообще в монастырях большей частью существовала.

И. МОНАХОВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *