Леонид Бородин сменил своего протеже

№ 2010 / 6, 23.02.2015

Ког­да год на­зад Сер­гея Сер­ге­е­ва на­зна­чи­ли глав­ным ре­дак­то­ром жур­на­ла «Моск­ва», ана­ли­ти­ки пре­ду­преж­да­ли, что дол­го он в но­вом крес­ле не уси­дит. По­сколь­ку ре­аль­ным хо­зя­и­ном это­го из­да­ния по-преж­не­му ос­та­вал­ся Ле­о­нид Бо­ро­дин.

Перемены в журнале «Москва»







Леонид Бородин
Леонид Бородин

Когда год назад Сергея Сергеева назначили главным редактором журнала «Москва», аналитики предупреждали, что долго он в новом кресле не усидит. Поскольку реальным хозяином этого издания по-прежнему оставался Леонид Бородин.


Напомним, кто такой Бородин. Это бывший политзэк. Первый раз его арестовали в 1967 году за принадлежность к Всероссийскому социал-христианскому союзу освобождения народов. Он тогда получил шесть лет лагерей строгого режима. Поначалу свой срок Бородин отбывал в Мордовии. Но в 1973 году его после участия в акциях протеста перевели во Владимирскую тюрьму. Там-то он и написал свои первые книги «Перед судом», «Повесть странного времени» и «Вариант». Все свои вещи Бородин переправлял на волю в письмах. Он потом вспоминал: «Видимо, цензору лень было читать мои письма. Вес письма – 8–11 граммов. Бралась тетрадочка, делилась пополам, и карандашом, отточенным о цементный пол, писалось: мне сегодня приснился сон. А дальше шёл текст повести. Писал я очень мелко – отец мог читать только с лупой. Так удалось отправить три повести, а на четвёртой цензор сменился. И она – «Год чуда и печали» – пропала. Потом пришлось восстанавливать по памяти».


Второй раз за Бородиным пришли при Юрии Андропове в 1982 году. Тогда ему дали уже десять лет. На свободу его выпустили лишь под воздействием мирового общественного мнения в 1987 году.


В журнал «Москва» Бородина привёл в 1990 году Владимир Крупин, который в роли главного редактора оказался совершенно безвольным человеком (кстати, Крупин через два года все свои полномочия добровольно передал Бородину).


В последние годы Бородин много болел и не мог часто бывать в журнале. Кроме того, в издании сильно ухудшилось экономическое положение. Люди получали копейки. Все понимали: журналу нужна свежая кровь. Но совсем выпускать штурвал из своих рук Бородин не захотел. Поэтому после долгих раздумий он решился ввести в штатное расписание должность наёмного главного редактора.


Утверждая на новую роль Сергеева, Бородин, видимо, исходил из того, что Сергеев – историк, равноудалённый от всех литературных группировок. Кроме того, Бородин надеялся, что Сергеев сможет привлечь в журнал хоть какие-то деньги. Но его протеже повёл себя по-другому. Он тут же начал раздавать центральным газетам интервью. Затем поехал в не том составе, который был бы люб Бородину, в Англию. Ну а когда новый главред выпустил ещё и книгу статей «Пришествие нации?» о русском национализме, устроив в редакции шумную сходку радикалов, всё – терпение хозяина иссякло.


Общественности недавнюю отставку Сергеева преподнесли как расхождение генерального директора журнала и главного редактора во взглядах на историю России.


Пока функции главреда временно вернулись к Бородину. Но кого бывший политзэк теперь подберёт на вакантное место, неясно.


Вообще есть такая поговорка: «Уходя – уходи». Но Бородин предпочитает поступать по-своему: он какой год вроде бы и уходит, но всё продолжает держать под своим неусыпным контролем. Получается: ни себе и ни людям. Пора бы понять: ничего вечного не бывает. В любом случае любой новый главный редактор будет пытаться вести журнал по-новому. Так, может, лучше не мешать и вовремя уйти на заслуженный отдых?

В. РЯЗАНЦЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *