На кону 40 миллионов долларов

№ 2011 / 25, 23.02.2015

Опять при­хо­дит­ся пи­сать про бес­пре­дел в Лит­фон­де. Ну сколь­ко мож­но. А что де­лать, ес­ли каж­дый раз вскры­ва­ют­ся но­вые во­пи­ю­щие фак­ты? При­ка­же­те мол­чать или до­би­вать­ся спра­вед­ли­во­с­ти?

Опять приходится писать про беспредел в Литфонде. Ну сколько можно. А что делать, если каждый раз вскрываются новые вопиющие факты? Прикажете молчать или добиваться справедливости?


Я лично не поддерживаю ни одну из сторон, участвующих в этих многолетних склоках. Все проявили себя далеко не с лучшей стороны.






Рис. А.ЦВЕТКОВА
Рис. А.ЦВЕТКОВА

Напомню, что когда весной 2008 года конфликт вокруг Международного литфонда перерос в новую фазу, редакция дала возможность выступить всем заинтересованным группам. В газете были опубликованы мнения председателя Литфонда Станислава Куняева и его заместителя Ивана Переверзина, председателя Союза российских писателей Светланы Василенко, бывшего председателя ревизионной комиссии Международного литфонда Юрия Коноплянникова, бывшего руководителя Международного литфонда Феликса Кузнецова и целого ряда других лиц.


Правда, кто-то попытался свободу слова использовать не для выяснения истины, а лишь в собственных целях. Нас, к примеру, очень изумил Переверзин. Ещё в 2008 году он дал газете интервью о ситуации как в Литфонде России, так и в Международном литфонде. Поскольку материал получился по объёму очень большим, редакция разбила его на две части. Публикация первой части ни у кого серьёзных возражений не вызвала. А вот вторую часть газете под угрозой судебных исков печатать запретили. Аргументация была просто потрясающая: враг сломлен и надобность в статье отпала. Но газета – это ведь не чья-то обслуга. Газета всегда была заинтересована в поиске истины, а не в обслуживании каких-то невежественных царьков.


Дискуссия на страницах «ЛР» показала, что абсолютно правых в конфликте вокруг Литфонда нет. Разница только в том, что одни оказались небезупречны с моральной точки зрения, а другие переступили через существующие законы. Самым лучшим выходом из этой ситуации были бы срочные перевыборы всех руководящих органов в писательских и литфондовских организациях, приход новых людей с незапятнанной репутацией, обнародование списков всех желающих арендовать дачи в Переделкине и Внукове (при одновременном сокращении сроков аренды до трёх лет, вместо пожизненного пользования этими дачами) и внятного объяснения, кому могут даваться деньги на лечение, приобретение предметов первой необходимости, издание книг или на иные цели.


Однако у нас власть берут не для того, чтобы так легко с ней расставаться. Перевыборы остались лишь мечтой наивных сочинителей. В реальности началась жёсткая борьба с оппонентами, искоренение любого инакомыслия и щедрое поощрение своих сторонников, которые в пылу полемики опустились до невероятного лизоблюдства.


Судите сами. Освободившиеся в Переделкине дачи почему-то в первую очередь получили только участники судебных процессов, активно выступавшие на стороне Переверзина. В частности, господа Середин и Коноплянников, чьи заслуги перед отечественной словесностью весьма сомнительны. Параллельно бешеные деньги достались почему-то в основном одним литфункционерам. Если верить прессе, председателю Союза российских писателей Светлане Василенко Литфонд от всей души выделил полмиллиона, её заместителю Людмиле Абаевой – 750 тысяч рублей. Но больше всех получил председатель Московской областной писательской организации Лев Котюков – ни много ни мало 950 тысяч рублей, так что не верьте зажравшимся чиновникам, ссылающимся на страшную бедность Литфонда. Это для чужих писателей там нет денег, а для своих пара-тройка миллиончиков всегда найдётся.


Закончив с дележом денег, новые хозяева этой жизни решили окончательно добить оппонентов. Но не словами, а кулаками. А чего там церемониться. Господин Переверзин не постеснялся ударить одну из своих пожилых оппоненток прямо в суде. И за это он, кстати, до сих пор никак не наказан. К слову: знает ли об этом лидер коммунистов Геннадий Зюганов, который тут недавно подмахнул слёзную петицию в Верховный суд России? Не верится, что пламенный большевик поддерживает избиение беззащитных женщин прямо на глазах у Фемиды.


Ладно, с Иваном Ивановичем Переверзиным всё давно ясно. Лично я считаю его малокультурным и плохо образованным человеком, начисто лишённым художественного вкуса. Напрасно он постоянно ссылается на Илью Глазунова, якобы когда-то сравнившего его ни много ни мало с Тютчевым. Глазунов давно эту чушь опроверг, язвительно заметив, что Переверзин – это даже не Надсон. Но ведь кто-то этого беспомощного поэта усадил в высокое денежное кресло. Что, раньше, до Литфонда Переверзин был безупречен? Как выясняется, нет. У него в середине 90-х годов уже имелись проблемы в Ленском улусе Якутии. Но кто-то помог же ему срочно перебраться в Якутск, и не куда-нибудь, а в аппарат республиканского правительства. Затем что-то не срослось у несостоявшегося Надсона и в Якутске. Что именно не срослось, об этом, мне кажется, во всех деталях красочно могли бы рассказать публике как первый президент Республики Саха Михаил Николаев, так и нынешний глава Якутии Егор Борисов (если, конечно, не побоятся). Тем не менее, кто-то стал настойчиво потом продвигать Перверзина уже в столице. Почему, за какие заслуги? Вопрос, как говорится, интересный.


Да и сейчас Переверзин, судя по всему, не один. У него есть прямой начальник: председатель Международного литфонда Станислав Куняев, чья зарплата в этой общественной организации исчисляется просто сумасшедшими цифрами. Куда он-то смотрит? Такое впечатление, что только в денежную ведомость. Его сердце, видимо, греет лишь количество ноликов после единички в данной ведомости. Сколько раз писатели пытались выяснить, когда, в какие дни и часы и по какому адресу г-н Куняев ведёт приём членов Литфонда. Но это оказалось страшной тайной. В журнале «Наш современник», где он также числится, его тоже видят крайне редко. По слухам, Куняев постоянно пропадает то на охоте, то на рыбалке и, видимо, нет ему никакого дела до журнала и Литфонда. Говорят, больше всего ему понравилось охотиться на упитанных кабанчиков в смоленских угодьях, подконтрольных беглому экс-префекту Северного административного округа Москвы Юрию Хардикову. Впрочем, его всегда устраивали и рыбалки в северных провинциях России.


Странную позицию занял и один из основных партнёров Литфонда – Союз писателей России. Во всяком случае, глава этого союза Валерий Ганичев ничего толком не говорит. Может, боится потерять дачу в Переделкине. А может, у самого рыльце в пушку. Он ведь тоже одно время был у нас незаменимым совместителем: якобы в поте лица пахал и в Союзе писателей, и в «Роман-газете». Но в «Роман-газете» народ вовремя опомнился: не получив внятных объяснений, на какие шиши начальник купил доченьке квартиру, лишил его полномочий. Так не пора ли ту же процедуру повторить и в Союзе писателей? Ну сколько можно терпеть во власти словоблуда и бездельника? Да, Ганичев из последних сил цепляется за кормушку: чтобы остаться наверху, он придумал незаконную схему – выборы делегатов на съезд вопреки уставу не только от писательских организаций, но и от лояльных ему журналов (в частности, на последний съезд он таким образом провёл в делегаты от орловских писателей свою любимую дочь Марину, работающую у отца в безликом журнале «Роман-журнал. XXI век», и от югорских литераторов заместителя Куняева – угодливого публициста Александра Казинцева, тоскующего по колбасе с опилками за 2 руб. 20 коп.). Только сколько верёвочке ни виться, рано или поздно всему приходит конец. На обмане трусливый графоман всё равно долго не удержится.


Удивительно, но молчат по поводу установившегося в Литфонде бардака и сопредседатели Ганичева, в том числе и наша беспокойная совесть – Валентин Распутин. Интересы Союза писателей в судах представляет, как правило, уже упоминавшийся Владимир Середин. Но как литератора этого господина никто не знает, хотя он, если верить опубликованным в «Литгазете» документам, блестяще расписывается в письмах Зюганову за своего шефа (вопрос в том, давал ли ему на это своё добро Ганичев). Тогда он, может быть, успешный менеджер? Если бы. В 90-е годы Середин, до этого пытавшийся сделать карьеру в ЦК ВЛКСМ и Госкомиздате СССР, возглавлял издательство «Планета». И где теперь эта «Планета»? Зачем его подобрал Ганичев, никому не понятно. Дела в союзе после прихода такого горе-менеджера не только не улучшились, а просто обвалились. Союз сейчас находится в предынфарктном состоянии. Шансов выйти из комы почти не осталось. Люди там уже давно не видели ни копейки. В частности, забыли, когда получали последнюю зарплату первый секретарь Союза писателей России Геннадий Иванов и председатель иностранной комиссии Олег Бавыкин. Возникает резонный вопрос: и за чьи же интересы теперь бьётся в судах якобы чрезвычайно успешный менеджер Середин? Неужели он всего лишь навсего таким бесстыдным образом отрабатывает переделкинскую дачу?


Одно время у писателей сохранялись надежды на правоохранительную систему и суды. Но, похоже, до правового государства нам ещё очень и очень далеко. Я тут побывал в Верховном суде России на процессе по одной из надзорных жалоб и пришёл в ужас.


Что меня поразило? Как оказалось, в наших литфондах достаточно долго процветала порочная практика голосования по непонятным доверенностям. Выяснилось, что писатели избирали делегатами конференций или членами бюро одних людей, а решение принимали совсем другие, которых писатели на это не уполномочивали. В суде эти факты вызвали недоумение. И как на них отреагировал, к примеру, г-н Переверзин? Очень непосредственно, прямо-таки по-детски. Он воскликнул: «Так работает вся Россия». То есть прямо в суде было признано, что страна работает не по закону, а по понятиям. О чём после этого говорить?


Очень удивила меня и адвокат, представлявшая интересы Литфонда. С её слов выходило, что писательские организации и литфонды у нас бедны как церковные мыши, не в состоянии проводить полноценные пленумы и президиумы, и поэтому для экономии средств практикуется одновременный созыв исполнительных органов сразу нескольких общественных объединений, благо везде задействованы одни и те же люди. Но, по-моему, это лукавство. Находит же Литфонд 900 тысяч рублей, чтобы оказать помощь литфункционеру Льву Котюкову. Так почему он при этом не может оплатить командировки иногородним членам своего президиума? Что-то здесь не так.


Если у нас действительно в руководстве всех писательских союзов и литфондов присутствуют одни и те же люди (зачастую отъявленные графоманы), возникает вопрос: зачем иметь так много организаций, давайте какие-то конторы за ненадобностью упраздним, а какие-то объединим. Или у нас всё специально раздробили, чтобы всё донельзя запутать?


В Верховном суде прозвучало, что г-н Переверзин, только занимая должность директора Международного литфонда, получает зарплату 150 тысяч рублей. Эти данные на судебном процессе никто не опроверг. А сколько он тогда получает как руководитель Литфонда России и какое ему установлено жалование в качестве руководителя исполкома международного сообщества писательских союзов? После этого невольно задумаешься, так кому же выгодно обилие схожих организаций и кто, по сути, узурпировал в писательских сообществах всю власть.


Продолжая финансовую тему, замечу: в минувшую субботу, 18 июня на телеканале НТВ в передаче «Максимум» была сделана робкая попытка оценить всё имущество, принадлежащее Литфонду. Прозвучала цифра в 40 миллионов долларов. Я думаю, что это сильно заниженные оценки. Ведь Международный литфонд управляет не только писательским городком в подмосковном Переделкине, ему принадлежит огромная недвижимость и в центре Москвы на Неглинной. Есть у него и другие объекты, дающие сумасшедшие доходы. Так что счёт идёт не на десятки, а на сотни миллионов долларов.


Понятно, что просто так от таких денег не отказываются. Так что, нас ждут новые схватки? А это уже во многом зависит от писателей. Если их устраивает нынешний беспредел, будет ещё хуже. Причём, избиением почтенных дам дело уже вряд ли ограничится. И писатели окончательно останутся с носом. За исключением, может быть, одного борца с сионизмом Станислава Куняева. Но если облапошенные проворовавшимися литературными менеджерами сочинители проснутся и немедленно отправят в отставку всяких там ганичевых, пригревших в трёхэтажном писательском особняке на Комсомольском проспекте успешного дачника Середина, то ещё не всё потеряно.


Всё в руках самих писателей.

Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *