В перми живая ситуация

№ 2012 / 10, 23.02.2015

Екатерина Троепольская родилась в 1982 году в Луганске. В начале нулевых поступила в Литературный институт, который вскоре бросила. Правда, с литературой не порвала: известна редакторской работой в еженедельнике «Сине Фантом»

Екатерина Троепольская родилась в 1982 году в Луганске. В начале нулевых поступила в Литературный институт, который вскоре бросила. Правда, с литературой не порвала: известна редакторской работой в еженедельнике «Сине Фантом», статьями о современной поэзии и кинематографе и, конечно, организацией фестивалей видеопоэзии «Пятая нога».






– Катя, что такое видеопоэзия?


– Видеопоэзия – это видео на стихи. Жанр, придуманный в Европе в тот момент, когда стало модно всё синтезировать. У нас в России все сразу вспоминают Тарковского, мы со стороны фестиваля видеопоэзии «Пятая нога» предлагаем и о Пригове не забывать. Сейчас видеопоэзия проходит стадию отрочества: поэты снимают однообразные, скучные видео; режиссёры упрощают поэзию визуальным нарративом. Есть удачные примеры среди художников, работающих в межжанровом пространстве. Александр Горнон в Питере рисует невероятное видео на полифоносемантические поэмы. Там же, в Питере, – «Лаборатория поэтического акционизма» выводит поэзию в поле акционизма, соответственно. Андрей Сильвестров и Юрий Лейдерман создают действительно беспредельный проект – «Бирмингемский орнамент», из которого нам каждый год перепадает какой-нибудь лоскуток.


Видеопоэзия за несколько лет превратилась в модное движение, на многих фестивалях проводят свои конкурсы, в городах – свои фестивали. Мы стараемся с Андреем Родионовым отслеживать этот поток и немного его формировать при помощи конкурсной программы нашего фестиваля «Пятая нога», а потом возим её по городам, показываем в клубах и университетах. Каждый год мы наблюдаем, как меняются подходы к видеопоэзии, что сейчас модно: текст на экране или актёрское исполнение по ролям, анимация или выразительное чтение. В этом году у нас очень задиристая программа, мы её покажем в Москве совсем скоро.


– А как, по твоему мнению, сегодня чувствует себя поэзия традиционная?


– Я, конечно, скорее активный участник современного литературного процесса, чем сторонний наблюдатель. Была почти на всех фестивалях, и сама участвую в организации, по меньшей мере, трёх. Мне кажется, что для поэзии наступают хорошие времена.


– Читаешь ли толстые журналы?


– Как пользователь Интернета, я утратила привычку к систематическому чтению, хожу по ссылкам. Многие из них ведут в «Журнальный зал». Недавно написали с Андреем Родионовым статью как раз про видеопоэзию в журнал «Октябрь».


– Ты часто бываешь в Перми. Это теперь действительно, как утверждают одни, новая культурная столица, или полярно противоположное, как заявляют другие?


– В Перми сейчас очень живая ситуация. Происходит постепенная ассимиляция, местные уже и сами не замечают, что ругают нас меньше. Кроме того, у нас есть простые весёлые проекты, которые привлекают в музей современного искусства – «PERMM» – молодёжь, есть творческие детские мастерские. Постепенно возникает сообщество людей, которым интересно следить за нашими событиями, организовывать свои. Если Пермь не разменяют в каких-нибудь политических играх, то все потихоньку помирятся.


– Мы познакомились в Литературном институте, где ты училась на отделении поэзии. Как сегодня с собственным творчеством?


– Литературный институт в последнее время вспоминаю с большей теплотой, чем раньше. Даже подумываю, может быть, закончить там своё неоконченное высшее. Творческая энергия в основном перешла в организационную. Пишу иногда статьи, помогаю немного тому же Родионову писать пьесы.

Беседовал Роман СЕНЧИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *