Вопросы остались

№ 2012 / 12, 23.02.2015

Под­ве­дём не­ко­то­рые ито­ги.
Мы ра­ды за Свет­ла­ну Се­ли­ва­но­ву, ко­то­рая по­сле мно­гих лет стра­да­ний всё-та­ки смог­ла уре­гу­ли­ро­вать свои про­бле­мы с Лит­фон­дом. Но как быть дру­гим?

Подведём некоторые итоги.


Мы рады за Светлану Селиванову, которая после многих лет страданий всё-таки смогла урегулировать свои проблемы с Литфондом. Но как быть другим?


В писательском городке Внуково сейчас проживает несколько десятков писателей. Они ни о какой приватизации литфондовских дач оповещены не были. Никто никаких сроков и условий приватизации не объявлял. Цены, похоже, были взяты с потолка. На что руководители Литфонда потратили полученные от первых приватизаторов деньги (а сумма получилась порядка ста тысяч долларов), тоже практически никто не знает. Видимо, кто-то очень хотел выловить в мутной воде крупную рыбёшку и оставить писателей с носом.


Другой вопрос: кто сегодня может претендовать на освобождающиеся дачи во Внукове? Если следовать логике, то очередники. Но попробуйте найти регистр очередников. У многих писателей сложилось впечатление, что дачи сейчас получают лишь лица, приближённые к руководству Литфондов. Свежий пример: только что из Внукова съехал Геннадий Гусев, долгое время работавший первым заместителем главного редактора журнала «Наш современник». Этот журнал, как известно, возглавляет Станислав Куняев, который одновременно является председателем Международного Литфонда. И кому досталась освободившаяся дача? Правильно – сотруднику журнала «Наш современник». Что это: совпадение, сотрудник журнала действительно был первым в очереди на получение дачи или мы вновь имеем дело с коррупцией?


Много вопросов есть и по распределению и аренде дач в Переделкине.


Непонятно только, кто ответит на все эти вопросы и, главное, – наведёт законный порядок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *