Художник «незамеченной земли»

№ 2012 / 15, 23.02.2015

В Вы­ста­воч­ном цен­т­ре Санкт-Пе­тер­бург­ско­го Со­ю­за ху­дож­ни­ков на Б. Мор­ской, 38 про­шла вы­став­ка за­ме­ча­тель­но­го гра­фи­ка-пей­за­жи­с­та Ва­си­лия Ми­хай­ло­ви­ча Звон­цо­ва (1917–1994).

В Выставочном центре Санкт-Петербургского Союза художников на Б. Морской, 38 прошла выставка замечательного графика-пейзажиста Василия Михайловича Звонцова (1917–1994). Признаюсь, что я не сразу смог «разглядеть» и оценить по достоинству монохромные, небольшие по размеру работы этого художника. Уж слишком они казались на первый взгляд простыми, незатейливыми и старомодными. Никаких внешних примет современности (даже хотя бы в виде телеграфных столбов), никаких броских эффектов и спецэффектов, заставляющих обратить внимание на авторскую «индивидуальность», никакой нарочитости, «постановочности» в композиции, никаких претензий на то, чтобы поразить, подавить зрителя… И только со второго круга по экспозиции начинаешь проникаться чистой и светлой поэзией звонцовского мира.






Василий ЗВОНЦОВ. Осенняя Сороть
Василий ЗВОНЦОВ. Осенняя Сороть

Может удивить, что для воспевания родной природы художник избрал чёрно-белые техники: офорт, карандашный и угольный рисунок, китайскую тушь. Однако внимательно вглядевшись в творчество Звонцова, понимаешь, что, пожалуй, именно таким способом можно точнее всего передать своеобразие русской природы и русского бытия в целом. То своеобразие, которое непревзойдённо выражено в поэзии Тютчева (а в наше время – в поэзии Рубцова). Стоит ещё раз вслушаться в известные строки:







Эти бедные селенья,


Эта скудная природа –


Край родной долготерпенья,


Край ты русского народа!



Не поймёт и не заметит


Гордый взор иноплеменный,


Что сквозит и тайно светит


В наготе твоей смиренной.


(«Эти бедные селенья…»)







…И жизнь твоя пройдёт незрима,


В краю безлюдном, безымянном,


На незамеченной земле, –


Как исчезает облак дыма


На небе тусклом и туманном,


В осенней беспредельной мгле…


(«Русской женщине»)



– чтобы увидеть, какую огромную роль в этом проникновенном поэтическом образе «незамеченной земли» играет стихия света («что сквозит и тайно светит…»).


Можно назвать немало художников XIX – начала XX века (Саврасов, Левитан, Васнецов, Нестеров и др.), в той или иной степени выразивших в цвете образ «безлюдного, безымянного края», но всё-таки решусь утверждать, что наиболее полное и глубокое воплощение он нашёл в творчестве художников второй половины XX века, работавших в чёрно-белой графике. Уже говорилось, что такая графика позволяет точнее всего передать своеобразие русской природы, присущие ей внутренний свет и тихое сияние.


Столь обострённое восприятие сокровенной сути русского бытия было вызвано, на мой взгляд, Великой Отечественной войной, а также громадными сдвигами в современной жизни, ставящими под угрозу существование национальной самобытности и самого человека. И в этом отношении творчество Звонцова является глубоко закономерным, отражающим стержневой путь развития послевоенного искусства. По этому пути шли многие художники советского времени. К примеру, здесь уместно вспомнить творчество другого замечательного графика – Бориса Фёдоровича Французова (1940–1993), навечно прославившего в своих офортах тихую и «незаметную» красоту родной Владимирщины. Всё это заставляет по-новому взглянуть на графику второй половины XX века как на один из высочайших взлётов отечественного изобразительного искусства за всю его почти тысячелетнюю историю.

Илья КОЛОДЯЖНЫЙ,
г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *