Грош цена извинениям московских чинуш

№ 2012 / 17, 23.02.2015

24 февраля мы напечатали извинения московских чиновников за тот беспредел, который на протяжении нескольких лет творил столичный комитет по СМИ во главе с г-ном Замуруевым.

24 февраля мы напечатали извинения московских чиновников за тот беспредел, который на протяжении нескольких лет творил столичный комитет по СМИ во главе с г-ном Замуруевым. Кстати, когда мы готовили к публикации статью «С чистого листа, или Наконец власти нас услышали», в редакции возник спор, какую к нему лучше поставить рубрику. Я предлагал такую: «Справедливость восторжествовала». Но мой коллега Роман Сенчин этот оптимизм не разделил и настоял на том, чтобы в название полосы были вынесены другие слова: «Предварительные итоги».


Сразу скажу: Сенчин оказался прав. Дальнейшие события показали, чихать хотело новое руководство департамента СМИ на все поднятые наши проблемы. Безнаказанность за прошлые грехи породила у чиновников чувство вседозволенности. Победил правовой нигилизм.



ЛЮДИ РАСТУТ НЕ ПО ЗАСЛУГАМ



Начну эту сагу, пожалуй, с рассказа о Елене Лавриненко. Она ещё недавно занимала в департаменте должность заведующей сектора книгоиздания, а месяц назад пошла на повышение и стала уже начальником отдела. Люди растут не по дням, а прямо по часам.


Как я понимаю, именно Елене Лавриненко было поручено рассмотреть обращение редакции газеты от 27 декабря 2011 года о личном приёме у руководителя департамента Владимира Черникова. Выдержав установленные законом сроки, эта очаровательная сотрудница подготовила ответ аж на четырёх компьютерных страницах. Она даже вспомнила о том, что несколько лет назад по нашим критическим публикациям было проведено некое совещание, участники которого якобы «признали критику неконструктивной», а все статьи «ЛР» «были оценены как субъективные и некорректные». Но при этом исполнительница столь ответственного документа ни слова не обмолвила о том, почему то странное совещание прошло за закрытыми дверями без приглашения представителей редакции, зато с радостью сослалась на какую-то особую позицию непонятного российского писательского сообщества.






Руководитель столичного департамента СМИ  Владимир ЧЕРНИКОВ, видимо, даже не подозревает,  что у него под носом творится правовой беспредел
Руководитель столичного департамента СМИ
Владимир ЧЕРНИКОВ, видимо, даже не подозревает,
что у него под носом творится правовой беспредел

Я не поленился и полистал подшивки газеты за 2008–2010 годы. Всё оказалось с точностью до наоборот. Писатели нас не то что не осуждали, а, напротив, десятки писателей действительно яростно ругали в нашей газете погрязших в коррупции московских чинуш, которые при Лужкове окончательно вытеснили из газетных киосков почти всю литературную периодику (за исключением разве что «Литгазеты»), заменив качественные издания презервативами да сигаретами.


И только для Лавриненко, похоже, определяющим стало мнение одного лишь секретаря Московской городской писательской организации Союза писателей России Максима Замшева. Но, видимо, г-жа Лавриненко не смотрит государственный телеканал «Россия-1», на котором в преддверии нового года подробно рассказали, как направо и налево торговала эта организация литпремиями (это только мы никогда не платили дань тем, кто имел доступ к распределению средств и наград).


Впрочем, всё это лирика. В ответе, который целый месяц столь тщательно готовила Лавриненко и который 27 января 2012 года подписал Черников, ни слова не было сказано по существу нашего обращения: состоится ли личный приём у Черникова, и если да, то в какие сроки. Именно поэтому мы вынуждены были 3 февраля с.г. прямо на первой полосе напечатать материал «Власть боится взглянуть правде в глаза». Эту публикацию мы отправили мэру Сергею Собянину. В мэрии наши документы зарегистрировали 9 февраля. Но ответа до сих пор нет. Закон, видимо, для столичных чиновников не писан.


Позже Лавриненко пояснила, почему она подсунула своему начальству четыре страницы демагогии. Мол, она, получив наше обращение, подняла старые бумаги и по ним подготовила проект ответа. Но если ты новый человек и ещё ни во что не вник, то, спрашивается, зачем подписываешь липу? Почему Лавриненко не стала утруждать себя проверкой фактов? Лень было? Или просто решила кого-то выгородить?


Но на этом наш роман с Еленой Лавриненко не завершился. 14 февраля мы попытались добиться от неё чётких ответов на несколько вопросов, которые хотели задать на встрече у Черникова. В частности, мы поинтересовались, кто всё-таки в последние годы работал с заявками издателей и проводил предварительный отбор для городской программы книгоиздания. Дело в том, что прежнее руководство комитета по СМИ и экс-мэр Валерий Виноградов сделали из этого вопроса страшную тайну. Даже прокуратура не помогла прояснить ситуацию. Вот насколько сильны были чиновники при Лужкове.


И как отреагировала на нашу законную просьбу Лавриненко? За ответом я рекомендую обратиться к материалу «Власть упорствует и гражданское общество не слышит» («ЛР», 2012, 17 февраля). Здесь же ограничусь только короткой цитатой: «Ответ г-жи Лавриненко был просто потрясающим: «Мне всё известно, но ничего не скажу, так как не знаю, имею ли я на это полномочия». И тут же заметила: «Только не выливайте на наш департамент грязь».


А ведь вопрос о том, на кого департамент возложил функции дирекции городской программы книгоиздания, не праздный. Он в нашей истории – один из ключевых. И я поясню почему.


Лично у меня сложилось мнение, что вся эта дирекция – фикция. Она действует в основном в интересах одного издательства, которое раньше именовалось, если я не ошибаюсь, «Московские учебники», а теперь носит, кажется, другое название – «Московские учебники – СиДиПресс» (детали можно уточнить у г-жи Лавриненко). Дирекция не гнушается ложью, о чём мы не раз подробно в нашей газете рассказывали (с приведением конкретных примеров). Об этом шла речь и на нашей встрече с заместителем руководителя департамента СМИ Юлией Казаковой 16 февраля.


Что было дальше? А ничего. Через месяц после встречи, а именно 13 марта пришёл подготовленный Лавриненко новый ответ, который также подписал В.Черников, где вновь про ложь дирекции программы книгоиздания не было сказано ни слова (подтвердились факты вранья или нет). Нам лишь пообещали организовать очередную независимую экспертизу, при этом не указав, в какие сроки пройдёт эта экспертиза. Что ж, пришлось делать новый запрос в департамент. В третьем ответе от 12 апреля про ложь снова молчок, зато появилась такая фраза: «По итогам проведения повторной экспертизы Вы будете проинформированы дополнительно». Я попросил г-жу Лавриненко уточнить, что эта фраза означает. Последовало объяснение: может, департаменту потребуется ещё месяц для выяснения ситуации, может, два. Да, с такими сроками нам только и браться за модернизацию отрасли. При этом закон в таких случаях отводит на подготовку ответа максимум два месяца (т.е. 16 апреля мы должны были получить точный и ясный ответ: соврали господа хорошие из дирекции или нет).


Одновременно мы попросили г-жу Лавриненко уточнить отношение департамента к проблеме распространения печатных изданий в газетных киосках. Но тут последовал решительный отказ: мол, это не её компетенция, это вопрос совсем другого отдела. А зачем тогда, г-жа Лавриненко, вы подняли эту тему в ответе за 13 марта, раз это не ваша тема. Зачем сбиваете людей с толку?


Впрочем, о вашей компетенции (точнее, о вашем непрофессионализме) мы ещё поговорим в главах, посвящённых вашим коллегам Ольге Вишняковой и Арменуи Арутунян.



НАША ВЕРСИЯ



Здесь попробуем разобраться в том, почему департамент упорно не хочет подтверждать или опровергать ложь своих экспертов.


Первое. Ложную информацию в письменном виде предоставили три человека, в том числе председатель городской экспертной комиссии книгоиздания С.О. Шмидт. Этому учёному недавно исполнилось 90 лет. Чиновники, видимо, очень боятся расстроить историка. По их словам, Шмидт скорее всего подмахнул заключение, не вникая в суть проблемы. Но нам от этого не легче.


Второе. Тут сразу возникает вопрос о легитимности дирекции городской программы книгоиздания и разбазаривания бюджетных средств. В Федеральном агентстве печати отбором и анализом издательских заявок занимаются всего два штатных сотрудника. А в московском правительстве чиновники эти функции по сути спихнули, надо полагать, на понравившееся им одно издательство, которое, видимо, не хочет, чтобы в городских программах участвовали «чужие». Г-жа Казакова, как мы поняли, полагает, что без этого издательства департамент как без рук: оно ведь не только организует рецензирование рукописей, но выполняет ещё и функции склада, а также готовит экспозиции для разных выставок.


Третье. Придётся тогда признать нарушение антимонопольного законодательства. Ну не может одна контора отбирать заявки и потом сама же реализовывать эти заявки. На языке юриспруденции это называется конфликт интересов.


Четвёртое. Признание лжи ведёт к тому, что организацию следует признать недобросовестным исполнителем услуг и включить в соответствующий реестр. А это надо департаменту? Легче всё замолчать или заволокитить.



В РУСЛЕ УКАЗАНИЙ НАЧАЛЬСТВА



Эту новеллу хочу посвятить хотя бы вкратце ветерану департамента Ольге Вишняковой. С ней мы постоянно общаемся уже в течение нескольких лет. Но я подробно остановлюсь лишь на мартовско-апрельских событиях.


Дело в том, что наша газета, получив 16 февраля заверения от г-жи Казаковой, что теперь департаментом руководят новые люди и всё в их работе чисто и прозрачно, решила вновь поучаствовать в городской программе книгоиздания. Только вот беда: на официальном сайте департамента мы, как всегда, не обнаружили достоверной информации об условиях и сроках программы. Пришлось браться за телефон.


В ответ 15 марта с.г. пришло следующее электронное сообщение:


«Вниманию В.В. Огрызко


Уважаемый Вячеслав Вячеславович, по поручению зав. Сектором книгоиздания Управления печати ДСМИиР города Москвы Е.П. Лавриненко направляю Вам пакет документов, которые необходимо приложить (в 2-х экз.) к письму на имя руководителя Департамента средств массовой информации и рекламы города Москвы В.В. Черникова и представить в Департамент не позднее 20 марта т.г. (чтобы иметь возможность рассмотреть на ближайшем заседании Московского городского совета книгоиздания – ориентировочно в мае т.г.). Если пакет документов будет получен позже, то сроки рассмотрения сдвигаются на осень (ориентировочно на октябрь т.г.).


Вишнякова О.Б.»


Стал я изучать бланки заявок. И первое, на чём я споткнулся, на форме № 4, в которой требовалось подробно расписать гонорары писателей и художников и страховые вопросы. Но, позвольте, г-жа Казакова уверяла нас в том, что департамент уже как год субсидии на гонорары не выделяет. Тогда зачем заполнять эту форму?


Нашёл я много и других странностей в присланных формах.


Ну а поскольку я до сих пор не получил ответа на принципиальный вопрос о том, подтвердились ли факты вранья Московского городского совета книгоиздания или нет, я счёл необходимым к форме № 1, где следовало расписаться в согласии с условиями конкурсного отбора, сделать постскриптум: «При этом полагаем, что на этот раз функции Департамента, осуществляющего конкурсный отбор, не будет выполнять организация, до этого уличённая во лжи (и, кроме того, не будет нарушено антимонопольное законодательство, не допускающее конфликта интересов)».


О, что после этого началось. Меня срочно разыскала по телефону г-жа Лавриненко: или уберите постскриптум, или ваши заявки рассматриваться не будут. А как же Конституция, которая запрещает понуждать людей отказываться от личных оценок?


Пришлось вновь письменно обратиться в департамент и обжаловать действия в том числе и г-жи Вишняковой. Но наша жалоба почему-то попала к Вишняковой. Госчиновники и тут обошли закон. Естественно, г-жа Вишнякова сделала вид, будто всё в ажуре (мол, теперь-то все документы на сайте размещены и, значит, никого наказывать не надо).


Кстати, мы не поленились, в десятый раз набрали номер телефона Вишняковой и попросили пояснить, почему нарушен закон. Ветеран департамента сделала следующее признание: «Я подготовила ответ в русле указаний своего непосредственного начальства». Значит ли это, что для госчиновника на первом месте не закон, а желание услужить начальству, даже если оно не право.


Ну что, теперь в прокуратуру идти или в суд? Г-жа Вишнякова, вы бы для начала хотя бы ответили, почему 15 марта нигде нельзя было найти документы об условиях конкурса и зачем вы рассылаете устаревшие формы?



ПРОСКОЧИТ ЛИ В АППАРАТЕ ЗАМЕСТИТЕЛЯ МЭРА МЫШЬ?



Для меня очевидно: нынешнее руководство департамента СМИ некомпетентно. Если рассуждать логически, заставить господ Черникова и Казакову и их подчинённых соблюдать закон, может, видимо, их непосредственный начальник – заместитель мэра Москвы Александр Горбенко. Мы отправили соответствующее письмо с просьбой записать нас на личный приём к столь высокопоставленному чиновнику, а затем, выждав какое-то время, взялись за телефоны.






Заместитель мэра Москвы Александр ГОРБЕНКО  оградился от встреч с журналистами, чтобы не  травмировать себя правдой о произволе  в подведомственных ему конторах
Заместитель мэра Москвы Александр ГОРБЕНКО
оградился от встреч с журналистами, чтобы не
травмировать себя правдой о произволе
в подведомственных ему конторах

Сначала у нас состоялся разговор с консультантом аппарата г-на Горбенко Ольгой Бугаковой. Я обозначил круг вопросов, которые волнуют редакцию. А дальше начались непонятки. Мол, наверное, газете лучше сразу обращаться в прокуратуру, так как другого способа решения проблем якобы нет. После этого осталось только восклицать: ну и ну.


Это потом я понял, откуда взялся такой пессимизм. Ведь это Бугакова должна была разобраться в том, почему в январе нас не захотел принять Черников. Но она даже не удосужилась проверить, ушёл ли нам ответ на наше письменное обращение к Собянину.


После этого я попытался связаться, нет, не с заместителем мэра, а всего лишь с его помощником Дмитрием Синюковым. Но это оказалось невозможно. В секретариате Горбенко выстроили целую цепочку, с кем следовало сначала созвониться и с какими замами и завами прежде стоило переговорить. Эти звонки и разговоры заняли у нас два полных рабочих дня. Секретарь руководителя аппарата Горбенко даже не выдержала и в сердцах бросила: «Это бред, я не понимаю девочек из приёмной Горбенко, ведь Синюков у них под боком сидит». Секретарь одного не учла: видимо, Синюков считает себя ну очень большим начальником. У нас же не власть для народа, а народ для власти.


И всё-таки я дозвонился и до Синюкова, и до руководителя аппарата г-жи Гиляровой. Первый пообещал наш вопрос доложить шефу в течение трёх дней, вторая сразу отрезала: наши вопросы слишком мелкие и поэтому она никогда и ни при каких обстоятельствах нас к Горбенко не допустит, мол, встречайтесь с Черниковым, который бегает от нас как от огня. В общем, круг замкнулся.


Но и это не всё. Гилярова с гордостью поведала нам о том, как у неё выстроена система рассмотрения обращений. «У меня мышь не проскочит». Какая самоуверенность. Да у вас, Людмила Александровна, более крупные животные проскакивают. У вас даже на письма к Собянину не отвечают. И виновата в этом прежде всего Бугакова, та самая, которая теперь пытается отфутболить нас в прокуратуру.


Я же так и не понял, чем так занят Горбенко, что не хочет встречаться. Видимо, до сих пор не может определиться с вопросом, разрешить ли оппозиции провести 6 мая в Москве «марш миллионов». А может, продолжает искать подмётки от башмаков то ли Сергея Удальцова, то ли Ильи Пономарёва, которые не так давно были продемонстрированы пока ещё действующему президенту России Медведеву.



КТО СОРВАЛ ГОРОДСКУЮ ПРОГРАММУ



А вот другой совсем коротенький сюжет. В прошлом году в рамках городской программы книгоиздания должна была выйти новая книга Александра Трапезникова. Но книга до сих пор не издана. Почему?


Ответ дал руководитель департамента Черников. 10 февраля он сообщил: «В связи с Вашим обращением по поводу выхода в свет в рамках городской издательской программы книги А.А. Трапезникова «Новые истории московских улиц» сообщаю следующее. Данная книга в соответствии с заключённым с Региональной общественной организацией «Московская городская организация Союза писателей России» договором № 181-ДС/11 от 06 декабря 2011 года должна выйти в свет не позднее 01 мая 2012 года тиражом 2000 экземпляров. Субсидия по данному договору перечислена издающей организации в декабре 2011 года. Что касается перечня книг, вышедших в свет при поддержке из городского бюджета в рамках городских программ, то в настоящее время этот список книг готовится к размещению на сайте Департамента dsmir-mos.ru (dsmir.mos.ru)».


Простите, но я так и не понял: о какой программе идёт речь. Я задавал вопрос о программе 2011 года. Она, судя по всему, оказалась провалена. Иначе как объяснить существенное изменение сроков выпуска?


Боюсь, что если б мы не подняли ещё в декабре тревогу (г-жа Вишнякова, надеюсь, не забыла мои звонки), работа Трапезникова не увидела бы свет и в 2012 году.


Так кто же ответит за срыв программы 2011 года? Вопрос остаётся до сих пор открытым.



ЗА ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ, ПОХОЖЕ, НИКТО НЕ ОТВЕЧАЕТ



А теперь хотя бы несколько абзацев посвятим Арменуи Генриховне Арутунян. Она в лучшем из лучших департаментов Москвы курирует вопросы, связанные с участием газет в социально значимых проектах.


К Арменуи Генриховне нас 16 февраля направила её непосредственная начальница Светлана Михайловна Бояринцева. Мол, только она сможет помочь правильно и без ошибок подготовить пакет документов для участия в конкурсе по поддержке СМИ. Но Арменуи Генриховна, две недели прокружив нам голову (видимо, надо было посоветоваться с начальством, пускать «чужих» в программу для «своих» или найти предлог и отказать), посоветовала искать всю информацию на официальном сайте департамента.


Я уже не раз отмечал, что этот сайт – сплошная загадка. В середине марта там висела информация такого рода: ждите, когда руководитель департамента подпишет какой-то приказ, и после этого в течение 15 дней представьте миллион документов, которые и за месяц нормальным людям не собрать.


Мы, естественно, попросили Арменуи Генриховну прокомментировать это сообщение. Ответ был таков: в этом году мы дадим на сбор документов месяц. А почему тогда на сайте размещена устаревшая информация? «Это вопрос не ко мне, – отрезала Арменуи Генриховна. – Я за сайт не отвечаю».


А кто в департаменте отвечает за сайт? Или тоже вопрос исключительно риторический?



ДО ЧИНУШ НЕ ДОСТУЧАТЬСЯ



Помнится, 16 февраля г-жа Казакова сказала: будут трудности или возникнут какие-то новые вопросы, можно смело к ней вновь обратиться. Мы воспользовались её советом. Но у нас ничего не получилось.


Все два месяца трубку снимала сотрудница департамента Вероника Бажанова. Она всегда представлялась помощницей г-жи Казаковой и требовала, чтобы сначала суть проблемы была изложена лично ей. Но полторы недели назад Вероника себя уже понизила до должности секретаря. А несколько дней назад выяснилось, что по штату Вероника Бажанова – главный специалист отдела распространения печатной продукции и что г-же Казаковой секретарь не положен.


Теперь понятно, почему никто в департаменте не решает проблемы торговых сетей. Некому. Специалисты заняты обслуживанием г-жи Казаковой.


В общем, за два месяца даже по телефону поговорить с г-жой Казаковой нам так и не удалось.


Безрезультатными оказались и попытки вновь записаться на приём к г-ну Черникову. В его приёмной подтвердили, что наши просьбы о встрече начальству передавались несколько раз, но реакции не последовало.


Сейчас обязанности руководителя исполняет его первый заместитель Иван Шубин. Секретарь последнего сообщила нам, что Шубин дал поручение связаться с нами г-же Казаковой. Та до сих пор связывается.


Чем заняты чиновники, почему они не хотят общаться ни с журналистами, ни с писателями, непонятно. Видимо, чего-то страшно боятся.



ШОРТ-ЛИСТ ОТ ДЕПАРТАМЕНТА






Ещё один очень интересный вопрос: как попасть в торговые сети, владеющие газетными киосками Москвы, и при этом не платить дань или различные контрибуции под предлогами вхождения или присутствия в розничной торговле? Мы впервые озвучили эту тему ещё в 2008 году, напечатав в газете обращение группы писателей к В.Путину. У хозяев торговых сетей письмо художников снова вызвало лишь усмешку. Топ-менеджер одной из компаний, не постеснявшись, попыталась грубо одёрнуть нас: мол, не в те двери стучитесь; не хотите ежемесячно платить по 50 тысяч рублей, чтоб вашу газету выкладывали в ста двадцати киосках, договаривайтесь тогда с комитетом СМИ, пусть вас включат в некие списки. Естественно, мы стали выяснять, что за тайные списки гуляют по Москве и как туда попасть. Но в комитете наши запросы спихнули на Зару Матвеевну Петрову, которая оказалась всего лишь советницей на общественных началах. И эта общественница упорно стала отрицать наличие каких-либо волшебных списков (кстати, г-жа Петрова до сих пор трудится, но уже не в комитете, а в департаменте, причём всё так же – не за зарплату, а на общественных началах, исключительно за идею).


Правда выяснилась лишь через четыре года. В распоряжении редакции оказался документ, подписанный Черниковым аж 1 января 2012 года (во как трудятся чиновники, даже в Новый год подмахивают документы), с очень интересным названием: «Список изданий, рекомендуемых Департаментом средств массовой информации и рекламы города Москвы для включения в ассортимент реализуемой периодической печатной продукции (распоряжение Мэра Москвы от 06.02.2001 № 88-РМ «О дальнейшем совершенствовании системы распространения периодической печатной продукции в г. Москве»)». Другими словами, система «рекомендаций» действует в столице одиннадцать лет.


Мы изучили этот список. В нём 11 газет и 8 журналов. Почему отобраны именно эти издания, непонятно. Заведующий профильным отделом департамента Сергей Лобанов намекнул: почти со всеми попавшими в список изданиями заключены договоры на информационное обслуживание власти. Надо ли так понимать, что список состоит только из «своих»? «Чужим» вход строго воспрещён. Или платите каждой сети ежемесячно дань по 50 тысяч рублей.



ПОСЛЕДНЯЯ НОВОСТЬ



20 апреля наконец позвонил помощник заместителя мэра. Г-н Синюков радостно сообщил: шеф занят, личного приёма не будет, ждите ответа в установленном законом порядке.


Потом, правда, выяснилось, что заместитель мэра А.Горбенко всё-таки проводит приём. Очередная встреча с гражданами, жаждущими справедливости, у него состоится 19 июня. Но по нашему письму нас на этот приём не запишут. Оказывается, для этого надо поменять статус, идти не как должностное лицо, а как частное, и для начала обращаться совсем в другие приёмные, для чего нам сообщили целых два телефона, которые вот уже неделю как не отвечают.


Где же можно письменно частным лицам оставить заявления о приёме у Горбенко, Синюков не уточнил. И правильно: зачем помощнику вникать в такие мелочи.


Единственное, что посоветовал г-н Синюков: добиваться приёма сразу у мэра Собянина. Следуем этой рекомендации.


Сергей Семёнович, расскажите, как попасть к Вам на приём, а главное – разъясните, как добиться справедливости. Или прав мой коллега Роман Сенчин, всё это бесполезно и чиновничий произвол в Москве непобедим?

Автор саги Вячеслав ОГРЫЗКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *