Культурная столица рулит

№ 2012 / 17, 23.02.2015

Не да­ёт в по­след­нее вре­мя ску­чать куль­тур­ная сто­ли­ца Рос­сии. Столь­ко но­во­стей от­ту­да при­хо­дит – хоть всю га­зе­ту на них от­во­ди. Вот од­на из са­мых све­жих: из книж­ных ма­га­зи­нов Пе­тер­бур­га ис­чез ряд книг.

Не даёт в последнее время скучать культурная столица России. Столько новостей оттуда приходит – хоть всю газету на них отводи. Вот одна из самых свежих: из книжных магазинов Петербурга исчез ряд книг. Специфический, надо признать, ряд, хотя и давно уже ставший вполне законным в мировой литературе… Короче говоря, не пытайтесь теперь найти в продаже многие романы Ирвина Уэлша, Уильяма Берроуза, «Пляж» Алекса Гарленда, «Страх и отвращение в Лас-Вегасе» Томпсона, а также «Искусственный рай» Шарля Бодлера, «О дивный новый мир» Хаксли и даже «Растаманские сказки» Дмитрия Гайдука… Ну и ещё десяток произведений.


Что их объединяет? В них фигурируют наркотики.


По неподтверждённым данным, Госнаркоконтроль разослал по издательствам и магазинам «чёрный список» не рекомендованных к печати и продаже книг, в которых содержатся признаки скрытой рекламы или пропаганды наркотиков. Документ такой отыскать пока не удалось; неизвестно, все ли издательства и книжные магазины страны список получили.


В ФСКН информацию о «чёрном списке» опровергли, но как-то двусмысленно, заметив, что в административном Кодексе есть статьи, которые предусматривают ответственность за распространение подобной (то есть, содержащей скрытую рекламу или пропаганду наркотиков) литературы. Впрочем, в Госнаркоконтроле подчеркнули, что изымать такого рода литературу возможно лишь по решению суда.


Видимо, зная, что собой представляет наш российский суд (ни в коей мере не намекаю на то, что он неправый, намекну лучше, что долгий, с массой инстанций, обжалований всяких), борцы с наркоманией решили просто порекомендовать. В Питере вот их услышали лучше и быстрее других. Спросишь там про великую антиутопию Олдоса Хаксли, и продавщицы делают страшные глаза, тихо отвечают: «Нет-нет, такой книги у нас больше нет!»


Вообще борьба с наркоманией у нас нередко принимает какие-то неправильные обороты. Вот боролись-боролись с кокаином, героином и прочим и доборолись до того, что наркоманы стали употреблять «крокодил», изготовляемый из общедоступных средств, вроде «Терпинкота», бензина и спичечных головок. Несколько уколов – и человек необратимо начинает гнить. В прямом смысле слова.


А что даст исчезновение из продажи, скажем, «Джанки» Берроуза или «Искусственного рая» бедолаги Бодлера? Наверняка только подогреет к ним интерес. Точнее, не к ним, а к теме наркотиков. Тут даже и читать не надо – достаточно ореола запретности…


Да и что книги в магазинах? Уэлша у нас столько наиздавали, что просто станут передавать из рук в руки. Ещё и секту уэлшевцев какую-нибудь создадут, фильмам по его романам будут поклоняться. К тому же в Интернете всё оцифровано, и на сотнях сайтов лежит. Тут надо весь Интернет вырубать, квартиры прочёсывать, преподавателей литературы поголовно менять, которые уже привыкли о Бодлере рассказывать, о Хаксли и даже Берроузе с Уэлшем…


И ещё одна мысль. Что-то не вспомню я книжки, где бы наркотики рекламировались, а наркомания пропагандировалась. Везде трагедия, повсюду предостережение. Мне лично «Джанки» Берроуза наглядно показали, что колоть в себя ничего не надо – лучше не будет, а хуже – наверняка. «Искусственный рай» Бодлера заставил не увлекаться гашишем и прочими изделиями из конопли. Лучше алкоголь. Из-за романов Уэлша (которые я читал уже взросленьким), уверен, никто в наркоманы не пошёл, а отказаться от первой (и главной) дозы внутривенного кайфа его книги помогли многим.


Роман «О дивный новый мир» в «чёрном списке» заслуживает особого анализа, от которого воздержусь в силу того, что о существовании «чёрного списка» пока известно со слов книготорговцев.


В заключение же выражу недоумение, почему в питерских магазинах остались книги Михаила Булгакова, содержащие рассказ «Морфий»? Вот где описание кайфа дано в полной мере, так, что хочется… Правда, могут возразить, что дальше у главного героя всё не очень хорошо складывается, но можно ведь рассказ и не дочитывать – достаточно сцены… Впрочем, не буду иронизировать – и над Булгаковым (не из-за «Морфия») давно и упорно сгущаются тучи.

Роман СЕНЧИН

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *