Музыка к несуществующему фильму

№ 2012 / 17, 23.02.2015

Группа «Pervoe Solnce» – любопытное музыкальное явление. Например, в декабре 2010 года, на международном джазовом фестивале JAZZ BEZ, впервые выйдя на сцену, группа сразу же получила приз зрительских симпатий.

Группа «Pervoe Solnce» – любопытное музыкальное явление. Например, в декабре 2010 года, на международном джазовом фестивале JAZZ BEZ, впервые выйдя на сцену, группа сразу же получила приз зрительских симпатий. В их музыке смешивается несколько музыкальных стилей – джаз, эмбиент, рок, лаунж. На выходе получается музыка, носящая общее специфическое «настроение кинематографа», при этом не написанная специально для определённого фильма – это своего рода саундтреки к несуществующим кинофильмам. Сами музыканты называют свой стиль «музыкальный синематограф». Недавно группа выступала в «Китайском лётчике Джао Да» – свободных мест не было.






На концерте был и давний поклонник творчества группы Гарик Сукачёв:


– Мы с основателем этой группы Володей Голоуховым знакомы чуть ли не с 1989 года, много играли вместе. И ещё когда я в первый раз услышал «Pervoe Solnce», я сказал ему, что это действительно очень кинематографическая музыка. Я как музыкант и в то же время человек, близкий к кинематографу, могу сказать это с полной уверенностью. Такая музыка была в советском кино 60-х годов – светлая, с некоторыми ностальгическими нотками. Если я ещё буду снимать фильмы – чем чёрт не шутит? – может быть, я использую музыку «Pervoe Solnce» в своей работе.


Владимир Голоухов – лидер и автор всех композиций, а также вибрафонист, известный по сотрудничеству с множеством музыкантов и композиторов от Рави Шанкара и Эдисона Денисова до групп «Сплин» и «Чайф». Кроме того, Владимир Голоухов является концертмейстером в театре Райкина, пишет прозу, а во время выступления каждую композицию предваряет интересным рассказом.


– Что за такой интересный инструмент вибрафон, и как вы к нему пришли?


– На концерте звучал его электронный аналог. А сам вибрафон – изобретён американцами в начале прошлого века. Сначала никто не хотел на нём играть, потому что композитор Стравинский сказал, что этот инструмент не годится для классической музыки, потому что «он без конца мочится в уши», – так и сказал. И с тех пор классические композиторы надолго оставили его без внимания. А вот в джазе пригождается всё, что не пригождается в классической музыке. И в 1920 году этот инструмент заметил Луи Армстронг и попросил своего друга барабанщика Лайонелла Хэмптона освоить его. И благодаря этому человеку вибрафон вошёл в музыкальное искусство. И в мою жизнь тоже. Я закончил Гнесинский институт как классический ударник, и там я понял, что вибрафон – это то, что мне очень нравится. Это импровизации, необычные созвучия и возможность гармонического и мелодического созвучия.


– Вы называете свою музыку «музыкальный синематограф»…


– Совершенно верно – «акустический музыкальный синематограф».


– Саундтреком к какому фильму мог бы стать ваш последний на данный момент альбом «Точка зрения»?


– Каждая композиция рассчитана на своего собственного режиссёра. Например, одна из композиций называется «Феллини», там место есть и Андрону Кончаловскому, и Чаплину, и тому пьянящему аромату французского кинематографа, в котором трудно выделить кого-то одного…


– Помимо всего прочего вы ещё и писатель…


– Это громко сказано. Это моё хобби. Мне важно целостное восприятие искусства, чтобы человек был погружён в атмосферу через все органы восприятия этой жизни: и музыка, и кино, и рассказы.


– Не планируете публиковаться, выходить за рамки хобби?


– У меня есть историческая повесть на тему французского движения катарсизма, когда я её пробовал напечатать, мне сказали, что интересно, но это «неформат». Что это значит – я не знаю. Наверное, нужно иметь громкое имя, чтобы кто-то обратил на тебя внимание. Хотя, может, и я не очень усердствую.


– Когда вы написали свою первую музыкальную композицию?


– Сейчас я вам точно скажу. Это был 1969 год. Вещь называлась «Мишка в лесу». Я играл кулаками на фортепьяно. Мне было два года. Но уже тогда я понял, что что-то в этом есть. К сожалению, тогда кроме меня это никто не оценил. А если серьёзно – то впервые я написал музыку в институте.


– Расскажите о творческих планах коллектива «Pervoe Solnce».


– Сделать презентацию нового диска осенью, и приглашать к сотрудничеству новых замечательных музыкантов, которые разделяли бы вместе со мной моё упоение и наслаждение творчеством. Я очень люблю импровизировать на сцене, когда люди чувствуют друг друга, подхватывают: это огромное наслаждение – заниматься любимым делом.

Любовь ГОРДЕЕВА

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *