Первый ряд

№ 2012 / 18, 23.02.2015

Дол­го­ждан­ная за­клю­чи­тель­ная часть три­ло­гии пи­са­те­ля и пуб­ли­ци­с­та, глав­но­го ре­дак­то­ра «Ли­те­ра­тур­ной га­зе­ты» Юрия По­ля­ко­ва за­вер­ша­ет эпо­пею, на­ча­тую в 2008 го­ду ро­ма­ном «Гип­со­вый тру­бач, или Ко­нец филь­ма»

Юрий Поляков. Конец фильма, или Гипсовый трубач. – М.: АСТ, 2012






Долгожданная заключительная часть трилогии писателя и публициста, главного редактора «Литературной газеты» Юрия Полякова завершает эпопею, начатую в 2008 году романом «Гипсовый трубач, или Конец фильма» и продолженную два года спустя «Гипсовым трубачом: Дубль два». Интересно оформление: на смену Мерилин Монро и Элвису Пресли, представленных в виде советских пионеров на обложках первых двух книг, явился синерожий Фантомас из популярного когда-то в СССР французского приключенческого сериала – тоже отдающий читателю честь в белой рубашке и красном галстуке. По словам писателя, этот образ соответствует содержанию последнего «Трубача»: «Почти все герои оказались совсем не теми людьми, которыми читатели узнали их на первых страницах романа… Но в отличие от создателей знаменитого Фантомаса, я маски всё-таки сорвал, что соответствует традициям отечественной словесности». Возможно, выведя на чистую воду своих литературных героев, Поляков обратится теперь к традициям Тацита или Марка Аврелия – во всяком случае, мы всегда вправе ожидать от писателя дальнейших высокоталантливых разоблачений.











Людмила Бояджиева. Андрей Тарковский: Жизнь на кресте. М.: Альпина нон-фикшн, 2012






Юбилейный год Андрея Тарковского невозможно представить без новых книг о нём. С коммерческой точки зрения издание очередной биографии великого режиссёра наиболее выгодно именно теперь. Но и в ряду других публикаций, независимо от их тематики и коммерческой просчитанности, книга культуролога Бояджиевой положительно выделяется искренним, неакадемическим отношением автора-искусствоведа к своему герою. Истинной любви не нужны прикрасы, поэтому без ложного пафоса, реалистично, «во весь рост» даны здесь литературные портреты, как самого Тарковского, так и окружавших его знаменитостей: Мстислава Ростроповича, Владимира Высоцкого, Андрона Кончаловского, Анатолия Солоницына, Маргариты Тереховой, Натальи Бондарчук, Алисы Фрейндлих, Олега Янковского, Александра Кайдановского и других. Кроме неизвестных ранее фактов из жизни и творчества автора «Андрея Рублёва» и «Соляриса» немалый интерес представляют страницы, посвящённые его отцу – поэту Арсению Тарковскому.











Маша Трауб. Семейная кухня. – М.: Эксмо, 2012






Известный телеведущий Александр Гордон некогда воскликнул: «Есть книги, которые не нужно читать. Их не обязательно даже брать в руки – достаточно издалека взглянуть на обложку, чтобы разглядеть все признаки дряни». Казалось бы, у полиграфической продукции Маши Трауб есть многие составляющие, по которым угадывается скоропортящаяся коммерческая выпечка. И дело не только в обложке. «Моя любимая подруга Маринка – роскошная бизнес-леди…» Да одного этого признания было бы уже достаточно: в помойку! Однако не всё так просто. При очевидном заказном характере «Семейная кухня» как художественный текст представляет собой нечто большее, чем розовенькое чтеньице для «роскошных бизнес-леди». Возможно, причина тому – учёба автора в Литературном институте у Юрия Левитанского. Трауб признаётся в одном из интервью: «Многие эпизоды автобиографичны, но всё-таки это художественная литература, а не хроника реальных событий». Да, это прежде всего литература, причём вовсе не о еде, как о том лукавит аннотация, а о символических мелочах повседневности, пожалуй, связанных ещё тем, почти уже забытым интеллигентским понятием кухни как центра семейного микромира. И литература эта во всех смыслах вкусная. Так что, Гордон, ты не прав!


Максим ЛАВРЕНТЬЕВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *