Русские судьбы

№ 2013 / 50, 23.02.2015

Если окинуть взглядом мощные библейские и исторические скульптуры, которыми уставил Россию наш земляк Вячеслав Клыков, поймёшь, что слабому человеку этот подвиг был бы не под силу.

Если окинуть взглядом мощные библейские и исторические скульптуры, которыми уставил Россию наш земляк Вячеслав Клыков, поймёшь, что слабому человеку этот подвиг был бы не под силу. Ещё предстоит осмыслить, как, начав с лёгких изящных работ, таких, как бог Гермес перед Международным торговым центром в Москве, за которую скульптор был удостоен Государственной премии СССР, как «Бегущая по волнам», украсившая музыкальный детский театр, как «Обнажённая», получившая Гран-при на международной выставке в Белграде, он пришёл к созданию монументальных образов русской истории, напомнив нам, кто мы и откуда. В смутное, полное трагических сломов время Клыков обратился к великим русским именам, показав, какие могучие люди творили историю России.

Скульптор Вячеслав КЛЫКОВ в своей мастерской
Скульптор Вячеслав КЛЫКОВ в своей мастерской

В 1989 году Клыков закончил работу над монументом Сергию Радонежскому. Весть о памятнике разлетелась быстро. Многие захотели в Радонеж на родину святого, где предполагалось установить памятник, чтобы быть соучастником этого события. Но тут началась травля скульптора. Его обвинили в том, будто он прославляет религиозного деятеля. По дороге в Радонеж на Ярославском шоссе памятник арестовали, приехавших на открытие встретила милицейская цепь. А ведь речь шла о заступнике России, вдохновителе победы над Мамаем. Это он благословил Московского князя Дмитрия Иоановича – будущего Дмитрия Донского: «Победита враги твоя!» В помощь князю дал двух иноков – Пересвета и Ослябю, надев им на головы вместо шлемов схимы с животворящим крестом. Перед Куликовской битвой монах Пересвет и татарский богатырь Челубей схватились в поединке и оба пали. Поклониться заступнику Руси собралось так много людей, что разогнать их не решились. Открытие состоялось.

Ещё одно знаковое событие в истории страны и в судьбе Клыкова – День славянской письменности и культуры, День Кирилла и Мефодия. Мы привыкли к тому, что каждое утро 24 мая просыпаемся под звон колоколов. А всегда ли помним, что вернули его в нашу жизнь после семидесяти лет забвения несколько русских литераторов и прежде всего Виталий Маслов. В 1986 году он в заполярном Мурманске организовал торжества, посвящённые славянским первоучителям. Потом праздник победно пошёл по стране. Он состоялся в Вологде, в Новгороде Великом, Киеве, Минске, Смоленске. Перед приходом праздника в 1992 году в Москву Клыков с одержимостью взялся за изваяние памятника Кириллу и Мефодию. Он сам варил каркас, обустраивал площадку под скульптуру – площадь Ногина, добивался, чтобы её переименовали в Славянскую, разрешили крестный ход. Была послана миссия в Иерусалим зажечь неугасимую лампаду от Благодатного огня Гроба Господня. Её пронесли через все славянские страны и 24 мая встречали в Москве. Праздник вышел торжественным. Лампаду поместили в нишу на постаменте, в голубое небо улетели шары с именами тех, кто вложил свою душу и деньги в создание монумента. В самом центре столицы стоит это бронзовое творение: высокий крест осеняет непокрытые головы равноапостольных первоучителей, в руках они держат Священное писание и свиток с буквами. Нашу азбуку.

В неугасимую лампаду стреляли. Повредили постамент. Клыков слышал такие известия не раз. Многие его работы, которые так хорошо и достойно вписались в нашу жизнь, имели трудную судьбу. Они запрещались, переносились, замалчивались в прессе или наоборот подвергались грубой критике. Так было и с Серафимом Саровским, князем Владимиром, крестителем Руси, киевским князем Святославом, разгромившим хазар в 1040 году. И даже с нашим победоносцем маршалом Жуковым.

Скульптор увидел Жукова, таким, каким мы знаем его по кинохронике: на белом красавце коне он принимает Парад Победы, попирая копытами коня фашистские знамёна. Вячеслав Михайлович сделал конную статую и мечтал установить памятник маршалу перед Историческим музеем на Красной площади, как бы снова въезжающему на тот исторический парад. Как напрашивалось это место! Как ждали этого события ветераны, все мы пятьдесят лет! Но скульптуру стали двигать: на Поклонную гору, на тесную и суетную Смоленскую площадь, наконец, на Манежную, где он, наш победоносец – богатырский собирательный образ всех воевавших и павших на той войне, и стоит в бронзе на серовато-коричневом, граните.

Как все большие художники, Клыков опередил своё время. Ориентированные на западные ценности деятели враждебно встретили яркого самобытного художника, исповедовавшего национальные ценности. Многим мешали идеологические шоры.

Убеждена, что о Клыкове ещё напишут книги. Он оставил нам большое наследие – более двухсот скульптур, барельефов, памятных знаков, исполненных в разной манере и материале – бетоне, камне, бронзе, меди. Нас ждёт постижение русской сути через скульптуры великого мастера.

Место вечного упокоения ваятель выбрал сам – рядом с высоким белоснежным храмом, построенным им для земляков. В родных Мармыжах. Посреди России. Над скромной могилой с каменным крестом растут такие же белоснежные берёзы. Под рассеянной их тенью хочется долго молчать и думать: как, где, когда зарождались его великие образы? Образы России, которую он любил. За каждой скульптурой – бездна смысла! Это ещё предстоит понять.

Ирина ЧУЧЕРОВА,
г. КУРСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *