Кого читать?

№ 2014 / 9, 23.02.2015

Можно было бы не отвечать на предложение редакции возразить на статью «Зачем читать?», напечатанную в «ЛР» № 6 за 07.02. 2014 года

Можно было бы не отвечать на предложение редакции возразить на статью «Зачем читать?», напечатанную в «ЛР» № 6 за 07.02. 2014 года, автором которой является Сергей Морозов из Новокузнецка. Не отвечать потому, что в именитом еженедельнике публикуется немало статей, которые вызывают желание поспорить. Но редакция это не всегда приветствует, чтобы не увязать в бесполезных спорах, которые ничего не решают. Захочет Правительство РФ популяризировать чтение – и это станет модой. Но оно этого делать не будет из подсказок и соображений буржуазии, чья нынешняя идеология: опасно просвещать молодёжь.

А на самом деле просто нет идеологии современной нравственности и нет подготовленного современного читателя. Во многом всё это пространство духовности заменяют компьютерные игры, чтобы их потребители ничего не знали о существовании настоящей литературы. Так что проблема бесполезности чтения обозначена самим автором статьи. Однако с постановкой его вопроса – «зачем читать» я не согласен по нескольким причинам.

Поставленный С.Морозовым вопрос для истинных любителей художественной литературы реалистического и неореалистического направлений и т. д. я бы перефразировал так: а кого читать? Но ставя так вопрос, я рискую навлечь на себя гнев и возмущение тех авторов, которые работают в так называемом «новом реализме», которые считают себя отличными писателями. Но кто их знает в глубинке при малых тиражах, это одно, а второе – Морозов абсолютно прав, когда пишет об утрате современными писателями «музыки стиля» и «вкуса слога». В этом можно наглядно убедиться зайдя на сайты «Проза. ру» или «Самиздат». Там море авторов, среди которых теряются настоящие таланты.

С.Морозов называет известных писателей далёкого и близкого прошлого, но говорит о них как-то не очень внятно. Классику принижают и отодвигают на задворки истории не только чиновники из министерства образования, но и современные авторы. Лично меня возмутило высказывание одного победителя литературного конкурса имени В.П.Астафьева, которого этот «победитель» вряд ли даже читал, но на вопрос корреспондента о значимости в судьбе его творчества Астафьева, отозвался о нём пренебрежительно, дескать, сейчас так не пишут. Да, верно, потому что не владеют в должной мере и языком, и стилем. Об этом можно говорить долго. Но ведь сами издатели и толкают авторов сочинять усреднённым языком и безликим стилем. Вот и Морозов, обижаясь на современную синтезированную литературу (без языка, музыки и слога) не называет её представителей по именам.

Такой литературе действительно не приходится «нынче рассчитывать на читательский талант», поскольку «талантливый читатель» её не читает, а надо бы ему читать и засыпать разоблачительными письмами издательства, которые поставляют на рынок «выхолощенных авторов», которых «создали» сами издательства.

«Открывая современную книгу, чаще всего натыкаешься на душевную бедность, тусклость, боязнь откровенности, простоты и задушевности. Псевдоткровенности, документалистики, даже эксгибиционизма хватает, а вот откровенности нет. Нет беседы автора с читателем. И, видя всё это, начинаешь думать: зачем всё это читать»? Процитировав «боль автора» за современных авторов, невольно подумал, что Морозов и есть тот талантливый читатель. Он прав, что не может беседовать с читателем современный автор, который сам страдает бездуховностью, но превосходно овладел литературным «технологическим визуальным рядом». Иначе говоря, овладел техникой создания бездуховных синтезированных текстов, которые обильно политы «современной словесной шелухой».

Зачем таким писателям как В.Пелевин, В.Сорокин и подобным им отражать современные социальные явления, когда есть классика и можно удобно пользоваться её плодами, не замечая современную действительность. Все их произведения построены на так называемом «фэнтезийном неореализме» далёком от современности. Ну разве будут читать подготовленные читатели разных Донцовых, Марининых, Устиновых. Их читает обыватель, которому лишь бы что почитать. Но беда в том, что они втянулись в эту развлекательную литературу. Поэтому подготовленный читатель «вкусовой литературы» и восклицает: «Зачем ты их читаешь»?

Вот откуда рождаются в сознании мысли у неискушённых жизненным и не сформировавшимся читательским опытом молодых людей, которые, видя эти «горы книг», думают, что классика не нужна обществу.

Теперь умами и душами людей овладел не один «зелёный змий», но в большей степени «зелёный доллар», который перевернул сознание неокрепших духом.

Вопрос о пелевиных и сорокиных, зачем они появились на литературном небосклоне, и движут ли они литературный процесс в нужном направлении, это уже другая тема.

Зачем их читать, решает сам читатель-обыватель. Хотя как раз, эти писатели, сбивают с толку талантливых авторов, которые под их влиянием отвлекаются от своего предназначения служить критическому реализму и называют того же З. Прилепина «тусклым писателем». Они подвергают критике за корявые стили Л.Толстого и Ф.Достоевского, хотя сами не умеют писать на их уровне. Такое отношение к классикам породил роман Михаила Елизарова «Библиотекарь», хотя он написан не самым лучшим языком.

«…Страна, породившая Громова, могла публиковать тысячи авторов, которых никто не читал. Книги лежали в магазинах, их уценивали до нескольких копеек, сносили на склад, сдавали в утиль и выпускали новые никому не нужные книги…»

В таком стиле и написан весь роман. Я бы не стал его читать, если бы не желание понять: что руководило автором при его написании? Желание развенчать советскую литературу, которая методично «уничтожала литературу» и порождала таких читателей, как Морозов? Ведь и Елизаров кажется мне человеком с ущемлённым сознанием несостоявшегося в советское время писателя, вот потому он с такой яростью и развенчивал разных громовых…

А как безвкусно начинает свой роман Герман Садулаев, четырежды обыгрывая слово «гриб»! Неужели это только игра сознания автора? «Сегодня это была школа. Это был коридор перед учительской, на втором этаже. Здание школы буквой Т с короткой ножкой, как алфавитный гриб: гриб, гроб, грабь. Груб.»

Можно ещё и ещё приводить примеры «литературной безвкусицы», хотя поставленный Морозовым вопрос этим не исчерпывается.

В заключение можно сказать, что «бунт читательского вкуса» должен бы заставить издателей серьёзней подходить к издательской политике. Но они этого никогда не сделают, так как западные хозяева им диктуют политику подрыва русского языка, насаждая все эти «блоги» и «твитеры», «прайсы» и «сервиры». Если наши и не наши писатели в этом участвуют, они не знают ни русского языка, ни назначения писателя. И сто раз прав Морозов, упоминая «лауреатскую» литературу, которая больна тем же недугом безвкусицы.

Владимир ВЛАДЫКИН,
г. БРЯНСК

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *