Дмитрий Филиппов. БЕГ БЫКОВ

№ 2014 / 9, 23.02.2015

Есть в Испании такая забава, называется энсьерро. Забег быков и людей. От загона до арены, где будет проходить коррида, выстраиваются деревянные барьеры из брусьев, на которые очень просто залезть или подлезть под ними. Расстояние как правило не больше километра, и оно делится на отрезки. На каждом отрезке собираются люди, чтобы, пьянея от солнца, алкоголя и адреналина, со всех ног улепётывать от разъярённых животных. Для испанцев это почти что спорт, национальная игра. Смельчаки проверяют себя на вшивость, чтобы потом, яростно жестикулируя, рассказывать друзьям и детям о собственном героизме. Причём, совсем не обязательно пробегать весь маршрут. Местные бегуны, как правило, осиливают половину пути. Бежать дальше слишком опасно для жизни. Чтобы быки стали злыми и агрессивными, их дразнят перед началом забега, хлопают по крупу свёрнутыми в трубку газетами, хватают за рога, размахивают красными тряпками перед глазами. Быков доводят до исступления, когда отключается мозг и только слепая ярость плещется в глазах. Тогда загон открывают, а быков выталкивают вперёд стоящие сзади всадники с копьями. И начинается бег.

То, что происходит сейчас в нашем обществе – это разновидность энсьерро. Борьба прикормленных либералов и ручных патриотов – это и не борьба вовсе, это одна большая забава, игра, в которой есть свои правила, есть ведущие, есть участники. Даже бык есть. Только победителя в этой игре нет и быть не может.

Сначала быку дали хлёсткую оплеуху, устроив кощунственный опрос на телеканале «Дождь». Бык, может быть, и не заметил бы этой оплеухи, но подключились всадники с пиками. Ранку растеребили, присыпали солью, и бык начал медленно сатанеть. Этого показалось мало, и участник забега Виктор Шендерович помахал перед глазами быка красной тряпкой. Сравнение нашей Олимпиады с Олимпиадой в Берлине 1936 года – это не оговорка, не глупость, которую ляпнули не подумав. Это совершенно осознанный взмах руки с зажатой в кулаке красной тряпкой. То есть, это по правилам забега. Это согласовано. Бык взвыл, и дабы усилить эффект, всадники зашумели, затопали, забили в барабаны, кастрюли и склянки. Смотри, смотри, бык, вот они твои враги, в их руках красная тряпка, они дразнят тебя пинками и уколами. Уничтожь их, бык, растопчи и подбрось на рога, чтобы рёбра затрещали, чтобы мясо клочьями разлетелось в разные стороны. Убьёшь врагов – и наступит успокоение…

Бык – это я. Это вы. Это дядя Федя в очереди за водкой. Тётя Мотя в очереди в поликлинику. Все мы – один коллективный бык, которого дразнят, выводят из себя карманные либералы, а с другой стороны усиливают эффект правительственные патриоты. А ведь не надо большого ума, чтобы понять одну простую вещь: омерзительнее заявлений Шендеровича может быть только публичная порка, устроенная Киселёвым на центральном канале. Порка грязная, пошлая, панибратская, местами переходящая на оскорбления, с явным антисемитским душком. Собственно, такая порка лучше работает. Быки в массе своей просты, необразованны, но при этом вспыльчивы, эмоциональны. Для них не надо устраивать пируэтов мысли и интеллекта. Лучше бить в лоб, надёжнее выйдет.

У быка есть болевые точки. Это наше историческое прошлое, память величия нашей страны, её победы, взлёты и примеры высочайшего героизма. И эти точки не защитить бронёй, они глубоко внутри, и ничего ты с этим не поделаешь. Надо просто не бить по ним, не злить быка. Но те, кто бьют, делают это совершенно осознанно, согласуя с теми, кто усиливает эффект. Ещё раз повторю: это игра по правилам, забава, потеха. И цель у забавы одна: разозлить быка, выбесить его до состояния невменяемости. Это настолько очевидно, что не требует доказательств, но для самых упрямых я приведу одно железобетонное доказательство: и прикормленные либералы, и ручные патриоты едят из одной кормушки.

Для тех, кто не знает – 66% акций «Эха Москвы» принадлежат группе «Газпром-медиа». На какие деньги был создан телеканал «Дождь» до конца не ясно, зато известно, что муж Натальи Синдеевойв 2008 году продал банк «Кит-Финанс» компаниям «РЖД» и НПФ «Благосостояние» за символические 100 рублей. Куда при этом девались активы банка никому не известно. Точнее, кому-то известно, но эта информация будет интересна не только нам с вами, но ещё и прокуратуре, поэтому навсегда останется за кадром.

Договорённости в этой игре играют большую роль, но не саму важную. Главное, раздразнить быка, а игра всё спишет. Публика в лице европейской общественности следит за забавой с увлечением, попивая колу и пожёвывая поп-корн. Билеты проданы, свободных мест нет.

А бык сатанеет. Глаза его наливаются справедливой яростью. Бык не понимает, зачем ему крутят рога, бьют под дых, царапают острой пикой. Он понимает одно – ему больно. А ещё он видит перед своим взором вертлявых людей, возбуждённо размахивающих руками, выкрикивающих ему в лицо оскорбления. Эти люди враги, тут не может быть разных оценок. А всадники? Кто они? Друзья? Союзники? Хозяева?

Это опасная забава, кое-кого из участников забега бык может поднять на рога, может развернуться и броситься на всадников, но если энсьерро хорошо организовано, продуманы мелочи и нюансы, то риск для участников минимален.

Я не знаю, что будет дальше с нашим обществом, но я твёрдо знаю одно: ворота загона уже открыты, и мы несёмся вперёд на указанного нам врага. Только враг этот неуязвим. В самый последний момент он ныряет под брусья, уходит в сторону, и нам его не достать. Я ни к чему не призываю, пусть каждый сам для себя решает, что ему делать, нестись вперёд на врага или повернуть назад, ударить по всадникам. Я уже сказал, победить в этой игре нельзя. Но можно выжить: рвануться в сторону и сломать барьеры. Потому что впереди – арена, и там уже поджидает с волчьим оскалом тореадор. Движения его уверенны и легки, а на острие шпаги – смерть. 

Дмитрий ФИЛИППОВ,
г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *