Бог Русской Кавалерии

№ 2016 / 45, 22.12.2016

Среди генералов Великой Войны я не знаю более талантливого человека. Можно долго рассуждать, кто вложил наибольший вклад в оборону и спасение Москвы. Истекавший кровью и солдатскими душами Рокоссовский? Умница Панфилов и герой Доватор, отдавшие за неё жизни? С блеском сыгравший свою партию и облитый грязью Власов? Они все на порученном участке сделали свою работу очень хорошо и до конца выполнили солдатский долг перед Родиной! Но я хочу вспомнить именно Его… И отдать дань уважения светлой Памяти военачальника, спасшего Москву дважды, да и вообще спасшего нашу Столицу. Он, вроде бы, знаменит и увековечен. Но знает о нём, по существу, только узкий круг военных специалистов.

«Значит, вопрос сейчас в том, кто окажется быстрее,

конница или танки, и кто окажется сильнее…»

И.Сталин

Казачья шашка Генерала,

В полях блеснула!

Она запела, заблистала,

И полоснула…

 

Разгромлен наголову враг,

Везде погублен…

И Вермахта стальной кулак,

Клинком разрублен!

 

Они из пропасти времён,

Как будто вышли…

И бронетанковых колонн,

Сильней и выше!

 

Казачья удаль… Напрямки!

И хмель атаки…

Так воевали казаки,

Сжигая танки!

 

Тяжка немецкая броня,

Европа пала…

Да против русского коня,

Как нет запала!

 

Фатально кончился поход,

Бьёт плеть тугая!

Бог Кавалерии идёт,

Москву спасая… 


Он был настоящим Солдатом! И командовал он тоже настоящими Солдатами! Если говорить прямо и откровенно, то на первом этапе Великой Войны к ней оказались готовы из сухопутных частей Красной Армии только корпус Рокоссовского и его корпус… Немцы первыми, ещё до Доватора, объявили за его голову денежную награду в 10 000 рейхсмарок. Но в отличии от Доватора, гитлеровцы объявили денежные премии и за головы его Солдат! 

Сталин называл его Спасателем или Пожарной командой! Верховный Главнокомандующий звонил ему лично, всегда спрашивал о его здоровье и только с ним обсуждал положение частей до батальона включительно. Он на любом участке фронта справлялся сам и своими силами. И никогда не просил резервов и подкреплений. Дадут сами – хорошо! Не дадут, значит справимся тоже сами! В другом месте резервы важнее и нужнее! Этот генерал очень хорошо знал свой уровень и уровень подготовки своих бойцов. В одном и самом главном контексте – Долг и ответственность! Он знал, что его корпус стоит целой армии, а то и двух… Солдаты любили его неимоверно и называли «наш генерал»!

4 5 k Sazonovu Belov

Вгляделись? Хорош? Вы сейчас смотрите в глаза военному интеллектуалу уровня Константина Рокоссовского. Человек – легенда, легендарный командир казачьего гвардейского кавалерийского корпуса, командарм 61-й армии, Генерал Павел Алексеевич Белов. Служил под началом Рокоссовского, всегда ценившего и продвигавшего умных людей. Кавалерист от Бога, с семнадцати лет сидевший в седле. Импровизатор на поле боя, король рейдов по тылам противника и гений оправданного риска. Мастер фланговых ударов и двойных охватов. Лучший, подчеркну, нестандартно мыслящий военный ас Сталина! Руководитель партизанской казачьей республики на оккупированной территории в тылу врага! Один из самых честных и прямых генералов Великой Войны. Ему, как и Рокоссовскому, Доватору, Панфилову или Горбатову, до рвоты претило знаменитое жуковское: «Любой ценой!». 

Белов, как и перечисленные мною военачальники, воевал головой, хладнокровным расчётом, исключительной военной грамотностью и берёг каждого своего бойца… Не просто берёг, а жалел! Именно на фоне этих генералов в клочки лопается надутый образ «маршала Победы», а на самом деле кровавого и некомпетентного мясника той эпохи. Сколько солдатских и офицерских жизней спасли ничего не боявшиеся военачальники, фактически саботируя идиотские приказы? Одному Богу известно! «Брать город только для того, чтобы его взять?» – любил повторять Павел Алексеевич…

Великая Война стала лебединой песней русской кавалерии. Последним и самым талантливым кавалерийским командиром этого периода считают знаменитого Льва Доватора. Но это не так. Павел Алексеевич на голову выше. Да что говорить – в некоторых аспектах военных действий он превосходил лучшего военачальника Второй Мировой, самого Константина Рокоссовского! Как и Рокоссовский, Белов не проиграл ни одного сражения. Но из всех генералов Сталина никто так не умел драться в котлах! Павел Алексеевич – выдающийся специалист по боевым действиям в полном окружении. Кроме того, Белов непревзойдённый мастер ликвидации вражеских прорывов. Белову всегда можно было поручить невозможное, зная, что он и сделает невозможное! И наконец, никто так не маневрировал на поле боя как он! И с такой быстротой передвигался и наносил неожиданные удары там, где его никто не ждал!

Он был суровым и требовательным командиром. Но что с солдатом, что с генералом всегда здоровался со своей знаменитой, приветливой улыбкой. Белов первый и единственный в Красной Армии командир, который жёстко исповедовал принцип – раненый боец после излечения в госпитале возвращается только в своё подразделение. Именно так, наряду с другими моментами, достигалась невиданная в других частях спаянность его подразделений.

Павлу Алексеевичу Белову выпала великая воинская честь – сначала он с казаками остановил 4-ю полевую армию Вермахта под командованием генерал-фельдмаршала фон Клюге, нанёс ей поражение и ликвидировал угрозу прорыва в Кунцево. А затем столкнулся в бою с «танковым Богом» Гитлера, автором «блицкрига» и лучшим генералом Вермахта Гейнцем Гудерианом. А его бойцы схлестнулись с лучшими вояками Германии, включая отборные танковые части СС.

Гудериан… Это, действительно, «танковый Бог»! Но самому талантливому и грамотному генералу Вермахта не повезло – он вступил в бой с «Богом Русской Кавалерии» и самым талантливым генералом Красной Армии! Белов не просто отправил своего противника в глубокий нокаут. Белов морально и психологически сломал как самого «железного» Гейнца, так и его супертанкистов! Немцы не просто отступали, они в панике побежали! А для самого Гудериана это поражение закончилось сердечным приступом… 

4 5 k Sazonovu Kavaleristy

Кавалеристы во время битвы за Москву Зима 1941-1942 гг.

 

Я рискну утверждать, что именно знаменитый бой Белова с Гудерианом под Каширой стал переломным моментом не только битвы за Москву, но и всей войны в целом. Немцы и до этого терпели поражения и попадали в котлы. Но именно Белов и его казаки заставили их не просто перейти к обороне, но и драпать, бросая раненых, убитых и всю технику. Гитлеровцы никогда в такой панике ещё не отступали. Под Каширой железный Вермахт получил не только военный, но и тяжелейший морально-психологический удар! А с точки зрения военных специалистов это выглядит так – кавалерийский корпус, усиленный остатками танковой дивизии, двумя танковыми батальонами и двумя дивизионами «Катюш», нанёс невероятное по красоте и качеству исполнения поражение второй танковой армии Гудериана, лучшему танковому соединению Германии! Нет, Вы только мысленно представьте себе – кавалерийский корпус против танковой армии!!! К изложенному стоит добавить, что в танках, артиллерии и авиации Гудериан имел над Беловым подавляющее превосходство! А у нашего генерала и его казаков вообще не было авиационного прикрытия, имелось небольшое количество танков, да были орудия и миномёты на конной тяге. И две кавалерийские дивизии из железных людей… И лошади… А перед Гудерианом и его танками лежало фактически неприкрытое, свободное шоссе! И до Москвы всего 100 километров… И части корпуса Белова к началу всей этой истории находились от места встречи с врагом очень далеко. Их разделяло 100–150 километров. 

И вот тут начинаются Чудеса! С большой буквы… Получив приказ 24 ноября 1941 года идти из Серпухова на Каширу, казаки, совершив неимоверный по сложности пеший переход и ведя в поводу по обледенелым дорогам в двадцатиградусный мороз неподкованных лошадей, увешанные с ног до головы оружием и боеприпасами, обмороженные и валившиеся с ног вместе с конями от усталости, в 12 часов 26 ноября вышли на окраины города. Подчеркну: за неполных два дня дивизии прошли пешком 100–150 километров!!! А в пятнадцать часов дня вступили в бой и отогнали передовой отряд Гудериана… Немцам не хватило три часа! Всего три часа! А дальше к городу подошли основные силы Вермахта. И «железный» Гейнц начал готовить наступление на утро следующего дня.

Но на рассвете Белов сам пошёл в атаку! По всем правилам!!! Сначала нанеся по отдыхающим гитлеровцам артиллерийский удар, предварительно выдвинув казачьи соединения вплотную к населённым пунктам, занятым противником. Казачьи дивизии, усиленные немногочисленными танками, под залпы артиллерии и реактивный вой «катюш» атаковали сонных немцев по фронту и с флангов. А отдельный танковый батальон ударил в тыл по немецким коммуникациям. На беду немцев, только начало светать… Солдаты стояли в очередях за кофе, а под двигателями танков пылали разогревающие костры. А кто и вовсе спал в избах. В этот момент начали падать снаряды, а сразу после них появились страшные «казакен»!!! Только в одной деревне наши похоронные команды насчитали семь сотен трупов гитлеровских солдат и офицеров и десять сожжённых бутылками танков на стоянке… А таких деревень было очень много…

Дошло даже до курьёза! Сначала казаки атаковали немцев спешенными. А спустя некоторое время, увидев и осознав морально-психологическое состояние противника, врывались в населённые пункты в конном строю и «работали» по старинке, шашками! С восходом солнца в небе появилась немецкая авиация. Немцы опомнились и стали наступать! Но Белов уже спрятал части в окопах, лесах и кустарнике. И сам начал отбиваться от врага. Только небо затянуло облаками, казаки из обороны мгновенно контратаковали и дальше давили противника. Как позднее писал в мемуарах Павел Алексеевич, он просто заставил немцев делать то, чего они на тот момент делать не умели – обороняться! Белов элементарно поймал противника на «противоходе». Немцам пришлось не только обороняться, когда они к этому были морально не готовы. Им пришлось в панике бежать из многочисленных мелких котлов, которые им создали казаки своими молниеносными и нестандартными действиями. Большая часть немецких танков была уничтожена на стоянках в момент разогрева или с пустыми баками, так как топливозаправщики тоже попали в тылу под тяжёлую казачью руку! А двигавшиеся вдоль лесных опушек колонны немецкой бронетехники казаки залихватски жгли из леса на конном скаку бутылками прямо с сёдел! На следующую ночь немцы выставили в деревнях у танков двойное охранение… Но пришли «пластуны» и асы-разведчики, сняли часовых, вырезали охранение и взорвали и сожгли танки. Снова! 

По знаменитым «Запискам солдата» видно, что «железный» Гейнц запаниковал… И даже написал про идиота, отменившего в Академии Генштаба дисциплину «Кавалерия и борьба с нею». Жукова он упомянул два раза, а Белова столько раз, что и пальцев на руках не хватит! Он просто не знал, что делать с Беловым и как воевать с ним в таких условиях. Это была какая-то «неправильная» война. Только к концу второго дня Гудериан понял, что спасти его солдат и технику от железных «казакен» может только авиация. Её панически вызывали для прикрытия частей по любому поводу! Но и тут сама природа была на стороне «Бога Русской Кавалерии». Небо почти всё время было затянуто облаками… Избиение немцев казаки успешно продолжили! В довершение всего Белов, не снижая давления на основные силы Гудериана, нанёс ещё два удара. Один на станцию Узловая, где захватил несколько эшелонов с трофейным советским оружием. Одних только новеньких станковых пулемётов «Максим» из вагонов достали пять сотен. После этого, ставший неимоверным по ружейно-пулемётной мощи корпус, поставив пулемёты на санки и тачанки, ударил в направлении Рязани и расчистил полосу наступления только сформированной и необученной 10-й армии генерала Голикова. В чём вообще классика? Да в том, что Белов не посадил своих казаков в глухую оборону и не дал возможности немцам, имеющим подавляющее преимущество в авиации, артиллерии и миномётах, уничтожить своих бойцов в окопах с дальней дистанции, а потом добить их танками! А численное преимущество гитлеровцев в танках сами казаки свели на нет гениальными и нестандартными атакующими действиями! Живые люди и живые лошади выиграли войну у бронированных и железных коней! За несколько дней казачий корпус отбросил врага на сорок километров! А что Гудериан? Наступление на Москву? Какое там! На этом всё и закончилось! 

Добавлю, что в справочнике «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой» под редакцией Маршала Советского Союза В.Д. Соколовского, Белов упоминается на 45 страницах! Потом идёт Гудериан – 22 страницы. Доватор, к примеру, на 7-ми, Катуков на 6-ти, Рокоссовский и Панфилов на 5-ти страницах. Вот и вся статистика! Даже по этим цифрам Белов переиграл своего оппонента в два раза! Как думаете, получил генерал Героя? Конечно же нет… Зато его казаки уходили в бой с танками Гудериана уже гвардейцами! 

Что мне ещё непонятно во всей этой истории, – как такой опытный и грамотный военачальник, каким без сомнения является Гейнц Гудериан, дважды налетел на швабру в бою с одним и тем же оппонентом? За два месяца до этих событий, 27 сентября 1941 года, конно-моторизованная группа генерала Белова в деле под Штеповкой на территории Сумского района Украины, в пух и прах разнесла 9 танковую дивизию Гудериана со всеми приданными ей пехотными частями! Почему великий Гейнц не сделал выводы?

Знаменитый рейд кавалерийского корпуса на Вязьму в ходе Ржевско-Сычевской наступательной операции. В два этапа в конце января – начале февраля 1942 года, кавалеристам Белова удалось прорвать оборону противника и глубоко в неё вклиниться, потеряв всего 55 человек ранеными и убитыми! В прорыв втянулись кавалерийские части корпуса и несколько приданных лыжных батальонов. В этот момент немцы место прорыва захлопнули… По чьей вине захлопнули, военным специалистам давно понятно! В результате чего танки, артиллерия, зенитное прикрытие и тыловые подразделения с боеприпасами, медикаментами, продовольствием и фуражом так и не смогли последовать за кавалерией. 

4 5 k SazonovuПавел Алексеевич оказался в тяжелейшем положении. Боеприпасы и продовольствие закончились на вторые-третьи сутки. А у него на руках раненые и очередной идиотский приказ командующего фронтом – идти на Вязьму в лоб! Белов предложил в тех условиях самый лучший вариант – обойти город с запада, перерезать тыловые коммуникации немцев и атаковать с тыла! Именно так, нестандартно и с казачьим уклоном он привык действовать. В ответ – брань и оскорбления… Белов сунулся на Вязьму в лоб. Только очень осторожно и тщательно продумывая каждый шаг… Начал нести тяжёлые потери и отказался от этой идиотской затеи. И ушёл в леса в глубокий рейд. Немцы всё гадали, где же этот знаменитый русский генерал будет прорываться к своим? А Белов прорываться не стал. Он собрал по лесам и оврагам окруженцев и партизан, отремонтировал 14 брошенных и спрятанных танков, около сотни орудий, подчинил себе десантные части, действовавшие во взаимодействии с ним, создал в деревнях госпитали, восстановил советскую власть, запустил работу в колхозах и начал воевать, громя тылы, коммуникации, штабы и части немецких войск! Территория контролируемой им «советской республики» по периметру составляла 400 километров! Белов совместно с партизанами освободил даже город Дорогобуж! 

Именно в этот момент Павел Алексеевич стал главным персонажем дневника начальника генерального штаба Вермахта генерала Гальдера. Тот лично планировал мероприятия и целую стратегическую операцию по уничтожению корпуса Белова. Немцы даже создали отряд из предателей, переодетых в советскую военную форму, для нападения на штаб казачьего корпуса. И всё напрасно! Последняя запись по этому вопросу сделана Гальдером 17 июня 1942 года: «Кавалерийский корпус генерала Белова действует теперь западнее Кирова. Как-никак он отвлёк на себя в общем 7 немецких дивизий». Отмечу также, что оказавшаяся в такой же ситуации 33-я армия генерала Ефремова погибла почти полностью, а её командующий, чтобы не попасть в плен, застрелился… 24 июня 1942 года корпус генерала Белова после пятимесячного рейда в котле во вражеском тылу, с боями, в измотанном, но боеспособном состоянии, вместе с десантными частями прорвался на соединение с 10-й армией западнее Кирова… Как думаете, получил Генерал Героя? Как обычно…

Героем Советского Союза Павел Алексеевич Белов всё-таки станет! Но чуть позже, когда командуя 61-й армией переправится через Днепр и захватит важный стратегический плацдарм. И как всегда, сделает всё с блеском и образцово показательно! Закончит Великую Войну генерал – полковником. Это будет его последнее звание. После войны командовал рядом военных округов. Парад всегда принимал только на лошади. Достоин по своим качествам и генерала армии и выше. Но его «успешно задвигали». Всему виной его честность и прямота. Был награждён тремя Орденами Суворова 1-й степени. И это неслучайно. Белов один из немногих, кто воевал именно по принципам великого русского полководца. Ушёл Павел Алексеевич рано, в 65 лет. Не выдержало измотанное войной сердце… На окраине города Одоева в Тульской области стоит величественный монумент из белого камня в виде казака на лошади. Лаконичная надпись гласит: КОННИКАМ ГЕНЕРАЛА БЕЛОВА.

Вечная им Память и Слава! И их боевому Генералу, которого в войсках так и называли – Казак! И пусть навечно в наших сердцах останется «Бог Русской Кавалерии», Спаситель Москвы и один из самых талантливых генералов Великой Войны, Павел Алексеевич Белов!

 

Константин САЗОНОВ

8 комментариев на «“Бог Русской Кавалерии”»

  1. Уж не Сванидзе ли вы родственник или Гозмана? Мой отец начал ВОВ в 1939, а закончил в 1946 прошёл всю войну простым солдатом, но с огромным уважением как и все фронтовики относился к Маршалу Победы и с огромным признанием к предателю Власова. Я родился в 1955 и хорошо помню тех кто прошёл эту страшную войну и не дрогнул как Власов. Когда уйдем мы дети отцов победителей придут внуки и правнуки победителей и вам не удастся измазать грязью Великую победу и великий подвиг народа. Не может в наших сердцах стоять на одном уровне генерал Карбышев и Власов. И вот это вы христопродавцы должны помнить всегда.

  2. Егору Князеву:
    1. Константин Сазонов не христопродавец, а христоненавистник. У него на сайте «Изба-Читальня» есть много статей с апологией язычества, например «О Едином Боге славян».
    2. Он не Сванидзе и не Гозман, а ультра-Сталинский фанатик, умиляющийся своей Иконе и вознесший его на пьедестал. Соответственно — дико, люто ненавидящий те фигуры в истории СССР, кто имел со Сталиным хоть какие-то разногласия. А Жуков их имел. Найдите через google статью К. И. Сазонова (он подписал её koss1967): «Хайфицкая ведьма и репрессии в Красной Армии» и Вам многое станет понятным в мировоззрении автора этой статьи.

  3. Егор! Без «этнических» сказок чужого народа жить никак не можем? В любой конкретной ситуации надо досконально разбираться с учетом всех обстоятельств по существу дела, а не биться лбом о библию! Власов под Москвой и Власов в Мясном Бору — совсем разные люди. И если Власов дрогнул в одном месте, то это не значит, что до этого момента он плохо выполнял свой долг пред Родиной и народом. Что касается мнения вашего отца. Он имеет на него полное право. Но есть и другие мнения, которых несоизмеримо больше. Полностью противоположные. И моё личное мнение — с «троцкистским» взглядом на историю, сформированным на историю Великой Отечественной Войны и роли Жукова как «маршала Победы» в середине 50-х годов, надо разбираться и дезавуировать все эти сказки. Правда бывает горькой, но это правда. Вместо того, чтобы биться лбом о библию, наберите поиском всего два слова «Заячья Гора». Вот Вам и весь Жуков с его идиотизмом! Скажу больше, не будь Павел Белов именно Павлом Беловым, Жуков бы ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННО угробил под Вязьмой 1-й кавалерийский корпус, как до этого угробил 33-ю армию Ефремова. Но Белов слишком хорошо знал, кто такой Жуков…

  4. Война давно закончилась, и успехи и неудачи военного командования нашей армии давно проанализированы и внесены в военные учебники не только отечественных военных специалистов, но и зарубежных. Обывательские мнения — разные. Кто-то считает маршала Жукова маршалом Победы, кто-то не считает. Я не специалист в военном деле и оценивать действия маршалов не берусь. Все точки зрения воспринимаю как индивидуальные и имелкие правно быть. Но хочу сказать: могут ли теперешние здешние комментаторы военных действий прошлой войны и действий военного командования представить себя на месте этих маршалов — что Жукова, что других начальников и подчиненных и предположить, что это они, а не Жуков и другие, командуют действиями — обороной, сражениями, армиями, фронтами? Не сомневаюсь, что этот виртуальный предводитель считает, что он бы сам выиграл войну триумфально без единой потери, и куда там до него этим, по его мнению никчемным маршалам и генералиссимусам. И сейчас уже все вошли в историю — и славные и бесславные, и Бог им судья, а не теперешние диванные знатоки.

  5. Соглашусь! Но есть военные мемуары. И вдвойне ценно, если это мемуары непосредственного участника событий. Александр Кононенко, начальник разведотдела 1-го гвардейского кавалерийского корпуса, впоследствии начальник оперативного управления 61-й армии, ближайший сподвижник Павла Белова. Фрагмент:

    «К концу 1941 года войска Белова были очень близки к завершению поставленной задачи. Частью сил они уже выходили на самое чувствительное место в тылу врага, на его главную коммуникацию – Варшавское шоссе. Правда, штаб 4-й немецкой армии еще не был в Юхнове, а только собирался выезжать сюда из Малоярославца. Решение фронта было правильным, и выход кавкорпуса в Юхнов для немцев являлся бы настоящей катастрофой.
    К указанному времени две дивизии – 322-я и 328-я, дравшиеся за город Белев, были переданы подходившей 10-й армии генерала Голикова, а взамен их корпусу подчинили из состава его армии две другие дивизии – 239-ю и 324-ю. 324-я стрелковая дивизия получила задачу фронта овладеть Сухиничи, а 239-я подошла с задачей овладеть Мещевском. Поскольку кавкорпусу генерала Белова были приданы три кавалерийские и две стрелковые дивизии – была образована «группа Белова».
    К Юхнову группа подходила двумя гвардейскими и тремя «легкими» кавалерийскими дивизиями. Не было с ней ни танков, ни корпусной и приданной артиллерии, не было зенитных средств. Немецкая авиация ограничивала ее действия днем, не было и хороших средств связи, но несмотря ни на что, она была не только способна выполнить задачу, но успешно завершала ее выполнение. В ночь на новый 1942-й год группа сосредоточилась и готовилась к штурму города Юхнова.
    После захвата города и выхода на шоссе она могла повернуть на север, стремительно «пройтись» по тылам немцев и действиями в общем направлении на Медынь разгромить тылы и сам штаб 4-й армии немцев.
    Задача была ясна, она соответствовала действительности и вела только к успеху. Но,… увы!
    Ничего подобного группа Белова не сделала. Почему? Не думайте, что ей помешал противник. Ничего подобного! Ночью был получен приказ фронта, в котором настоятельно требовалось «частью сил прикрыться (?) со стороны Юхнова, остальными силами повернуть… (да, да, опять на 90°, но теперь – на запад) и… наступать на Мосальск». Итак, оказавшись так бизко у цели и рвавшись сюда в течение 10 суток, корпус теперь прекращал операцию, не получившую оперативного завершения и развязывал немцам руки. Все были чудовищно удивлены, ничего не понимали.
    Поистине можно было сказать устами Швейка, что боевые действия развивались нормально и все было ясно до тех пор, пока в дело не вмешался Генеральный штаб. В данном случае роль Генерального штаба блестяще выполнил штаб Западного фронта.
    Но удивлялись не только Белов и его штаб, удивлялись и немцы. Вот, что писал бывший начальник штаба 4-й немецкой армии, генерал Гюнтер Блюментрит в своих воспоминаниях, в книге «Роковые решения» (стр. 106):
    «Что-то вроде чуда произошло на южном фланге 4-й армии. Нам было непонятно, почему русские, несмотря на их преимущество на этом участке фронта, не перерезали дорогу Юхнов -Малоярославец и не лишили 4-ю армию ее единственного пути снабжения. По ночам кавалерийский корпус Белова, который во второй половине декабря причинил нам так много беспокойства, продвигался в нашем глубоком тылу по направлению к Юхнову. Этот корпус достиг жизненно важной для нас коммуникации, но, к счастью, не перерезал ее. Он продолжал продвигаться в западном направлении и скрылся где-то в огромных Богородицких болотах».
    Итак, генерал Блюментрит тоже удивлялся, не понимал, почему кавкорпус к его «счастью», не перерезал их «единственного пути снабжения». Кстати, штаб 4-й армии немцев 25 декабря выехал в Юхнов, и если бы корпус овладел городом, то…
    Повернув на 90°, кавалеристы завязали бои за Мосальск и вскоре овладели городом. А тем временем 4-я армия немцев быстро приводила себя в порядок и начала серьезно готовить линию обороны вдоль Варшавского шоссе, боясь повторения юхновской угрозы. Пока корпус дрался за Мосальск, все населенные пункты, примыкавшие к шоссе, превращались в крепости, а само шоссе – в широкую и глубокую, хорошо приспособленную к обороне траншею.
    В середине декабря 1941 года, когда гитлеровская орда так поспешно откатывалась от нашей столицы, фюрер бесновался, как зверь. Но его армия продолжала отходить. В оборонительных боях она все же оказалась слаба. Орда была отлично обучена лишь для нападения. В обороне их боевых порядки жались к дорогам и населенным пунктам, оставляя почти не занятыми лесные массивы и довольно большие разрывы в местах бездорожья и отсутствия населенных пунктов. Разрывы между обороняющимися гарнизонами и частями способствовали тому, что наши войска могли проникать в тыл, бить во фланги и окружать целые группировки (чего, к сожалению, тогда еще кавкорпус делал мало).
    Лучше других тактикой рейдирования по тылам была обучена конница, но те, кто теперь посылал ее в тыл врага, совершенно не были обучены думать о том, как обеспечить такие действия. Само собой разумеется, раз человек не способен думать, он не способен и делать. Вот и получалось так, что, «толкнув» конницу в тыл врага, все начальники начинали мечтать об успехах, разгроме, и никто – о снабжении, эвакуации, обеспечении прикрытия с воздуха, а мыслями о людях, вообще никто не утруждал себя.
    16 декабря 1941 года Гитлер издал директиву за № 4421-82/41, в которой категорически требовал немедленно остановить отходящие войска и перейти к обороне, надежно закрепляя занимаемые рубежи. Тех же, кто оставлял позиции без приказа, надлежало поголовно расстреливать. Приказал организовать загрядотдряды (вспомните критиков приказа № 227 летом 1942 года). В директиве требовалось перейти от сопротивления в отдельных опорных пунктах к оборудованию сплошной оборонительной позиции (полосы), с тактической и оперативной глубиной и включением в такую полосу обороны всех населенных пунктов, кои надлежало превращать в узлы сопротивления, опорные пункты, а крупные населенные пункты – в крепости. В населенных пунктах укреплялись и приспосабливались к обороне каждый дом, квартал, улица. Глубокий снежный покров использовался для устройства траншей и ходов сообщений. На фронт пошли эшелоны с проволокой, заграждениями, а промышленность усилила производство противотанковых и противопехотных мин всяких видов. Вот почему Варшавское шоссе и прилегавшие к нему населенные пункты стали быстро укрепляться и готовиться к обороне».

    Но самое страшное в том, что в своих мемуарах он пишет ещё более интересные вещи в отношении Жукова. В том числе о попытках прорыва корпуса из окружения под Вязьмой и кто КОНКРЕТНО этому мешал и как. Говорит он и о мнении Белова по поводу Жукова. Его мемуары не подвергались цензуре и увидели свет только в начале 2000-х. И что интересно. Их начинают потихоньку подчищать в информационном поле.

  6. Я из Каширы, и с детства знаю героическую оборону родного города, памятные места. Около года назад прочитала книгу воспоминаний Павла Алексеевича Белова «За нами Москва». Восхищения его тактике, организации военного дела нет предела! Всегда жалею, и многие каширяне тоже, что в городе нет монумента в его честь. Но есть улица генерала Белова, и еще генерала Баранова — командира 1-й гвардейской кавалерийской дивизии, входивщей в состав 1-го гвардейского корпуса Белова. Потом именно Баранов был комондиром 1 гв. кавкорпуса до конца войны, когда Белов стал командовать 61 Армией.

  7. Добрый день, уважаемая Мария!

    Очень приятно, что Вы проявляете интерес к жизни и боевому пути легендарного Павла Белова и его фронтовых товарищей.

    Виктора Кирилловича Баранова, кстати, солдаты называли «Батя». Всегда ходил в атаку с казаками в передовых цепях и также как Павел Алексеевич Белов берег каждого своего бойца.

    Вот, если кратко, биография начальника разведотдела кавалерийского корпуса, Александра Кононенко:

    https://proza.ru/2018/06/27/335

    А это ссылки на книгу, в основе которых лежат его мемуары:

    https://www.litmir.me/br/?b=97213&p=2

    Свердлов Федор Давыдович > Ошибки Г. К. Жукова (год 1942)

    Другие мои статьи о Павле Белове:

    https://www.chitalnya.ru/work/2495714/

    https://www.chitalnya.ru/work/2472202/

    https://www.chitalnya.ru/work/2738029/

    С уважением,
    Константин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *