ВЕЛИКАЯ ТЁТЯ ВАСИЛИСЫ КАРПОВОЙ

№ 2017 / 16, 05.05.2017

Все звали её – Поля. Хотя по документам она была – Пелагея Михайловна Карпова. Поля приходилась родной сестрой бабушки моей младшей дочки Василисы – Ирине Михайловне. А Василисе – двоюродной бабушкой или, как прежде называли подобное родство, «великой тётей». 

        История короткой жизни и гибели на войне великой тёти Поли кажется невероятной. Их было одиннадцать братьев и сестёр. Жили все в Сибири, на Алтае, в чудном предгорном медоносном месте на реке Кажа, что означает, говорить: от древнерусского слова «кажи», которое со временем переформировалось в «скажи». Папа Василисы в детстве донимал свою маму вопросами: «Ну, скажи мне, ну, скажи?». И она отвечала: «Да, я с Кажи». Братья ушли из Кажи на войну все, кроме Прокопия, которому ещё в молодости «отхватило» руку сенокосилкой. Старшие сёстры работали в колхозе. Ирина, бабушка Василисы, трудилась в военной части г. Бийска, где формировались сибирские полки. 

        Младшая, Полина, единственная из них получившая образование, ушла медсестрой на фронт. Ни замуж выйти, ни детей родить не успела. Сколько вытащила раненных с поля боя? Скольких боевых друзей потеряла? Может, и любимого: столько лет девушка на войне, не могло же обойтись без любви? Но, знать, если и был он, суженый, то не дожил до Победы. Поля же Победу встретила в Берлине. И, наконец, когда, казалось, война позади, в военном эшелоне отправилась на Восток, где дом, родные и, главное – «мама-старушка». У сибирских старообрядцев «мамой» часто зовут старшую женщину в роду, поэтому «мамой-старушкой» – звали потом её и внуки. Так она и осталось в родовом предании: «мама-старушка». 

        Великая тётя, в те годы девушка Поля, миновала в эшелоне Москву, Урал, и вот уж Новосибирск, а там – ночь на поезде, и Алтай! Родина! Но военный эшелон, не останавливаясь, миновал Новосибирск и ушёл дальше. Так великая тётя Василисы Карповой – бабушка Поля, – стала участницей войны с Японией, на Дальнем Востоке. Мимо Новосибирска, на «Японскую», «проехал» и великий дядя Василисы – Яков Михайлович. От него-то и стало потом известно о кончине Пелагеи – Поли, как звали её родные. Там, на «Японской», военная медсестра Поля получила с Алтая письмо, где сообщалось: «умерла мама-старушка». Она прочитала его и, как рассказывали однополчане, упала замертво от «разрыва сердца». Пройти всю войну, под градом снарядов и пуль, и умереть от разрыва сердца – инфаркта, как говорят теперь?! Сколько же в этом сердце накопилось боли?! И только тем она, не познавшая жизни с мужем, детьми, видно, и жила, что думала, мечтала: вот кончится война, приедет домой, к маме-старушке… 

        Брат её, Яков, прошёл «германскую» почти без ранений. А там же, на «японской», ему взрывной волной срезало все пальцы ног. В те годы о таком мало горевали – жив… Дедушка Василисы – отец её папы – воевал, как многие сибиряки-охотники, в «лыжном батальоне». Получил тяжёлую контузию… Дожил почти до девяноста лет. Во времена распада страны оказался гражданином другого государства, где в сумятице нового бытия пропал без вести. Причина видится в одном: он, ветеран и инвалид войны, получал очень большую пенсию в обнищалом азиатском крае… 

        Любопытно: у большинства ровесников моей младшей дочери – Василисы Карповой (2010 г.р.) в Великой Отечественной Войне участвовало поколение прадедов или даже прапрадедов. 
        У Василисы – дедушки и бабушки. Война – мужчины были на фронте, после войны – большинство с фронта не вернулись. И надо было дедушке похоронить первую жену, которая в войну просто надорвалась одна с тремя малыми на руках, чтобы встретить бабушку и «сойтись» (тогда назвали это так: люди, в истерзанной войной жизни, «сходились»).                                            Бабушка Ирина «тащила на себе» всю громадную родню, так что ещё трое детей не стали ей обузой. Всех подняла, вырастила, ещё и, на материнское счастье, сына родила. Папу Василисы. 

        Когда родственники ныне смотрят на фотографии Василисы, все единодушны: глаза-то – бабушкины! Карие. Такие же глаза были и у великой тёти Поли. Наверное, и у «мамы-старушки». Хотя много среди Карповых и голубоглазых. Василису на Алтае очень ждут – кареглазые и голубоглазые Карповы, как в старые времена, даже троюродные сильно роднятся…

 

Владимир КАРПОВ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *