БУДУЩЕЕ ЛИТЕРАТУРЫ ТУМАННО

Рубрика в газете: Литературный старт, № 2019 / 36, 04.10.2019, автор: Кирилл АЛЕЙНИКОВ (ПЕТРОПАВЛОВСК-КАМЧАТСКИЙ)

Образованные ищущие читатели помнят литературный старт молодого камчатского автора Кирилла Алейникова и выход его книги стихов «Дар речи». Перед началом литературного сезона замечательный камчадал согласился ответить на вопросы об особенностях творчества и его продвижения, секретах общения с детской аудиторией, перспективах книжной индустрии и будущем искусства, в частности.


– Кирилл, каким образом Вы находите путь к сердцу читателя, как продвигается творчество, ощущаете ли себя участником литературного процесса?
– Не существует никакого «литературного процесса». Не считать же им редкие собрания городских сумасшедших? Литературный труд – дело сугубо личное, индивидуальное, я отсёк от себя ненужное, затратное по времени и безрезультатное общение и спокойно работаю над текстами. Хотя я изредка общаюсь с камчатским детским писателем П.Л. Калмыковым, чья эрудиция и способность прочесть целую лекцию перед детской аудиторией без подготовки вызывают у меня неподдельное уважение.
– Как Вы стали детским писателем, что для этого специально нужно изучить, какими качествами обладать?
– Детским писателем я ещё не стал, я себя так не позиционирую. Объём написанного не позволяет этого сделать. Если у меня выйдет ещё несколько книг, возможно, я буду иметь основания так называть себя.


– Кирилл, какие события, встречи и находки, путешествия, где Вы были непосредственным участником, произошли недавно?
– Все основные события моей жизни – внутренние, происходящие или в моей душе или в кругу семьи, я веду довольно замкнутую, размеренную жизнь, поэтому не могу похвастаться необычайными приключениями и путешествиями.
– Поддерживают ли Вас в продвижении произведений министерство культуры, издательства, книжные магазины и библиотеки?
– В силу того, что мои книги издаёт Камчатская холдинговая компания «Новая книга», а если быть более точным – её владелец Кожан Станислав Петрович, то я получаю очень серьёзную поддержку этого издательства в печати и продвижении, поскольку любой житель Камчатки может совершенно спокойно приобрести их в магазинах компании, которых насчитывается более десяти.
Если бы на Камчатке не было этого издательства – я совершенно точно уверен в том, что ни одна моя детская книга не появилась бы на свет, по той простой причине, что никакая литература, никакая культура в России никому не нужна, это анахронизм, вызывающий лишь саркастическую ухмылку.
– Из каких источников черпаете силы и образы для создания литературных героев? Появятся ли в будущем в Ваших книгах исторические персонажи, места, события или эпохи?
– Так как на Камчатке востребованы детские книги о родном крае, то, собственно, имеет смысл писать, в основном, о Камчатке. Поэтому я планирую написать несколько детских книг об истории Камчатки, довольно скудной, кстати, на значимые исторические события. В советское время такие книги выходили, но это было ещё в прошлом веке, они физически устарели или пришли в негодность. Вообще, нет проблемы написать детскую книгу – самое сложное – найти издателя.
– Помогают ли в написании детских книг общение с учёными, исследователями и самой природой?
– В процессе редактуры моей книги «Приключения камчатского лососёнка» я обращался за помощью к автору многих книг и монографий о нерке Курильского озера – профессору В.Ф. Бугаеву. Он вычитал текст, нашёл несколько мелких ошибок и одну очень крупную, настолько, что если бы я выпустил книгу без его замечаний – это была бы просто дилетантская катастрофа, и списать её на то, что это просто детская художественная книга, было бы неправильным. Поэтому я выражаю профессору В.Ф. Бугаеву свою глубочайшую признательность.
– Не думаете ли перевести Ваши уже изданные книги для подрастающего поколения, например, на английский язык?
– Это совершенно бессмысленно, поскольку перевод должен осуществлять только носитель языка, качественный переводчик, который берёт почасовую оплату за свой труд в иностранной валюте. Я такими средствами не обладаю, и вообще продвижение на иностранный рынок невозможно, поскольку никто не будет вкладывать в это деньги.
– Проходят ли презентации Ваших новых книг, и в чём для Вас заключается общение с читателем?
– Презентации проходят довольно часто, меня много приглашают в школы и в библиотеки, выступить перед детьми. Встречи проходят на «Ура». Считаю это очень важным, поскольку я не ожидал, что ребятам интересно посмотреть на настоящего писателя. Потому что первым делом они интересуются, действительно ли я «живой» писатель. Видимо, писатели у школьников ассоциируются с пыльными портретами классиков в кабинетах русского языка и литературы.
– Взрослые могут надеяться, что Вы напишете что-нибудь и для них?
– Прозу для взрослых писать точно не буду, не вижу смысла, взрослые не читают художественных книг провинциальных авторов. Но я планирую после написания задуманного корпуса детских текстов вернуться к поэзии – к тому, с чего начинал. Это вещь совершенно волшебная, абсолютно отличная от прозы, я вижу смысл ей заниматься, но, конечно, я не надеюсь на знакомство широкого круга читателей с моими стихами. Но мне это и не нужно.
– Что может изменить восприятие и мировоззрение людей со скептическим взглядом на литературу?
– Ничто не может изменить скептического отношения к литературе, поскольку количество и содержание прочитанных художественных книг никак не влияет непосредственно на текущую жизнь человека. Чтение книг – не есть путь к успеху. Мир меняется очень быстро, происходит размытие классической нравственности и морали, литература не успевает за этими процессами, а её предупреждающий посыл о важности культуры и гуманистического мировоззрения тонет в общей какофонии бессмыслицы, состоящей из чавканья, хрюканья, ржания, визга и прочих животноподобных звуков, издаваемых массовой культурой.
– Есть ли будущее у литературы, в частности – детской?
– Будущее литературы туманно, она уже не играет никакой роли в жизни общества, я думаю, это будет нечто вроде классического балета. Останется некоторая прослойка любителей книги, нечто вроде субкультуры. Вообще слово как таковое проиграло всем медиа – изображению, видео и музыке. Никакого возрождения или всплеска интереса к литературе никогда не будет. Что касается литературы для детей и юношества – детская будет жить, только если сохранится институт классической семьи. Но так как и он терпит изменения – количество читающих детей и родителей будет неизменно сокращаться. И вообще, миром будет править «Всемирный идиот» – не читающий, не пишущий, не соображающий, не бунтующий накормленный человек без культурных, нравственных и философских интересов.

Беседу вёл Николай ПАЛУБНЕВ

 

13 комментариев на «“БУДУЩЕЕ ЛИТЕРАТУРЫ ТУМАННО”»

  1. На самом деле Владык было девять, но один из них, тот, что выбрал себе имя Логан, отсутствовал. Пожалуй, Логан был даже сильнее других Владык, но вряд ли осознавал это. Зато Владыки ясно чувствовали некое превосходство Логана над собой, и теперь, собравшись в мрачной безразмерной и безвременной пещере, испытывали определенное облегчение.
    Мощно пишет замечательный камчатский писатель. Прочитав такое, только «ура» и крикнешь. Троекратное «ура».

  2. Вот это честно. ВСё литературное творчество держится сегодня на ЛИЧНЫХ связях ( как в даноом случае, с издательством хозяин которого — лепший друг писателя). В такой ситуации говорить о каком-то творческом уровне просто смешно.

  3. Прожив 14 лет на Камчатке, и проработав 2 года уполномоченным Бюро пропаганды художественной литературы при Камчатском отделении СП СССР в период 1979 -1981гг, я был знаком со всеми членами СП СССР проживающими в то время на полуострове. Многие из них оставили о себе добрую память и талантливые произведения. Роман Райгородецкий, Евгений Сигарёв, Николай Рыжих, Георгий Поротов любили русскую литературу и внесли свой вклад в литературный процесс. Время течёт, но, полуостров Камчатка остался на глобусе в тех же координатах. Общаясь с жителями полуострова в последнее время, я знаю с их слов, что культурная изоляция «от материка» только углубилась в силу экономических реалий. Набрав в поисковике «Кирилл Алейников» я прочитал несколько стихотворений из его сборника и получил подтверждение своему убеждению о том, что «Камчатка — лучшее место для писателя!» А чем там ещё заниматься, если 10 месяцев в году там лежит снег и воет пурга? Тексты в стиле фэнтези, которые плодятся в таких условиях, как грибы в тундре, я не читаю. Может быть, какой-нибудь другой писатель наберётся отваги и опишет реалии сегодняшней камчатской жизни.

  4. С таким скепсисом —
    и заниматься литературой? Да ещё детской? Боже упаси! Камчатка таким литераторам- самое место((

  5. Жалко, что хорошие детские книги не доходят до читателей других регионов.

  6. Он покажет ей альбом Камчатки,
    Где культура только лишь в зачатке.
    Игорь Северянин

  7. «…миром будет править «Всемирный идиот»…»
    Жутковато, фатально, необдуманно. Молод ещё — это сказавший, поэтому простительно. На самом деле литературный процесс есть, литература есть, прозаики, поэты, публицисты, критики, литературные журналы, сайты, книжные издательства, книжные магазины, читатели, библиотеки, Литературный институт, союзы писателей, литературные любительские творческие
    объединения, театры, кино есть, а это и есть составляющие литературного процесса, Киря.
    Это смутное время скоро пройдёт, власть сменится, возглавят страну более образованные интеллигентные люди, которые понимают, что основа государства — культура в широком смысле слова, и литература — составляющая этой основы. К сожалению сами писатели испортили отношения с недообразованными верхами, которые хорошо умеют «мочить в сортире», но не хотят слушать всякого рода «умников», к которым в спецслужбах отношение всегда было единообразным со времён Феликса Дзержинского: «вся эта пишущая, музицирующая, артистирующая братия — шизофреники и параноики, развратники и изменники, место их в психушке!» И многие пишущие, музицирующие, артистирующие, к сожалению, именно так себя и показывают во всей «красе». Но не они создают литературу, не алкаши и наркоманы, не шизофреники и параноики, а вполне здравые люди, трезвенники, трудяги, таланты, патриоты своей Родины, на которых и держится литературный процесс.

  8. Жаль, что в хорошие детские книги
    Тайно прокрались недетские фиги.

  9. Дзержинский, однако, был поумнее и пообразованнее значительной части тогдашних писателей.

  10. Кугелю: да, поумней, а какие письма писал сыну Янику! Но отношение к творческим людям связаны не просто с Дзержинским, а с системой, которую он создал, а система — это люди, идеология, психология и т.д. Часто отдельные чекисты сами становились очень похожими на тех, кого преследовали, в том числе и предателями Отечества. Мне приходилось быть подконтрольным со стороны «пятой линии»: слабые ребята по всем параметрам, но высокомерные, что говорит о нездоровой психологии в службе.

  11. Мне видится в словосочетании «часто отдельные» некий логический парадокс. который разрушает систему утверждений одного из оппонентов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *