К столетию со дня рождения кота Тимофея

(Рассказ-воспоминание)

№ 2022 / 36, 23.09.2022, автор: Лариса КАЛИНИНА (г. Великие Луки (Псковская обл.))

В самом конце двадцатых годов прошлого века моя матушка, ещё совсем юная, перебралась из Белоруссии в Москву и первым делом отправилась знакомиться со своей столичной роднёй.

Глава московской ветви рода, почтенная тётушка Настасья, была искусной портнихой и до революции владела популярной среди модниц швейной мастерской. В новые времена она работала на швейной фабрике и ютилась в самой маленькой комнатке своей бывшей большой арбатской квартиры.

Фамильного радушия за лихие революционные годы тетушка не растеряла и встретила очередную провинциальную племянницу очень тепло, устроив в её честь праздничный обед.

Детей у тети не было, век свой она доживала вдвоём с мужем, дядей Лёшей, но стол почему-то был сервирован на четыре персоны, по всем правилам этикета. С салфеточками и прочими буржуазными атрибутами, не виданными гостьей в её могилёвской глуши.

Как только все расселись за столом и была открыта кастрюлька с рыбным супом, сверху, с книжного шкафа, на стоящий рядом с гостьей высокий старинный табурет мягко спланировал большой рыжий кот. Быстро встав на задние лапки, передние он аккуратно положил на стол рядом с тарелкой, на красиво вышитую буржуазную салфеточку, явно собираясь отобедать с хозяевами и гостьей.

По всему было видно, что кот в дореволюционные времена получил достойное светское воспитание.

– Знакомься, Люся: наша радость и утешение – кот Тимофей! – торжественно сказал дядя Лёша. – Тима – большой любитель мышиного мяса и, в отличие от нас, всегда сыт. Однако ни разу за все 13 лет своей жизни он не упустил случая пообедать за столом ещё и с нами. Он знает все правила обеденного этикета и никогда не нарушает их.

А тётушка Настя с нежностью добавила, повязывая коту белоснежную нагрудную салфетку:

– Тимоша наш очень музыкален, поёт со мной старинные романсы, а Лёше подпевает арию Ленского «Куда, куда, куда вы удалились, весны моей златые дни». Соседи заслушиваются! И характер у него золотой! Всеобщий любимец!

– Тимофей, – грустно вздохнули разом старики, – наше единственное уцелевшее в революцию сокровище. Память о счастливой прошлой жизни…

– Я очень рада, дорогие тётя Настя и дядя Лёша, что сижу рядом с таким замечательным котом, – в ответ произнесла ошарашенная Люся, стараясь быть такой же воспитанной, как кот.

– Слава Богу, что сами живы остались! – продолжала тётушка. – Никита-комиссар, бывший жених твоей сестры Вари, нас спас и комнату в нашей квартире – в ней теперь, как видишь, коммуналка – нам выбил. После обеда мы тебя с ним познакомим, он за стенкой живёт. Парень добрый и верный, хоть и комиссар, и вашу красотку Варвару до сих пор любит. Мы ему комнату убираем, а Тимошу он приглашает мышей ловить.

– Из-за моей старшей сестры у нас в Дрибине даже гимназисты стрелялись! – призналась Люся. – Теперь она снова Никиту вспоминает. Комнату он и ей помог получить. Может, и поженятся. Всё-таки столько лет дружили. Как я рада, дорогие тётя Настя и дядя Лёша, видеть вас в полном здравии! Какое счастье, что все мы уцелели!!

– И, – ввернул своё слово дядя Лёша, – сейчас все вместе будем есть этот ароматный суп!

Обедом обычно заправляла тётушка, и кот всегда получал пищу первым. На сей раз она подзадержалась, и дядя Лёша, как и положено по этикету, первую тарелку супа поставил гостье.

Тимофей, до того с закрытыми глазами жадно вдыхавший несравненный запах супа и благосклонно внимавший сладким речам хозяйки, сообразил, что его законное право первой тарелки перекочевало к непрошеной гостье, негодующе завопил и, забыв все правила приличия, без церемоний вскочил на стол. Не задев при этом ни одного столового прибора. Затем неожиданно винтом взмыл в воздух, сделал над столом замысловатый пируэт и, опустившись на крохотный свободный пятачок у самой Люсиной тарелки, демонстративно швырнул в неё свой хвост!

Далее, не обращая внимания на шоковое состояние хозяев и ужас оставшейся без первого гостьи, снова уселся на табурет и требовательно замяукал.

Хозяйка бросилась исправлять оплошность, но добрая Люся опередила её, поставив перед котом свою тарелку, на дне которой осталось аппетитное рыбное филе, и миролюбиво сказала:

– Кушай, Тимоша, рыбку, никто её у тебя не отнимает!

Кот в ответ угрожающе зашипел и… вцепился Люсе в локоть! Она закричала от боли и закружила вокруг стола.

…Отдирали народного мстителя от локтя гостьи с помощью Никиты-комиссара…

Пока хозяева обрабатывали рану, кот, наевшись прямо из кастрюльки уже подостывшего супчика, спокойно запрыгнул на свой шкаф и погрузился в сон…

В глубоком молчании наши едоки жевали второе: картошечку, изжаренную на новомодном подсолнечном масле, вынырнувшим из дореволюционной тени и нахально оттеснившим на задворки все лучшие русские растительные масла.

Когда тарелки опустели, дядя Лёша философски заметил, оправдывая кота, что Тимофей, конечно, поступил нехорошо, но вполне в духе времени. К тому же он стар, а старики иногда чудят. Что же касается самого случая, то он весьма поучителен и достоин пера дедушки Крылова. Бывает, что и люди ведут себя не лучше кота Тимофея.

Я полностью согласна с моим не столь далёким, как кажется, предком; но сожалею, что в стародавние времена не было интернета с его многочисленными рассказами и видеороликами о братьях наших меньших и мы никогда не узнаем о выдающихся проделках старорежимных котов, получивших прекрасное светское воспитание в аристократических семьях.

Именно поэтому я решила отметить столетие со дня рождения нашего досточтимого кота Тимофея не в узком кругу родных и друзей, много раз слышавших эту примечательную историю из уст моей матушки, а всенародно, на бескрайних интернетовских просторах…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.