Квантовая зыбкость надежды

Рубрика в газете: Есть вопросы к власти, № 2018 / 46, 14.12.2018, автор: Николай ВАСИЛЬЕВ

Два крупных политических скандала, произошедших за последние месяцы, вроде бы к чему-то привели.

По крайней мере, вокруг лиц, замешанных в этих скандалах, происходит что-то не слишком для этих лиц приятное. Я извиняюсь за эзоповы формулировки, просто с надеждой на то, что в российском обществе существует институт публичной репутации, надо обращаться аккуратно. Сила публичной репутации чиновников и государственных фигур в нашей стране – это то, во что нельзя ни верить, ни не верить. Как и в искренность слов и убеждений кого бы то ни было.

После скандала с Ольгой Глацких, заявившей, что «государство не просило вас на свет рожать», и отказавшейся уйти после этого с должности руководителя Департамента молодёжной политики Свердловской области – Департамент, по существу говоря, расформировали. Включив его в структуру регионального Министерства образования и уволив всех его бывших сотрудников.

Сделал это губернатор области Евгений Куйвашев, ранее уже применявший подобный ход для увольнения главы администрации области. Впрочем, Глацких заставили «уйти» даже не из-за её заявлений перед молодёжью, а по причине мутных финансовых дел, в которых участвовала чиновница. После скандала антикоррупционное расследование «Яблока» обнаружило в высокопоставленной семье Глацких признаки картельного сговора в целях получения госзаказов – но «вишенкой» на судьбе департамента стало даже не это.

Выделенные миллионы из бюджета области, которые Глацких осваивала на реализацию программы обучения одарённых детей, оказались нешуточными даже для такой цели. Шутка ли, 131 миллион рублей. По самым простым расчётам, на одну учебную смену и одного ребёнка должно было уходить около 163 тысяч рублей. Проходило обучение в бизнес-отеле «Панорама», владение которым осуществляется тремя фирмами, каждая из которых тесно связана с богатейшим депутатом Заксобрания Свердловской области и близким другом Глацких Александром Серебренниковым, неофициальным местным «спонсором» «Единой России». Со счетов структур, управляемых Серебренниковым, на избирательную кампанию единоросов была переведена общая сумма, практически совпадающая с выделенными Департаменту молодёжной политики средствами на обучение одарённых детей. С другой стороны, дела у предприятий Серебренникова идут неважно, в финансовой отчётности сплошные убытки, миллионы могли уйти и на это – а с третьей стороны, есть мнение, что всё у Серебренникова нормально, это он просто прибедняется перед теряющей рейтинги «Единой Россией», чего ему, конечно, однопартийцы простить не могут и потому бросают депутата силовикам.

После скандальной публичной риторики подруги депутата, отдыхавшей с ним недавно, как раз в разгаре скандала вокруг её имени, на Сейшельских островах, и сильного резонанса в интернете и СМИ всем этим заинтересовался Следственный комитет, вознамерившийся провести проверку целевого использования бюджетных средств. Но новость об этом удалили с сайта СК через несколько часов после публикации. Добровольно уходить со своего поста Глацких отказалась – мол, совесть не позволяет бросить работу, важные федеральные проекты по области встанут, если она сейчас уйдёт. В итоге, губернатор Куйвашев, сам же и пригласивший бывшую олимпийскую чемпионку по художественной гимнастике в политику, устраняет департамент, который она возглавляла – то ли чтобы избавиться наконец от нахрапистой спортсменки, то ли чтобы сбросить все концы в воду. Ольга Глацких спокойно ждёт окончания проверки Следственного комитета и за карьеру свою и судьбу, похоже, не слишком переживает. В общем, публичная репутация – существует, но сила действия её – минимальна. Однако других инструментов хоть как-то контролировать власть со стороны общества и прессы – нет.

Потому Росгвардию, во главе с генералом Виктором Золотовым, после антикоррупционного расследования Навального и вызванного им скандала начали-таки проверять – аж три контролирующих структуры. Военная прокуратура, Федеральная антимонопольная служба и ещё одна федеральная служба, благодаря которой, видимо, серьёзная проверка и стала серьёзной. Интереснее всего то, когда именно и зачем исследованием продовольственных закупок внутренних войск занялась ФСБ.

Антимонопольное ведомство возбудило дело «о наличии признаков нарушения законодательства России» как раз после официального обращения из ФСБ, сообщает в своём материале РБК. Контрразведчики попросили проверить закупки продовольствия, которые Росгвардия осуществляет у единого поставщика, комбината «Дружба народов», находящегося в Крыму. Прежним поставщиком, с 2017-го по начало 2018-го, был мясокомбинат «Гатчинский», находящийся в Ленинградской области. Как выяснилось, сардельки, сосиски и прочий провиант продолжают поступать Росгвардии из Ленобласти – проходя сначала через Москву, где их закупает у «Гатчинского» комбинат «Мелеузовский», а уж потом через «Дружбу народов». В конце 2017-го «Дружба народов» закупила у «Мелеузовского» продовольствие из Гатчины, в том числе 20 тонн сосисок и 20 тонн сарделек по цене 260 и 270 рублей за килограмм соответственно. И продала полуфабрикаты Росгвардии по 350 рублей за килограмм. Предположительный «навар» конкретно на этих мясных продуктах составляет около 3 миллионов рублей. А общий объём контрактов, заключённых с «Дружбой народов», по сведениям РБК – 8 миллиардов рублей. На данный момент не все эти контракты реализованы, потому проверка со стороны военной прокуратуры продлится как минимум до конца текущего года. Сосиски ещё идут к росгвардейцам из Ленобласти через Москву и Крым. ФСБ считает, что «Дружба народов» не обладает достаточными производственными мощностями и необходимым опытом для обеспечения Росгвардии продуктами питания, потому наделять комбинат статусом единого поставщика в условиях «развитой конкурентной среды» – решение «экономически невыгодное и коорупционноёмкое».

И самое интересное: ФСБ утверждает, что заинтересовалась закупками Росгвардии ещё за несколько месяцев до расследования Навального. Из чего возникает логичное предположение, что у Алексея Анатольевича были источники, связанные со спецслужбами. И его расследование, вызвавшее, во многом благодаря эксцентричному видеоответу на оное генерала Золотова, общественный резонанс – было выгодно службистам в их конкурентной, так скажем, борьбе с гвардейцами за власть, влияние и интересы.

И это, на мой взгляд, ставит под сомнение не столько деятельность Навального, сколько возможность осуществлять и так-то крайне неравную оппозиционную политическую борьбу за преобразования в стране, не играя при этом на руку – связанными, по большому счёту, руками оппозиции – крупным игрокам и силам, заинтересованным не в переменах, а в своих интересах – в рамках существующей системы, этими силами и сформированной. Преобразования в любом обществе представляют сложную смесь чьих-то благих побуждений и чьих-то корыстных выгод. Пусть даже – в одном лице или ряде лиц. Вопрос в том, каков этот баланс, какую долю правам и свободам удаётся отвоевать у несвобод и корысти – и сколько веры приходится уступить цинизму. Вопрос в том, насколько раздроблено или едино общество, чтобы интересы народа отражались или не отражались на интересах элит. В современной России этот баланс – совсем не в пользу справедливости.

Но можно ли терять веру, даже если для неё нет оснований? Поневоле вспоминаешь народные поговорки из разряда «не можешь – не мучай». Мол, не стоит себя обманывать и понапрасну напрягать ресурсы, которых всё равно не хватит; не стоит питать ложные надежды. В принципе – да, не стоит. Если бы можно было оставаться человеком без веры и надежды – их в наших условиях и правда стоило бы лишиться. Но в отсутствие этих качеств тихой и уверенной сапой заходят цинизм, меркантилизм, безразличие, подлость. Повторяя, что «в России нет ни западников, ни государственников, а есть только деньги», как точно подметил мой коллега – рискуешь потерять не то что надежду, а просто элементарную боль от того, что это практически правда. Без этой боли воровать будут так же, просто уже совсем «как так и надо», до логического конца, без малейших препятствий. Верить не во что, но и не верить ни во что нельзя, потому что неверие и есть, по сути, ложь, коррупция, воровство, бесправие, насилие и далее по списку. Такая вот квантовая история – как с котом Шрёдингера, который то ли жив, то ли мёртв. Потому верить приходится – хоть в Навального, хоть в кого-нибудь из КПРФ, хоть в кого-нибудь из «Яблока», да хоть из «Справедливой России». Ведь должны же неглупые и, по крайней мере, не в таких масштабах, как единоросы, деградировавшие при власти люди понимать, что чаша – общая. И никого, если выйдет срок, не минует.

3 комментария на «“Квантовая зыбкость надежды”»

  1. Вывод из этих двух случаев один: какая интересная у людей жизнь!

  2. Автор не знает или забыл, что при определенных допущениях кот Шредингера может быть одновременно и жив, и мертв?

  3. Физика все больше обогащается. Если нано — это очень маленький, то квант — это зыбкий. Призыв ударников в литературу закончился. Начался призыв ударников в прикладные и неприкладные науки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *