МАРИНА ИЗ ДОНЕЦКА

Рубрика в газете: Рецидивы налицо, № 2019 / 5, 08.02.2019, автор: Константин СМОРОДИН (САРАНСК)

В кафе вкусно пахло кофе. Посетителей почти не было, несмотря на обеденное время. Да и перекусить оказалось нечем, одни сладости и напитки. Ах, да! Это же кафе-кофейня! Но раз уж забрели, выпьем по кофе с пирожным.
К столику подошла миловидная официантка.
– Что будете заказывать? – характерное смягчение некоторых букв выдавало южанку. Слегка выпуклые серые глаза. Светлые пышные волосы собраны в короткую косу.
– С Украины? – поинтересовался я.
– Да, – просто ответила она и уточнила: – Из Донецка.
Через пять минут она принесла заказ. Судя по сосредоточенному выражению лица, она не была настроена на продолжение беседы, но мой спутник сумел её заинтересовать:
– Я тоже с Украины. Из Херсона. Перебрался к родственникам.
– У меня здесь никого нет. Уехали с сыном от бомбёжек.
– Нравится в Саранске?
Девушка в некотором замешательстве посмотрела на нас, а потом ответила:
– Очень трудно жить с сыном на зарплату официантки. По специальности работы найти не могу. Дали общежитие, но там жить страшно…
– Пристают?
– Да. А квартиру снять не на что.
– А землячества нет, чтоб вместе как-то?
– Нет. Все врозь.
Она собралась уходить. Приятель остановил её вопросом:
– Как вас зовут?
– Марина.
– Что собираетесь делать? – спросил я.
Она смущённо, словно извиняясь, улыбнулась:
– Да что ж делать? Уезжать надо. Искать лучшей доли.
– На родину?
– Если б там не стреляли, с радостью бы вернулась, – сказала она и ушла.
Месяца через два зашёл приятель, с которым были в кофейне и, между делом, сообщил: «Марина уехала». Он как раз готовил материал по своей журналистской работе о беженцах, вернее, переселенцах из новообразовавшихся Донбасских республик, в том числе хотел поговорить и с ней. Немало народу переселилось из некогда благодатного края, не один десяток семей. Большинство переехавших имели корни в нашей республике, но были и те, кто приехал, прослышав о «красивом городе». Все приживались с трудом, особенно те, у кого не было родни. Материал его на эту тему вышел, правда, в несколько усечённом виде. Я сам поучаствовал в «смягчении» этого материала. Стыдно мне было за некоторых своих земляков, которые просто-напросто обманывали приехавших, сулили одну зарплату, а на деле давали другую, значительно меньше, обещали одни условия работы, а на деле условия оказывались другими. Неужели не понимали, что пользуются нуждой и бесправием людей, чтобы получить свою кривую выгоду? Да понимали, конечно. И, в отличие от большинства восточных и южных национальных диаспор, которые сплачиваются и защищают свои интересы разными, в том числе и специфическими, методами, наши кровные братья, приехав сюда, подчас оказываются в худших условиях.
Помню первую половину 90-х. В приёмный день сижу у двери одного из чиновных городских начальников. Народу собралось много, и среди них мужчина и женщина, лет за сорок, наши соотечественники, беженцы из солнечного Таджикистана. Видно, что они доведены до отчаяния, и всем присутствующим, сбиваясь и повторяясь, рассказывают, как их послали в Таджикистан после вуза, трудиться, как они забрали туда кого-то из родителей, как пришлось бросать дом и нажитое хозяйство, с детьми и стариками перебираться сюда, а здесь никто из власть имущих не хочет ни войти в положение, ни помочь. Предлагают какие-то «дикие» варианты в угасающих деревнях, а они – специалисты, они ещё могут работать… Далеко не единичный случай в таком роде даже на моей памяти. Конечно, и у нас были тяжёлые времена и хаос, и тем не менее нельзя было относиться к своим соотечественникам по принципу: «спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Прошло 25 лет, а рецидивы налицо.
Тема отношения к беженцам тяжёлая. Но из этой темы вытекает ещё более тяжёлая – наше отношение друг к другу, наше «расчеловечивание», когда более сильный, подлый, наглый живёт за счёт эксплуатации, обмана, несправедливого распределения доходов и пр., и пр. Выживает сильнейший? Думаю – нет. Давно сказано: «Не в силе Бог, а в правде». Без справедливости, без достоинства, без человеческого отношения друг к другу мы не выживем.
А Марина ищет лучшую долю. Найдёт ли?

 

 

3 комментария на «“МАРИНА ИЗ ДОНЕЦКА”»

  1. » Но раз уж забрели, выпьем по кофе с пирожным.». А зачем предлог? Это бьют ПО морде, а кофе просто выпивают (или пьют). без всяких «по». Или уж выпьем по ЧАШКЕ кофе. ГрамотнЕй надо быть, гражданин Смородин изСаранска!

  2. Ничего страшного. Тем более, если это Ваша единственная претензия к тексту и к его содержанию.

  3. Что за высокомерно-хамский тон, гражданин Курганов? Прочитайте свой комментарий — и найдете массу ошибок. Вот именно, «грамотнЕй» надо быть!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *