Не боится экспериментировать

Рубрика в газете: Порыв чувств, № 2021 / 16, 29.04.2021, автор: Варвара ЗАБОРЦЕВА (г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ)

Казалось бы, классики зарифмовали всё видимое и невидимое. Что можно добавить после Пушкина, Блока и Бродского? Что и, главное, как? Как найти то самое слово, которое, найдёшь именно ты и никто другой? Открывая для себя периодически новые имена современных поэтов, я постепенно подкрадываюсь к ответу на эти вопросы. Недавним таким открытием для меня стала Екатерина Малофеева.
Даже бегло пробежавшись по подборке Екатерины, можно заметить, что автор владеет словом, крутит-вертит звуки, как фигурки в калейдоскопе, чтобы найти то самое неповторимое сочетание. Например, иногда играет приставками, подобно Марине Цветаевой в стихотворении «Расстояние»: «расчерчено», «растрафаречено», «расчеловечено». Или подобно Маяковскому и Северянину, увлекается неологизмами: «побюллетенил».
В творчестве Е.Малофеевой нет и намёка на так надоевшую всем формулу – «я художник, я пишу в порыве чувств, ничего редактировать не буду». За строками видна работа автора, желание довести образ до абсолютной формулы или хотя бы приблизиться к ней. Лично мне, как читателю, приятно, когда поэт не ленится и ломает голову, как бы меня зацепить, удержать, удивить словом.
«Непролазная топь и грязь.
Полдень облачён и лубочен,
Страшных сказок сорочья вязь
Заколдует и заморочит».
Эта игра словом и звуком действительно выделяет автора, но стоит быть осторожнее. Порой жажда красивостей отвлекает поэта от смысловой, идейной составляющей, да и читатель всё же ждёт открытий, откровений, а не только фонетических экспериментов, пусть и довольно удачных.
Одним из ключевых в подборке является мотив времени. Следуя за Вивальди и Чайковским, перенимая их музыкальность, Екатерина пишет целый цикл, посвящённый временам года. Если «Май» представляет собой лишь неплохой этюд, то в «Октябре» поэту удаётся найти авторскую метафору, на которой строится всё стихотворение.
«Этот мир мне велик –
чей-то щедрый подарок на вырост,
Только давит в плечах сонный дом,
душит ворот двери».
Это сравнение месяца с тесной одеждой ёмко передаёт ощущения середины осени, создаёт зримый и даже осязаемый образ.
Мотив времени продолжается и помимо цикла: «скользит песок», «с крыльца роддома до стали секционного стола», «плесневеет мир, кровоточа иллюзией, что время обратимо». При этом автор балансирует между двумя полюсами, окончательно не отвечая на поставленные вопросы. Человек – лишь заложник времени, которое течёт и изменяется само по себе? Или же мгновение можно поймать и даже изменить ход привычной жизни, идущей своим чередом?
Екатерину выгодно отличает то, что она не боится экспериментировать с размером, длиной строки, находясь в постоянном поиске новой интонации и формы. При этом сохраняется образ лирического героя: это чуткий, но при этом отстранённый наблюдатель, склонный к художественно-философскому осмыслению происходящего вокруг него. Он не лезет на баррикады, не кричит с трибун, а лишь из окна дома рассматривает мир.
Порой из-за склонности поэта к длинным строкам удачные рифмы теряются. К примеру, «эхо – прореха» в стихотворении «Сентябрь». При этом они отлично создают внутренний ритм произведения, придают мелодичность между строк, а это особенно ценно.
Екатерине удаётся увидеть поэтическое даже в таких рутинных делах, как прополка грядок (стихотворение «Прополка»). Казалось бы, простенькое двустишье, а его можно перечитывать бесконечно, погружаясь в аллегорические размышления автора.
Хоть поэт пишет о вечных ценностях, таких как любовь, семья, дом, красота изменчивой природы, образы найдены достаточно современные. «Строем шагать на дневную повинность» – автор пишет о том, что знакомо многим, но называет это по-своему. Так текст становится не просто репортажной зарисовкой будней, а художественным произведением.
Выделяется своей цельностью и яркостью стихотворение «Девяностые». В плане построения сюжета оно максимально выверено. В плане образов – узнаваемо, в контексте времени. Благодаря очень точно подобранным деталям можно увидеть и даже услышать время. Лёгкая недосказанность («делили-не поделили», «черепно-мозговая», «скорая») придаёт динамику, чего порой не хватает остальным стихотворениям.
Отдельно стоит отметить финал стихотворения, который всё расставляет на места, добавляет нужный драматизм. В целом, можно отметить, что у Екатерины начало часто сильнее концовки. Финал порой слишком плавный и предсказуемый, будто мы ехали по идеально ровной трассе и прибыли в пункт назначения по расписанию. Может быть, стоит добавить немного серпантина строкам? Неожиданного поворота в конце, чтобы читатель прощался со стихотворением не на выдохе, а на вдохе.
Подытоживая, хочется отметить, что у автор имеет богатый внутренний мир, которым он способен делиться, а значит, поиски формы рано или поздно приведут поэта к абсолютной гармонии слова и мысли.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.