НИКОЛАЙ ГОГОЛЬ УДОЧЕРЯЕТ РОССИЮ

К 210-летию Николая Васильевича Гоголя 1 апреля 2019 года

Рубрика в газете: ИСТОРИЯ И ХАРАКТЕРЫ, № 2018 / 43, 23.11.2018, автор: Сергей УТКИН

Какому Гоголю нас обучают в школе? Наверное, смехачу. Велимир Хлебников отдал русскому языку это слово как раз для таких, которые смеянствуют. «Вечера на хуторе близ Диканьки» мы переживаем, как книгу, в средней школе. Там же Николай Васильевич становится для нас драматургом с «Ревизором» и сопутствующими обязательными историями об императоре Николае I, которому «больше всех досталось» от остроумного писателя. Романистом он приходит к нам с оставшимся после литературного самосожжения первым томом «Мёртвых душ».

Но близкий к сорокалетию поздний Николай Гоголь учебникам, хрестоматиям, зрителям и читателям нужен меньше. Хохмой некой о камине с горящей рукописью, религиозным умопомешательством, странной смертью и версиями о преждевременном погребении.

Помните ли вы ту часть романа «Братья Карамазовы» Фёдора Михайловича Достоевского, которую автор несомненного шедевра отводит под исповедь старца Зосимы? «Избранные места из переписки с друзьями» Гоголя – не менее трудное, мертвящее иронию, юмор, насмешливость прозаика, чтение. Не то – отречение от писателя, не то – самоотречение писателя. Вернее, отринутая манера раннего письма, жизнелюбивого, саркастичного, едкого, ненавидящего и любящего многое, потому – чувствующего и читателя, и жизнь: его и свою.

Отчасти схоластически выхолощенный, труд этот как будто обнажает человека, как причину его письма, его манеры, но та оказывается много интересней, чем собственная попытка её объяснить. Писатель не поддаётся собственному описанию, своим словам. Словам, которыми получалось столькое: истории, характеры. Сама Россия.

О ней. И о нём. Николай Васильевич не капризничает, дескать, «всё не так, ребята». Он как будто помнит постоянно о том, что если не всё, то очень многое, знаемое живущими в стране, проживающими её здесь, именно так. Тройка-Русь, как нечто, отличное от самого наблюдательного писателя: не то он пытается оседлать (мысленно) несущееся куда-то буйство, движение. Не то досмотреть, докатится ли оно до?..

Отечественная культура осмысляла себя в отношении к родине разно. Николай Васильевич был для неё к концу своему прижизненно «не актуален и вреден» не менее наших напевных современников, но не мыслил её грубо. Напротив, он, тщедушный, хилый, истощённый, непонятный и непонимаемый многими, составляющими страну, пытается удочерить её. В своей душе.

Полувек спустя после Гоголя, философа Владимира Соловьёва завидит на постоялом дворе мальчишка, сын хозяйки, и крикнет: «мама, Боженька идёт!» Впечатление, иное, правда, он производил не только на детей. Автор известной эпиграммы на Владимира Сергеевича не умел, видимо, ценить в живущих попытки жить свою судьбу, объявив, что пытавшийся, с его точки зрения, стать мессией, философ «посёк себя и всю Россию».

А Николай Васильевич под конец годов своих пытается не то отвести, бросить плётку, не ударить по впряжённым в Тройку-Русь. Не то даже звать других к тому же. Ах, Николай Васильевич, милый, ну, что же Вы нам ничего?..

Нет, Вы нам и для нас многое. Очень многое.

4 комментария на «“НИКОЛАЙ ГОГОЛЬ УДОЧЕРЯЕТ РОССИЮ”»

  1. Читая Н.Гоголя, невольно приходишь к мысли — Над кем смеётесь — над собой смеётесь! Что не говори, а Гоголь был великим писателем!

  2. До какой степени надо быть глухим, чтобы так истолковать стихи В. Хлебникова.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *