ПОРА УХОДИТЬ В ПАРТИЗАНЫ

Рубрика в газете: ЛИЧНОЕ МНЕНИЕ, № 2018 / 43, 23.11.2018, автор: Владимир БЕРЯЗЕВ (НОВОСИБИРСК)

«Многочисленность стихотворцев во всяком народе
есть вернейший признак его легкомыслия»

Дмитрий Веневитинов

I

Помнится, в 1989 году, когда меня принимали в Союз писателей СССР, его численность на все 15 республик составляла 9920 человек, из них на русском языке писало чуть больше трёх с половиной тысяч литераторов. Если отсечь основную массу прозаиков, драматургов, публицистов и критиков с литературоведами, то поэтов останется менее тысячи на всю Россию и все оставшиеся республики. Вспоминая свою первую профессию статистика, могу сделать вывод, что один стихотворец приходился на примерно четверть миллиона народонаселения, т. е. на средней величины город. Учитывая важность борьбы на идеологическом фронте, не так уж и много.

На сегодняшний день в РФ существует пять основных Союзов писателей и ещё с десяток относящих себя к таковым. За последние годы они напринимали в свои ряды более 30 тысяч членов, так что общая их численность подкатывает, думаю, к 50 тысячам человек. Состав всей этой вновь принятой т. н. литературной элиты (за редким исключением) мало чем отличается от маргинального. Так, если бы в середине 90-х некий доброхот вдруг решил собрать по российским вокзалам бездомную публику и создать пионерский лагерь для бомжей, предоставив им простор для творчества… Беда вот только, что сегодняшний литературный лепрозорий в виде разного рода Союзов писателей и кормить-то некому, и обихаживать, и оказывать медицинскую, психологическую, а иногда (или зачастую) психиатрическую помощь. Но на осинке не растут апельсинки, образованный, талантливый, уважающий себя молодой человек нынче не пойдёт в литераторы, если он хочет чего-то добиться в жизни, создать семью, воспитать детей и пр. и т. п. Нет такой профессии «литератор» в России и платить за этот труд никто не собирается! В нашей Конституции чёрным по белому прописан запрет на идеологию, будь то «самодержавие, православие, народность» или «построение светлого будущего». А значит ни копейки не будет потрачено на профессионалов этой работы, – глобализму, по словам бывшего министра образования Фурсенко, нужно воспитать потребителя а не творца. Поэтому, продолжая цитату Веневитинова из эпиграфа оной статьи: «истинные поэты всех народов, всех веков были глубокими мыслителями, были философами, так сказать, венцом просвещения». А нередко «поэтическое чувство» у людей лишь «освобождает от обязанности мыслить, отвлекает от высокой цели усовершенствования», а посему «надобно более думать, чем производить».

Именно лёгкость в мыслях необыкновенная, необязательность знать грамоту, литературу, историю, богословие (и далее по списку) – превращает современных, вступивших в писательские союзы поэтов в подобие того самого пушкинского дервиша из «Путешествия в Арзрум»: «Выходя из его палатки, увидел я молодого человека, полунагого, в бараньей шапке, с дубиною в руке и с мехом за плечами. Он кричал во все горло. Мне сказали, что это был брат мой, дервиш, пришедший приветствовать победителей. Его насилу отогнали». Но то был Божий человек, ни на что не претендующий…

Увы, всё это было бы смешно, если бы не было так грустно, ибо эти самые современные дервиши уже объединяются в организованную, агрессивно настроенную ватагу и готовы боевыми действиями доказывать своё право на всероссийское признание. Тому есть тревожное свидетельство – оно опубликовано Н. Дорошенко в «Российском писателе», имеется в виду статья Ивана Ерпылёва, юриста и председателя Оренбургской региональной писательской организации СП России под названием «Горький вкус чечевичной похлёбки».

Там мы сможем прочесть следующий пассаж: «Часто говорят, что противоречия между двумя союзами уже исчезли, остались в прошлом. Что там и там графоманы. Да, может быть, и графоманы. Но для общественной организации важен нравственный настрой. «Наши» графоманы вряд ли написали бы строки, подобные процитированным выше (выше цитировались образцы фекального стихо-креатива современных молодых – В.Б.). Всё-таки либерализм, творческое и нравственное раскрепощение – это визитная карточка именно Союза российских писателей. Эту идеологию исповедуют и талантливые люди, и графоманы, которые являются его членами. Мне же милее простые и понятные ценности Союза писателей России – пусть даже некоторые его члены пишут не совсем складные стихи о Боге или о Родине.

И поэтому Союз должен объединять не сколько талантливых людей, а сколько людей, исповедующих традиционные ценности для того, чтобы в последующем передать их новым поколениям литераторов».

То есть, говоря прямо: у вас фекалии либеральные, а у нас патриотические и высоко моральные – наши лучше, традиционнее, запашистее! Грешен, но – иначе не скажешь!..

II

Недавно Марина Кудимова опубликовала цитату из Антона Павловича Чехова, он своеобразно отреагировал на получение сборника издательши г-жи Попырниковой, попытавшейся представить всех поэтов тогдашней Российской империи (1886): «По вычислениям барышни, в России в настоящее время имеется 174 (*) поэта. Так как все они не могли войти в одну книгу, то предполагается еще и 2-й выпуск.

(*С медицинской точки зрения, – пишет доктор Чехов, – такое изобилие представляется в высшей степени зловещим: если против какой-либо болезни предлагается много средств, то это служит вернейшим признаком, что болезнь неизлечима и что для борьбы с нею медицина не имеет ни одного настоящего средства.)»

Наша сегодняшняя Стихира объединяет уже под миллион имён, плюс ещё целая орда – пять туменов членов «профессионального» стихотворного войска, как же, с моей непросвещённой точки зрения, повезло Антону Павловичу, он даже в кошмарном сне не мог представить такого творческого всемирного потопа, такой эпидемии, такой чумы креативной. А нам с этим жить!..

Вот фрагмент недавней дискуссии:

Марина Кудимова: «А кем, с позволения спросить, мы стали при главенстве и управлении графоманов? «На фоне Пушкина» – да-да, это из песенки Окуджавы. Но только Пушкин – не фон, а ядерный реактор.»

Наталья Лясковская: «…тихие безвредные графоманы почти повывелись, графоманы хочут быть гениями, управлять, вершить судьбы и требовать: «сделайте нам красиво!»

Марина Кудимова: «Я нежно люблю графоманов, пока они не превращаются из пасторальных чудиков в регулярную армию. Но я и армию люблю, пока не отдан приказ о начале карательной операции. Тогда надо либо драпать, либо встречать противника хоть с берданкой.»

Наталья Лясковская: «Куда же нам драпать… некуда.»

Владимир Берязев: «Ну, почему? – в партизаны, в схрон, на заимку к Лыковым, а бердана, обрез, калаш заранее припасены, как без них…»

Оптимизма особого не испытываю, поэтому завершить оную главку хочу высказыванием моего парижского друга, уроженца славного города Уфы – Александра Радашкевича, хранителя именно имперской традиции:

Alexander Radashkevich: «Быдло-поэзия – это, как быдло-музыка и как смертопись черных квадратов. Наполнители, подмены, суррогаты и живые роботы. Эпоха вырождения периода расцвета!..»

III

Уход в партизаны – это даже не метафора, это уже происходит. Многие мои друзья и коллеги, обладающие именем, авторитетом, устоявшимся представлением о предназначении литератора, стараются дистанцироваться от структур, объявивших себя творческими союзами, которые только тем и занимаются, что выпрашивают подачки от властей и в тесном междусобойчике делят крохи с барского стола в виде разного рода литпремий и грантов.

Вот ещё один из перлов председателя оренбургской организации СП Ивана Ерпылёва:

«Многие талантливые писатели ушли в свободное плаванье, не декларируют отношение к союзам, и это их выбор. Но нам – объединенным в Союз писателей России, следует беречь его традиции, его отношение к слову».

С позволения спросить: традиции какого Союза писателей России автор предлагает беречь? Традиции того самого, что раздербанил писательскую собственность после распада СССР, традицию нищеты, унижения, бесконечных судов за остатки имущества, традиции лакейства и непрекращающихся раздоров в стане любимцев Муз? Или традиции СП РФСР? Если всё-таки речь идёт о Союзе писателей, который возглавлял Сергей Владимирович Михалков, автор нашего бессмертного гимна и «Дяди Стёпы», то юриста-председателя из Оренбурга к оному Союзу в те самые присно-памятные времена на пушечный выстрел бы не подпустили. По сему, я бы предложил ему судить не выше сапога, но, отвечая на приведённую цитату о свободном плавании как самостоятельном выборе писателя, хочу спросить: а отсутствие в вашей региональной организации, входящей в СП России, лучшего прозаика Оренбурга и одного из ведущих писателей нашего Отечества Петра Краснова – это свидетельство его свободного выбора или нежелание запачкаться?

И ещё. О некоей Декларации пекущегося о первородстве любителя чечевицы, она будет предложена для утверждения на пленуме СП в декабре и назидает «об отношении к иным общественным писательским организациям». Язык этого документа сугубо запретительный, юридический и написан с колодки уголовного закона. Здесь буквально через предложение: «не допускается» , «совместно не учреждается», «не могут являться учредителем совместных СМИ», «не участвуют в совместных мероприятиях», награды «не могут быть вручены членам других творческих союзов» и в том же духе. Что сказать, перед вами – то самое агрессивное большинство в действии.

Но особенно позабавил пункт 3 означенной декларации: «Союз писателей России оказывает всемерную помощь и поддержку литературным объединениям, кружкам, обществам, иным организациям, действующим под эгидой Союза писателей России, его региональных отделений (организаций), даже в случае, если они зарегистрированы в качестве самостоятельных юридических лиц». С каких таких вошей, как говорят в Одессе, вы будете эту помощь и поддержку оказывать? Почётную грамоту привезёте, приехав (прилетев) в регион с гостиницей и полным коштом за счёт региональной администрации? Чтобы потом сидеть и щёки надувать в президиуме, ожидая банкета.

Вот такое, прости, Господи, творчество – строго по ранжиру!..

*

Когда я собирал и проводил в 1999-м году III съезд писателей Сибири для того, чтобы в полной мере возродить журнал «Сибирские огни», мне было легче. Авторитет «инженеров человеческих душ» как элиты российского общества был ещё на весьма высоком уровне. Ещё большими тиражами и с выгодой издавались книги современные художественные даже в региональных издательствах. Ещё живы были многие и многие выдающиеся мастера, сформировавшиеся в прежней литературоцентричной эпохе: в Омске – Владимир Макаров, в Барнауле – Владимир Башунов, в Новокузнецке – Любовь Никонова, в Томске – Александр Казанцев, в Красноярске – Роман Солнцев, в Иркутске – Анатолий Кобенков, в Чите – Михаил Вишняков, список можно продолжить. Слава Богу, многие из участников того движения ещё живы, мы поддерживаем дружеские связи, но, увы, по прошествии 20-ти лет, даже выдающиеся мастера отодвинуты на периферию социальной жизни и вынуждены заниматься выживанием, а не собственно художественным творчеством. Таковы Анатолий Кирилин в Барнауле, Наталья Ахпашева в Абакане, Эдуард Русаков в Красноярске, Бронтой Бедюров в республике Алтай, Владимир Костин в Томске, Андрей Сизых в Иркутске, Баир Дугаров в Бурятии, Владимир Тыцких во Владивостоке и пр., и пр. по лицу всей многонациональной России. У меня язык не повернётся ассоциировать их с действующими (или изображающими деятельность) писательскими союзами, они живы и присутствуют в нашем культурном пространстве, скорее, вопреки этой псевдодеятельности. Они, как самобытные личности, как некие точки бифуркации, которые должны в итоге изменить равновесие системы. Именно от них, думаю, начнётся некое партизанское движение, должное полностью отвергнуть охлократические гомункулусы недоразложившихся писательских союзов, деление на наших и ваших и предложить своё служение и своё творчество в качестве духовной независимости и той самой тайной свободы, доступ к которой, как к неисчерпаемому источнику энергии, был открыт в Слове два века назад солнцем нашей поэзии.

 

15 ноября 2018 г.

16 комментариев на «“ПОРА УХОДИТЬ В ПАРТИЗАНЫ”»

  1. Подтверждается старая истина «У семи нянек дитя без глазу». Это я о состоянии нашей нынешней литературы и той ораве писательских союзов, о которой здесь сказал автор текста.

  2. Не осмелилась бы писать о графоманах вообще, тем более так, как пишет о них Кудимова. Конечно, каждому не запретишь считать другого графоманом, но и не запретишь кому-либо считать графоманом самое Кудимову.

  3. Стихотворцы и поэты — это не одно и то же, ибо не всякое стихотворение — поэзия. Стихотворцев во все времена было много. Другое дело, что основная масса этих «творцов» никуда не лезла и писала тихонечко себе на радость. Однако времена изменились, на первый план выступило не творчество, а нажива, и немало тех, кто занимал высокие посты в Союзе писателей, восприняли дух времени и, наплевав на всякие там таланты, стали безудержно зарабатывать, продавая членство и награды. Нашлось немало ушлых деятелей, шустро организовавших «свои» писательские союзы. В результате мы получили то, что имеем. Однако стоит ли так уж рьяно и бескомпромиссно хулить нынешний Союз писателей России? Да, он серьёзно болен. Но не смертельно. На ноябрь намечен обмен членских билетов, который положит начало новым оздоровительным процессам. Новый председатель Союза энергично взялся за работу по очистке писательских «авгиевых конюшен». Зачем же так презрительно отзываться обо всём Союзе, зачем же так одобрительно относиться к печальному процессу дистанцирования писателей от него? Давайте зададимся вопросом: нужен нам вообще Союз писателей или нет? Конечно, нужен. Как же без него координировать и оценивать наше творчество, как организовывать связи между писателями страны? Да полно и других дел, которые без организации не провернёшь. Так может, лучше не бежать от больного, а помочь ему вылечиться? И вообще, что значит «образованный, талантливый, уважающий себя молодой человек нынче не пойдёт в литераторы, если он хочет чего-то добиться в жизни, создать семью, воспитать детей и пр. и т. п. Нет такой профессии «литератор» в России и платить за этот труд никто не собирается!»? Как это — идти в литераторы? Как у Маяковского, что ли: я бы в литераторы пошёл — пусть меня научат? Увы и ах! Научить этому нельзя. Талант нужен. И в литераторы не идут, для того, чтобы зарабатывать деньги. В литераторы вообще не идут. Литератором становится тот, кто не может быть не литератором. Мне ли Вам говорить об этом? Дальнейшее ещё удивительней. «Нет такой профессии «литератор» в России и платить за этот труд никто не собирается! В нашей Конституции чёрным по белому прописан запрет на идеологию, будь то «самодержавие, православие, народность» или «построение светлого будущего». А значит ни копейки не будет потрачено на профессионалов этой работы…». Вы что же, считаете основным предназначением литератора идеологическое творчество? Вот уж нет так нет! Разве мало, к примеру, в поэзии других тематик, кроме гражданской? А пейзажи, романтика, философия, любовь и так далее? Разве миллионы читателей не любят и не ждут творений на эти темы?
    «С позволения спросить: традиции какого Союза писателей России автор предлагает беречь?» Вы считаете «раздербанивание» писательской собственности после распада СССР, традицию нищеты, унижения, бесконечных судов за остатки имущества, традиции лакейства и непрекращающихся раздоров в стане любимцев Муз» традициями Союза? Какое верхоглядство. Смею Вас заверить, что абсолютное большинство членов Союза не имеет к этому никакого отношения. За что их презирать? Вот Вы призываете идти в «партизаны». Но с какой целью? С кем воевать собрались? Разве в Союзе писателей совсем нет талантов, которые не ушли и не собираются уходить в «партизаны»? И с ними тоже воевать будете? Или «брать»языка», переманивать на свою сторону? Не проще ли и не эффективней ли бороться за восстановление чистоты Союза, находясь в его активных рядах? Ведь не секрет, что важнейшие решения принимаются съездом, и количество здравомыслящих, честных членов имеет решающее значение. Кроме этого, есть полная возможность бороться, используя региональные Союзы и писательские организации. Это проще всего — уйти а «партизаны», в «глухие леса», и поносить. Вот мы, мол, какие! Честные! В этом гадюшнике не хотим находиться. Однако, прочитав Вашу эффектную концовку, я так и не понял, каким образом «самобытные личности, как некие точки бифуркации», в итоге изменят равновесие системы. Каким образом «именно от них … начнётся некое партизанское движение, должное полностью отвергнуть охлократические гомункулусы недоразложившихся писательских союзов, деление на наших и ваших и предложить своё служение и своё творчество в качестве духовной независимости и той самой тайной свободы, доступ к которой, как к неисчерпаемому источнику энергии, был открыт в Слове два века назад солнцем нашей поэзии»? Как они это сделают — нет ни слова. Давайте-ка лучше безо всякой «партизанщины» бороться вместе!

  4. Ну так я не понял: автор обличительного монолога уже из союза писателей вышел, или еще только собирается? Или не вышел, и не собирается выходить, а так только, шум создает, чтобы принципиальным прослыть? Тогда гнутый грош цена всему тому, что он здесь пишет…

  5. Для любопытствующих. Мой ответ Олге Козэль на моей странице в ФБ: » 19-ть лет назад, Оля, я, будучи председателем Новосибирской писательской организации, попал в реанимацию, трёхчасовая полостная операция у профессора Поспелова в Академгородке под общим наркозом на правой почке. Так вот, пока я лежал трое суток под капельницей, мои коллеги меня переизбрали под тем предлогом, что я теперь главный в «Сибирских огнях» и не должен сидеть на двух стульях. С той поры я там ни разу и не был, а билет храню как реликвию, как комсомольский и студенческий.»

  6. БЕРЯЗЕВШИНА
    Эпиграф:
    «ПОРА УХОДИТЬ В ПАРТИЗАНЫ
    автор: Владимир БЕРЯЗЕВ (НОВОСИБИРСК)
    № 43 / 2018, 23.11.2018, «ЛитРоссия» ЛИЧНОЕ МНЕНИЕ
    Уход в партизаны – это даже не метафора»

    ПОСВЯЩЕНИЕ другу, упомянутому в статье

    В лес не ходи!
    Ни в коем разе!
    В метафорических лесах

    С берданкой
    Партизан Берязев
    Скрывается, увы и ах…

    И он тебя
    — Быть или не быть? –
    Случайно может подстрелить…

    Ни с музой в лес
    И ни с женой,
    Друг, не ходи, пока живой…

    К чему тебе В.Б. грехи? –
    Пиши роман
    Или стихи –

    И по дороге в Ад ли, в Рай
    Статей подобных
    Не читай!

    Николай ЕРЁМИН г Красноярск 24 ноября 2018г

  7. Г-н Берязев, не ходить на писательские заседания, но хранить билет дома — это совсем не то же, что ПОЙТИ и СДАТЬ свой билет принципиально. Чувствуете разницу? И не надо здесь из себя представлять борца. Анфас не тот, да и профиль явно не геройский.

  8. Кроме Союза писателей в СССР существовали так называемые групкомы литераторов при редакциях, издательствах и тп. Там собирались литераторы, не состоявшие в Союзе — либо не хотели вступать, либо готовились к вступлению. (Те же 30 тысяч набиралось по стране, а то и больше.) Участие в групкоме давало право на рабочий стаж для получения пенсии в отличие от членов Союза, которым свое членство давало право на преимущественное и многотиражное издание книги в «Советском писателе», право на стаж и дополнительную жилплощадь, на бесплатную путевку в дом творчества и половину оплату путевок туда же для членов семьи; поликлиника была своя, детский сад и пионерлагерь. Не для того пишу, чтобы восторгаться ушедшими обычаями. Потому что понятно становится, почему так много появилось неучтенных союзов писателей в городах, областях и регионах.

  9. Для «тот кто». Почему человек должен выкладывать свой билет, если он с чем-то не согласен а работе руководства? В Союз принимают по творческим аргументам прежде всего. А исключать грозятся по какому-то «дистанцированию» и угрожают «чао какао» сказать вслед. Разве в стране все довольны политикой ее руководства? Им тоже класть паспорта на стол и искать себе другую страну?

  10. С изумлением прочёл материал и все комментарии к нему. Как в стране разброд, так и в среде, так называемых «литераторов».
    Уже давно понятно, что настоящего писателя и поэта подмял чиновник, мнящий себя Богом и в литературе. Инженеры человеческих душ исчезли вместе с рабочим классом.
    Престиж писателя очень трудно восстановить. Думать нужно, а не сражаться с друг другом — кто лучше!

  11. Статья В Берязева отражает три явления: первое — стремление его лично сохранить «уважаемый статус», второе — его коммерческий «либеральный уклон» ( в кавычках потому, что либерализма как ровного и свободно-принимающего отношения к любой точке зрения в России просто пока нет) и третье — слабую логику на базе еще более слабой информированности.
    В союзы писателей, увы, сейчас вступают не «бомжи»- Велимиры Хлебниковы, им даже взносы нечем платить, а желающие «стать духовными» или известными «успешные люди», проплачивающие сначала издания своих книг, а после покупающие членские билеты ловкие предприниматели, живущие на взятки юристы и пр. , которым за деньги пишут хвалебные рецензии известные литераторы, загнанные почти что в социальное небытие. Настоящему таланту бедный графоман не опасен, а опасен именно тот бездарный автор, который щедро оплатив свою публикацию, портит читательский вкус. Впрочем, и это явление не такое уж страшное: история все сумеет расставить по местам. Что же касается сотен тысяч стихотворцев на Стихире — это хорошо, а не плохо. Россия всегда была страной литературы — и среди тех, кого Берязев относит к графоманам, есть не менее талантливые люди, чем он сам ( красующийся как «классик» на том же портале Стихи ру)., просто они не могут пробиться в коррумпированный мейн-стрим, они не такие ловкие как г-н Берязев и не смогли добиться публикаций в журналах, не смогли в 90-е гг стать во главе журнала (» Сибирские огни») и, едва не загубив его, умело в личных интересах его использовать, уйдя от юридической ответственности и сохранив для наивной литературной публики имидж «неподкупного поэта» .
    Что касается членства в союзе писателей (любого направления): в США ,в Европе , в Китае и т.д. такие профессиональные союзы есть, нужно отойти от воспоминаний о советском союзе писателей, изучить зарубежный опыт и реформировать эти организации, добившись того, чтобы в графе «профессия» стояло пусть не «писатель», а хотя бы»литературный работник» — ведь это абсурд, когда литературным работником считается корректор, а сам автор рукописи считается никем. И не вести нужно малопродуктивные споры (типа этой статьи), а четко прописать в законодательстве, что стаж современного литературного работника ( писателя) — это его публикации ( состоит он в союзе писателей или нет) и с этих публикаций, как верно пишут в Фэйсбуке, берется исправно государством приличный налог. Вот этим нужно заниматься, а не пиарить себя и не опускать пишущих стихи, среди которых , возможно есть и велимиры хлебниковы…

  12. Не кажется ли ,г-н Берязев, что вам, фигурирующем на Стихире https://www.stihi.ru/avtor/beryazevva, как-то неэтично опускать собратьев по порталу? Нет у большинства публикующихся там денег, чтобы издавать себя и купить членский билет, как ныне делается, может быть, они ведь не обуржуазившиеся поэты вроде вас и не миллионеры, покупающие публикации в журналах.
    Что до союзов. Во все мире есть профессиональные писательские общественные организации (союзы), возможно, действительно нужно перенять их опыт, а не ориентироваться на опыт советский. Состоять или не состоять в таком творческом сообществе личное дело каждого. Главное — решить законодательные вопросы: если за опубликованный в журнале или книгой текст берется налог, почему не прописано в законе точно, с кого он берется: с литературного работника? С самозанятого? Идет или нет стаж за публикации? Как он соотносится со стажем самозанятого? Или стажа просто нет, а налоги идут?
    Стыдно, г-н Берязев бороться против малоимущих людей, тех, кто, несмотря на тяжелейшие условия жизни, все-таки пишут стихи. Именно графоманами, а не официальными поэтами сильна Россия. Потому что среди них всегда были и есть те непризнанные таланты, кого потом открывают и любят потомки. » Когда бы вы знали — из какого сора…» Вы бы и художника Зверева на порог не пустили. И Модельяни тоже А уж Ван Гога спустили бы с лестницы. Намеренно привожу примеры не литературные, чтобы никого не задеть. Вы косвенно утверждаете, что умный ныне в поэты не пойдет, а будет сколачивать капитал? Значит, вы сами давно не поэт. Вы утратили веру в поэзию. И понимание поэзии утратили тоже.

    .

  13. Боюсь, что перенимать опыт зарубежных союзов не сразу получится, потому что за рубежом большинство союзов (г льдины, ассамблей и тп) творческих работников опираются на хорошо развитое и сформулированное авторское право.

  14. Всегда считал, что налог берется с как определенный процент с суммы денег. Стаж сейчас не идёт за публикации. Нужны справки с места работы, подтверждающие стаж. Стаж, исходя из членства в творческих союзах, давно отменён.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *