Прошла я и откровенную травлю

Спасёт ли похоронный марш современную литературную критику?

Рубрика в газете: В яблочко, № 2020 / 37, 08.10.2020, автор: Светлана ЛЕОНТЬЕВА (г. НИЖНИЙ НОВГОРОД)

Нет, я не предлагаю принести бочку цикуты, дабы каждому преподнести по чарке, аргументируя, что так решил Афинский суд. Я жажду иного, хочу слышать песнь птицы Колин Маккалоу, той самой, что становится сладкоголосой, когда сердцем обжигается о терновый шип. И, умирая, разрывает трелью небо. И оно распадается на множество осколков. И неимоверная сладость разливается по телам людей, услышавших эту последнюю песнь. Такова работа настоящего литературного критика.
Нет, я не говорю о тех хвалебных, елейных статьях, воспевающих литературный труд того или иного писателя, либо поэта. Также я не имею в виду похоронные марши литературного толка, когда живьём закапывается целиком роман писателя. Таким образом, поступил поэт и публицист Владимир Бушин, выступивший в журнале «Москва» в 1979 году (№ 7) со статьёй «Кушайте, друзья мои. Всё ваше». Статья была написана на повесть «Бедный Авросимов» Б.Ш. Окуджавы. И это было то время, когда процветала цензура, запреты и не было нашей свободы слова. Теперь она есть: критикуй на здоровье. Но В.Бушин – Сократ литературы, принявший условно смертельную дозу той самой цикуты… Увы, новое время не смогло родить критика похожего уровня. «…О каком соблюдении правил хорошего тона можно говорить, если книга насквозь пропитана соком анекдотического невежества и самодовольного верхоглядства? А неуважение к русскому языку, малограмотное коверкание его – разве это не грубый толчок читателя?» (В.Бушин)

В чём суть моего сравнения? В чём его плач неутешный? В том ли он заключается, что критики-то вроде бы есть, курсы есть для них, обучающие, есть специальные страницы в толстых журналах для публикации оных. Но где высота, где полёт, где тот самый терновый шип? Где песнь златоглавой птицы, чья грудка насквозь пробита смертью?
Отчего так вдруг я забеспокоилась о литературной критике времени моего? Зачем мне это надо? Поведаю: вся жизнь наша – уроки для других. И для меня самой в том числе. Предисловие к одному из моих первых поэтических сборников «Дождём вглядеться» написал Денис Коротаев, проживший всего 36 лет, поэт. Были обо мне, как хвалебные, так и разгромные статьи. Есть ряд книг нашего нижегородского литературоведа Бориса Николаевича Жукова «Вокруг Светы» и «ПодСветка», написанные, хоть и с иронией, и некой долей критики, но прекрасным, русским, великолепным и сочным языком. Прошла я и откровенную травлю. И самое больное то, что именно в тот период жизни была одна, с малым дитём на руках, а боль была неимоверная.
Но я обещала про уроки, поэтому расскажу о своих раздумьях: истина проста, если человек действительно талантлив, то он сам догадается, в чём дело, исправит все неточности, пробелы, недосказанность. А если нет дара, то он не вырастет. Потому, что все негласно понимают способности друг друга, можно в лицо и не говорить. Мне и так понятно, например, насколько даровит или бездарен тот или иной человек. Но вот новое поколение прагматичное, которое грядёт, ни один кусок мимо рта не пропустит. Я такой оборотистости сроду не встречала. Потому что воистину талантливый человек, он не захапистый, не вырывающий последний хлеб. А сейчас что? На премиях помешанное поколение. На выгодах. Есть такие поэты, которые вообще из премии в премию путешествуют, только этим живут. Причём сначала «соломку постелют», какой-нибудь репортаж благостный напишут, а затем бегут за поощрениями к тому, кому постелили соломку эту. И какое-то кружение, смысл которого засветиться, унизив другого. А отчего бы, наоборот, не помочь, не подставить плечо?
Конечно, права русская пословица – в чужом глазу соломку, а в своём бревна не видит. Так вот и я хочу про брёвна, про то, как беден порой и скуден язык новых критиков. Иногда начну читать эти последние пресловутые страницы в толстых журналах и понимаю: не цепляет. А ведь молодой критик, рождённый в девяностых, жаждет славы, денег, почестей. Как научить? Или не надо время тратить? Ждать, когда сам родится новый В.Белинский? Новый А.Зиновьев? Человек такого масштаба и дара. Зачатый, словно в космическом чреве, а не от земной материнской радости.
Есть ещё, конечно, второй путь: раскритиковать более-менее известного поэта-писателя, разнести в пух и прах литературный сайт и, таким образом, раскрутиться. Приём не новый. Был, например, такой поэт-пародист Александр Иванов. Рассказывают, что ему даже поэты свои стихи «заказывали для написания пародии» и, таким образом, приобретали славу. Причём, пародии Иванова – легко звучные, не обидные, ироничные открывали тот самый путь, необходимый начинающему поэту для приобретения известности. Вообще, литература – понятие вкусовое, субъективное, сугубо личное и даже интимное. Произведение должно попасть в точку, должно «вструиться» в живую клетку читательского организма.
А критика должна попасть в яблочко. Совпасть с «требой» дня. Сорвать аплодисменты у публики. О, нет, не в зале собранной, а в социальных сетях. Этого на сегодня достаточно. Многие журналы, сократив до минимума тираж, ушли в интернетное пространство, какие-то вообще закрыли, лишь остались осколки названий.
Я тоже захожу на странички критиков, вижу их умение строить фразы, отвечать. Это формирует круг возле них. Настраивает мировоззрение. Шёлковые струны заставляет звучать в общем хоре.
Сама не люблю подпевал. И заискивателей.
Недавно перечла книгу Дж. Оруэлла «Скотный двор», которая была запрещена советской цензурой, конечно, это фантастика, ибо по сюжету животные устраивают бунт и смещают людей, дабы властвовать. Расчищать дорогу для себя. Поэтому новым нью-критикам не надо превращаться в этих расчищателей, которые своими копытцами, расплёскивая лужи, тычась пятачками, блея и мыча, цепляясь клыками, разрывая рожками, губят миропорядок. И раздаётся похоронный марш мощный, безапелляционный. Вопят трубы, вздымаются меха, корчатся от экстаза музыканты. Но когда похоронная процессия покидает городок, остаётся вытоптанное, мокрое от слёз пространство.
Критик не должен быть разрушителем, не должен быть обитателем скотного двора, не должен быть автором слов похоронного марша. Где та ткань гуманности, человеколюбия, сострадания, сочувствия? Ибо раскритиковать – не значит убить. А значит, наоборот, подставить плечо, руку. В этом проявляются его человеческие качества. Даже если ты «непоклонник» творчества того, коего раскритиковал. Но ты должен почуять его хорошее, поэтическое полотно. Я видела людей, всю жизнь пишущих слабые вещи. Но вдруг – о, озарение, о, провидение – в какой-то миг перещёлкивало и появлялось то самое, высочайшее, ради чего можно было протерпеть всю жизнь. Дабы услышать песнь птицы, рвущей грудь свою о шип терновника.
Критик не имеет право быть косноязычным.
У него должна быть восхитительная речь, богатейший словарный запас, дабы донести смысл, суть, истину.
Где ты? Жду тебя. Космос разверст.

 

 

48 комментариев на «“Прошла я и откровенную травлю”»

  1. Кстати, цензура не могла запретить то, что не издавалось. А привозными книгами из-за «бугра» занималось другое ведомство. Как надоела эта интеллектуальная неопрятность.

  2. Цитирую Светлану Леонтьеву: «Если человек действительно талантлив, то он сам догадается, в чём дело, исправит все неточности, пробелы, недосказанность». Ну, коли сама авторша никак не догадается, в чём дело, и ничего не исправляет в своих «творениях», напрашивается вывод.

  3. 1) Одна из причин отсутствия серьезных критиков — экономическая. Разгромная статья критика может ухудшить продажи произведения. Поэтому издательства не способствуют появлению серьезных критиков.
    2) «Потому что воистину талантливый человек, он не захапистый, не вырывающий последний хлеб» Вы не знаете некоторых писателей Америки. Например, даже Марк Твен был жадным до денег, судился некрасиво с оптовыми торговцами (внимание!) из-за слишком дешевой цены.

  4. Александр Иванов, кого так хвалит С.Леонтьева, никакого отношения к пародии как жанру не имел. Просто писал насмешки на стихи тех или иных авторов, очень поверхностные и неумные. Выискивал в чужом стихотворении нелепую или смешную строчку, грамматическую или сттлистическую неточность и писал свой стих по этому поводу. Это называлось у него пародия. Толпе нравилось. Настоящая пародия пишется так, будто ее написал сам пародируемый автор. Были такие циклы на разные темы в книге «Парнас дыбом» с пародиями на Некрасова, Маяковского, Вертинского и других, даже прозаические пародии на прозаиков. Это были настоящие пародии, настоящее мастерство. Александр Иванов и близко к этому не подошел. Его удел был — голое смехачество. Рот до ушей.

  5. То, что дама не знает, Как зовут пародиста Иванова — скрин страницы у меня сохранен — говорит о многом.

  6. Светлана Леонтьева задает вопрос: «Ждать, когда сам родится новый А.Белинский? » О ком речь? Белинского звали Виссарион Григорьевич.

  7. 1.1. С. Леонтьева вопрошает, цитирую: «Критик не имеет право быть косноязычным.
    У него должна быть восхитительная речь, богатейший словарный запас, дабы донести смысл, суть, истину».
    1.2. Добавлю (кроме «восхитительной» — обольстительной речи) критик должен иметь Совесть, знание Истории Отечества, не пиарить — не писать литстатьи для литприспособленцев (графоманов и русскоязычных постмодернистов) под литпремии.
    2.1. С. Леонтьева обращается к критику, цитирую: «Где ты? Жду тебя. Космос разверст».
    2.2. Давайте спустимся на землю. Зайдите на сайт журнала «Москва» конкурс «60+», там статья Ю.Кириенко-Малюгина .»Духовно-смысловая методика оценки народности поэзии» из книги «Методика оценки и критерии народности поэзии» (М. 2014). Кстати книга была передана Ген. В. Иванову в январе 2015 года во время Собора в Храме Христа Спасителя. Обратитесь к Г.В.Иванову.
    2.3. Эта книга «Методика оценки…» была в длинных списках на премию «Золотой Дельвиг» в «Литературной газете» в 2016 г., также в списках Бунинской премии 2016 г.
    3. Не в тех литобластях (с ориентиром на западника Дж. Оруэлла с книгой «Скотный двор», прим. Ю.К.) блуждаете С. Леонтьева. Ваши стихи оценивали здесь на сайте «ЛР». Самокритикой не грех заняться.

  8. ответ всем. Просто ответ. И безграничное спасибо
    ПРИТЧА ПРО ДУЭЛЬ
    Час, который, скажите? День зимней недели?
    С пересчётом на два нескончаемых века!
    Не дано мне, как вам…
    Но я здесь – на дуэли!
    И кровавые хлопья вздымаются снега.
    Опускаюсь я тихо на льдистую землю.
    — Ты в уме своём, женщина? Как ты так, эва…
    …Прижимаю ладонь: ой, живот, моё чрево.
    Да какая дуэль? Это роды! Я медлю,
    не дышу. Затем вновь отираю пот, в бисер
    превратившийся. Знала бы, шубу я лисью
    не надела сегодня, где Чёрная речка.
    Снег и снег.
    У меня кроме снега – осечка.
    Петербург! Я беременна странною болью.
    Дело чести – дуэль. Но не женское дело.
    Кто меня б пожалел: «Мы с тобой. Мы с тобою!»
    Кто меня б поберёг, коль сама не сумела…

    Было мне предназначено. Выпало. Стало.
    Предопределено: пахнет маслом свинцово.
    Из меня вырастают цветы жарко, ало.
    Я один из них вижу сама, как пунцово
    расцветает, где чрево, он раною свежей.
    — Эта женщина бредит! (Я слышу как прежде!)
    — Эта женщина путает время, пространство,
    имена и значения, старое с новым.
    Ей не надо вот к этому высшему слову
    прикасаться!
    Поэтому лучше стреляться!

    Что-то брезжит. Дрожит. Поздно ли, рановато.
    Сын в колени котёнком уткнулся, комочком.
    «Ты не верь, я – живая!» И у дуэлянта
    нету шансов! Дуэли все в прошлом, сыночек!
    Это просто письмо я пишу людям…прочерк…
    и размыты чернила от слёз…многоточье.
    Сын молчит. Не по-детски вцепился в подол мне.
    Ищет взгляд мой. И пульс где-то возле ладони.
    Я не ранена: рана в душе кровоточит.

    Собирайся. Пойдём, голубей кормить булкой.
    Их так много в том сквере (где Чёрная речка
    протекала, струилась), там снег – влажный, гулкий.
    И там сумрачно даже при солнце.
    И — вечно.

  9. ЧАСТУШКА:
    Мне бы поклониться низко:
    — Что ж, Белинский?
    — А? Белинский?
    Мне припасть бы, мне б в поклон!
    Он глядит с портрета сфинксом:
    » Я — не «а», Виссарион!»
    Р.С: Хорошо. Я прочитаю. (Ответ Ю.К.) Но длинный список, это не короткий. И не олимп, увы. Это подножье. И про самопиар — тоже не ко мне. И про скрин(метру в кепке) тоже ни к чему: я верю, верю ВАМ так, как не верю себе! Просто надо быть терпимее друг к другу. Я так вообще любви жажду. Товарищеской.

  10. А Чёрная речка-то при чём в этой так называемой притче? Неужто и Дантес был? Ну, коли так, тогда бы его никто и не знал))

  11. По поводу присуждения литпремий и литнаград.
    1. Светлане Леонтьевой (на комм. 11 — П.С.), цитирую: «Но длинный список, это не короткий. И не олимп, увы. Это подножье». (это в связи с моим сообщением о входе в длинные списки Бунинской и Дельгиевской премий от «ЛР»). Отвечаю наивным и притворяющимся..
    2. Лауреатами становятся (не по заслугам — т.е. по протекции руководства СПР или др. литсоюза и — по заслугам иногда).
    3. Списки на литнаграды дают в Литкомитет (под Дату Юбиляра) или под конкурс ответ. секретарь Литсоюза (в СПР это Ген. В. Ив.) Здесь интриги? Пример
    4. В 2017 году на Бунинскую премию я направил сборник «Добрый вечер» с рекомендацией от д.фил. наук Небольсина из ИМЛи (его авторитет известен). Недавно вычитываю, что А.Зиновьеву дал рекомендацию также Небольсин. Вероятно, кто-то из СПР (узнав в комиссии, кто кандидаты в лауреаты и кто мне (например) дал рекомендацию, решил перекрыть аналогичной от Неб.). Это интрига или что? Это был пиар?
    5. О лауреатстве Е. Колядиной на Букер в 2010 году за порнороман «Цветочный крест» уже известно. А судьи кто?
    6. Вот здесь осенью награждали памятными медалями Есенина отдельных членов СПР. Вопрос: почему Этих , а не Тех. Кто предлагает и по какому Литпринципу. Обсуждали на Секретариате кандидатуры? И какие?- есть протокол?
    7. складывается картинка, что неудобным и даже талантливым кто-то старается Перекрыть Литдорогу. Напомню, что в 2012 году Есенинской международной премией наградили Аббакумову, Аврутина (Беларусь), С. Кривонос (Украина) и какой-то полутрезвый поэт из Москвы. Последнему дали Конверт в руки. Фамилии Его нет сейчас в списках на сайте Росписа. А талантливый поэт С.Кривонос приехал за свой счёт с Украины. Где совесть у Г.В.Ив.? И др. секретарей.
    7. Вам С. Леонтьева, знакомы такие картинки?

  12. Поэтессе, беременная странною болью, может, все-таки, это кишечные газы?
    Почему вновь и вновь появляется сумбурный текст с фактическими и грубыми ошибками, а потом в качестве некого ответа полускладные вирши неведомо о чем? Вирши появляются, впрочем, и в самих текстах. Полускладные и представляющие интерес только для автора их. Исключительно.

  13. Как готовить кугель: лапша, жир гусиный, мясо, масло. Если готовить сладкий кугель, то кладётся мёд, варенье, изюм. М-м, пальчики оближешь! Наверно, я объелась, от этого, как вы говорите, киш. газы. Прошу, больше не писать уже! Еда переварилась. Разговаривать с унитазом не хочется.

  14. Светлане. Среди всех комментаторов ваши «образы» — самые «изысканные».

  15. Из пассажа С.Леонтьевой о похоронном оркестре: «Вопят трубы, вздымаются меха,…». Вопрос: В каком оркестровом инструменте автор увидела «меха»?

  16. Господа писатели, что-то меня от ваших речей подташнивает… Вы взаправду писатели?

  17. Старперу. Разве обязательно быть писателем, чтобы комментировать? Вы сами-то подтверждаете в жизни свой псевдоним конкретно, ежедневно и ежечасно? Окружающих не подташнивает?

  18. Повторю вопрос. Что бы значили глубокая осведомленность в том, из чего и как готовят кугель, и едва ли не полное неведение относительно русской культуры, даже имена попутывает?
    Тенденция, однако.

  19. Светлана! Спасибо Вам! Великолепная во всех отношениях статья – и по содержанию, и по прекрасному сочному поэтическому языку, и по сердечной эмоциональной наполненности. А неточности и погрешности, на которые накинулись Ваши недоброжелатели, – они оттого, что речь Ваша отлита в изложницу формы наподобие того, как отливают из лотка домны раскалённый металл. Вы торопились высказаться и в порыве чувств Вам некогда было сбить окалину, отшлифовать то, что вылилось из самого сердца.
    Вы тысячу раз правы! Какое чувствуешь удовлетворение и облегчение, когда кто-то за тебя выскажет твои мы мысли, выразит твои чувства. Протягиваю Вам свою руку для дружеского рукопожатия, как единоверцу, единодумцу, единомышленнику. А записные любители песенных блох вроде Кугеля пусть продолжают их искать, ведь для подобных пустоголовых господ истина не важна, ибо они живут по принципу «дай порвать, да некого».
    Собака лает – караван идёт. Творческих Вам удач, Светлана Леонтьева!

  20. Опаньки…
    Неужто САМА сюда заявилась?
    А что, на Комсомольском больше не подают?
    Ну, тогда добро пожаловать, г-жа Котомкина. Запасайтесь примочками, драть будем как сидорову козу.
    Тут вам не там.

  21. Хотелось бы прочитать собственный критический разбор пера самой С.Леонтьевой. Настоящий, который не чета тем льстивым и комплиментарным комментариям, коими славятся сайты «РП» и «ДЛ». Не чета тому, что здесь Брянская написала в угоду боевой подруге. А с высотой, с полетом, с терновым шипом. Покажите нам, С.Леонтьева, такую критику, чтобы сладость разливалась по телам людей. Без невежества и самодовольного верхоглядства. Чтобы был урок для других. Где будет восхитительная речь, богатейший словарный запас, дабы донести смысл, суть, истину. Дерзните, Светлана Леонтьева! Космос разверст. И мы увидим явленную нам настоящую критику. Ждем.

  22. Для Таки да-сан. Возможно, что Котомкина, как вы предполагаете, решила на старости лет в стихи удариться под псевдонимом. Эта вот Елена Иванова-Брянская недавно опубликована в «Дне литературы», уровень стихотворчества как у Леонтьевой:

    И в вагонном окошке,
    Той дороги обочь,
    Точно козочек ножки,
    Ну, как ножки точь-в-точь,
    Всё бежали берёзки
    Быстро так, как могли,
    Растрепав свои коски,
    И исчезли вдали…

    Или следующий шедевр:

    Во цвете погублена Пушкина ветвь,
    А Лермонтов только зачал свою завязь…

  23. Дионисию. Согласен: шедевры так и пышат. Например. умилила зачатая завязь. Из Википедии: » За́вязь — замкнутое полое вместилище, нижняя вздутая (расширенная) часть пестика обоеполого или женского цветка. Завязь содержит надёжно защищённые семяпочки. После оплодотворения завязь превращается в плод». То есть, зачатой завязи НЕ БЫВАЕТ. Зачатая (то есть, оплодотворённая) завязь это ПЛОД. Поэтому искренне рад за поэтов ( и поэтесс) земли русской! Надёжно несут флаг российской поэзии! Хрен вырвешь из их сомкнутых стальною хваткою рук и «заязанных» на них кистей!

  24. Это она написала: «Не станет муха ввек орлицей…» Кажется, я понял, о ком это…

  25. Гуэсту. «Не станет муха ввек орлицей». Колоссально. Продолжу: «Не станет клоп большим поэтом…». «Не станет прыщ прекрасным принцем, а бородавка — колбасой…». И так далее.

  26. Светлане Леонтьевой и членам СПР.
    1. 1. Цитирую почти дословно из сайта «росписатель»: «Союз писателей России в лице своего Совета по поэзии в сентябре объявили Всероссийский конкурс на лучшую поэтическую книгу 2020 года… по сборникам изданным с 1 января по 31 декабря 2020 года. С правом выдвижения от регионов СПР… и самовыдвижение. Члены жюри конкурса:1.Кирюшин В.Ф.-  председатель жюри, поэт, председатель Совета по поэзии СПР.2. Иванов Г.В. –  поэт, первый секретарь правления СПР. 3. Бобров А.А. – поэт. 4. Артюхов Е.А. — поэт. 5. Юшин Е.В.- поэт. Итоги конкурса подводятся не позднее 15 февраля 2021 года».
    1. 2. Цитирую; «Лауреату вручается диплом и премия в размере 20 тысяч рублей». Первые выводы. От какого гранта СПР (или от… ???) выделена такая сумма при наличии примерно 4 (четыре) тысячи членов СПР по профессии «поэт».
    2. 1. Наивные поэтессы и полунаивные поэты «побегут» срочно издавать свои сборники. Кандидатов в лауреаты ожидается (например) от 300 до 500 чел. 2. 2. Стоимость издания сборника при объёме 100- 120 стр составит от 15 до 25 тыс. руб. План от СПР — задействовать издательство «Росписатель» (Н.Дорошенко)
    3. Значит Эта кампания — Бизнес-проект и для «лохов». Вероятность «Победы» конкурсанта меньше 1%, при наличии в жюри поэтов, тяготеющих к «своим» молодым протеже.
    4. Какие-либо талантливые поэты не получат никакого признания (т. к. победитель Один) и будут Унижены (будет простая отговорка для любопытного, что победитель почти «классик», а вы кто?).
    5. Такая картинка Такого «конкурса» руководителей Союза писателей России.

  27. Клюзову. Сомневаюсь, что волынка входит обычно в состав похоронного оркестра, о каком пишет поэтесса. Там обычно медные трубы, туба, валторна, тромбон. Но даже если он и включит в себя гармошку, баян или аккордеон — все имеют меха, то те никак не вздымаются, да и трубы и валторны в тех случаях не вопят. Похороны сопровождаются негромкой, ненавязчивой, траурной мелодией. И волынка ваша, если вы слышали ее, не вздымается никогда. Наоборот, ее трудно надуть. У нее меха это мешок, он висит.

  28. Елене Брянской (no.20). Почему считать, что «накинулись недоброжелатели»? Любое замечание и поправку следовало бы встречасть с благодарностью. Возможно, комментаторы хотят, чтобы автор совершенствовалась? Или только комплименты приветствуются? Вот и ваша подруга совсем не желает одних только приятностей от критики.

  29. Guest-у. Как-то я присутствовал на сельских похоронах, где весь «оркестр» состоял из одной «тулки». Но, Вы пишите о реальности, где кладбищенские музыканты,топчась на грязном снегу и поёживаясь, зарабатывают свою копейку, уже привыкшие к слезам родственников прощающихся с покойниками в красных гробах, которые могильщики умело опускают на полотне в пропасть могилы… и, лишаете поэта права на гиперболу, на такую вселенскую боль, от которой даже звук тромбона становится похож на волынку… а может это оркестр из пожилых негров?

  30. Клюзову. Сельские похороны не эталон погребений. Похоронный марш — всегда траурное медленное негромкое произведение для скорбного события. Ваша «тулка» вряд ли «взмывала вверх мехами», и гармонист, скорее всего, не «корчился от экстаза». Я о точности и честности пишущего, чтобы не было для «красного словца» подобной анекдотической неряшливости. Если учишь других — как это делает здесь С.Леонтьева, бедная страдалица за ее неведомую мне правду, — то и сам будь адекватен назиданию. «Врачу — исцелился сам…» А.С.Пушкин о подобных казусах писал: «…Хвостова он напоминает,/ Отца зубастых голубей…» Вот и вы напомнили мне С.Леонтьеву — мать взметнувшихс я мехов и экстазов похоронных оркестров. Аллюзии на красные гробы и пожилых негров так и остались мне непонятными.

  31. Мне непонятно вообще, почему возник разговор о каких-то кладбищенских музыкантах; почему они топтались на грязном снегу? почему зарабатывали копейку? что за красные гробы? что за оркестр пожилых негров на сельском кладбище на грязном снегу?

  32. Не станет муха ввек орлицей,
    Не станет просо чечевицей
    И не полюбит тещу зять.
    Не выйдет кугель из чуланов,
    Не станет грамотным Курганов,
    Парнас Леонтьевой не взять.

    Не перестанет Кириенко
    Плясать на форумах фламенко,
    У компа сидя день и ночь,
    Не прыгнет килька из консервов…
    Лишь я, Демьян Великосербов,
    Смогу свой жребий превозмочь!

  33. Какие все молодцы! Единственно, про Елену Иванову-Брянскую, ей огромнейшее спасибо! Правда, мы с ней ВООБЩЕ не знакомы! Но я по-человечески рада и счастлива, что у меня появился такой человек! Надеюсь, действительно станем «боевыми подругами», как нас здесь назвали. Если у меня есть «обшибки-очепятки» прошу прощения у всех вас! Про разбор моих стихотворений могу сказать спасибо вдвойне (Мои стихи уже сто раз разбирали, но у меня не хватит денег, чтобы оплатить статью, мой доход – пособие-пенсия – 9 т.р15 к, а ещё надо квартиру оплатить 8т500 руб), говорят, что и к Пушкину при желании можно придраться. А как критиковали иных? (А. Ахматову, М. Зощенко…), что писали про Есенина? Маяковского? Убили таких хороших поэтов…

  34. Е.Иванова-Брянская, как и вы, часто публикуется на сайтах «Российский Писатель» и «День Литературы». Рад, что здешние комментаторы в каком-то смысле поспособствовали вашей дружбе. Вам будет приятно хвалить друг друга.

  35. Пенсия, конечно, мизерная, можно только посочувствовать. Но на мыло, очевидно, хватает, если намылилась проскользнуть в ряд между Пушкиным, Ахматовой и Зощенко. Или так лезет, без мыла? Тогда непорядок вдвойне.

  36. На комм. № 37
    Ну. не хотел, едрёна-мать.
    Опять придётся отвечать!
    …………………………………
    Не будет стихоплёт поэтом
    На лексике из туалета.
    Не признан всё ж Великосербов
    Поскольку в темах дураки,
    Без этого нет ни строки…
    Но хорошо, что женщины — не стервы.
    Листая интернет-страницу,
    Тут Кириенко удивится:
    С какого, скажем , бодуна
    Читать фигню должна страна?
    Как не чеши крутой затылок
    Мысля рождается уныло.
    ………………………………………
    Агитки бедного Демьяна
    Пускай бомжи читают спьяну.
    Превозмогая … мудрый жребий
    Тащи свой груз крыловский лебедь.

    уточнение

  37. Светлане Леонтьевой. Вот-вот, хороших поэтов убили, а графоманы живучи и чрезмерно плодовиты в написании виршей. Ни один графоман никогда не признает, что он графоман, и это первый симптом заболевания. Вас сколько носом не тычь, всё равно ничего понимать не хотите. Нет чтобы заняться чем-нибудь полезным — огородом, воспитанием внуков, шведской ходьбой и т. д., так ведь свербит выдать обществу очередную ахинею. Внимания не хватает? Хочется, чтобы о вас говорили? Ну, вот и говорят.

  38. №№ 35,36. …Лизонька, в этом фокс-троте звучит что-то инфернальное. В нём нарастающее мученье без конца. М.Булгаков. Зойкина квартира.
    Читать статью надо начиная с заголовка, тогда не будет повода задавать наивные вопросы. Предметом нашего пристрастного интереса является «Русская литература», и всё, что мы пишем, мы соотносим с этим явлением. В тексте С.Леонтьевой слышны звуки похоронного оркестра, и даже не столько в содержании текста, сколько в том, что между строк, за строками (по Фрейду). Текст напоминает мне пробку от винной бутылки, находящуюся на поверхности водоёма, но, ни форму бутылки, ни её содержание мы никогда не увидим, и не попробуем. И в этом нет вины автора, живущего в современных реалиях и пытающегося их отразить, и в своих попытках всё время ассоциирующих происходящее с похоронной процессией на интуитивном уровне. Автор пытается сказать окружающим: Вы понимаете, что вы участники похоронной процессии? А они в ответ отпускают шуточки… Я приведу цитату: «Эту утопию зла нельзя, конечно, выдавать за большевистскую программу перевоспитания русского народа. Но, нельзя и не видеть существенного сходства между шигалёвщиной и ленинизмом». Ф.А.Степун. «Бесы» и большевистская революция». И, кстати: а вы, что-то имеете против пожилых негров?

  39. №35. И, совсем забыл: «Эталон погребений» (это когда пушечный лафет, на котором стоит гроб, стучит колёсами по брусчатке) я видел по телевизору в чёрно-белом изображении.

  40. Для no. 43. Имею много аргументов против того, чтобы пожилые негры (или русские, или татары, или евреи, перечень можете множить) шли, как вы предложили, в похоронном оркестре в экстазе, с простертыми вверх мехами волынок или тулок по мокрому и грязном снегу в процессе сельских похорон, зарабатывая копейку в сырую погоду, когда органы дыхания особенно уязвимы.
    Уверен был, что вы в конце концов признаете, что сельские похороны, на которых вы настаивали как на примере, не есть эталон похорон. Действительно, лафет используется в ритуале погребения военнослужащих и верховного главнокомандующего вооруженными силами государства (согласно Уставу Вооруженных сил), выдающихся государственных деятелей и деятелей культуры. Впрочем, брусчатка чаще отсутствует.
    Наконец, это не вина читателя, если он не понял того, что хотел сказать автор, даже и если он по Фрейду задумал свое повествование.
    «Инфернальное в фокстроте» — индивидуальное восприятие слушателем фокстрота, в котором могло и не быть ничего инфернального и, скорее всего, и не было.

  41. Да упаси, Боже, от сравнения с собою! Никого я не сравниваю, а привожу ПРИМЕР, чтобы понятней было. Это разные вещи. Просто мне не себя жалко, а людей: Евгения Клюзова, Иванову-Брянскую – ибо в них тоже камни полетели. Что могу посоветовать тем, кто не любит меня (может я кому-то дорогу перешла, у кого-то мужа увела ну и пр. хотя я человек очень добрый, чего и вам желаю – доброты!), так вот, советую искренне и с добром, и радостью – не читайте меня. Пролистывайте эти страницы. Я не могу всем нравиться, ибо восприятие – вещь субъективная. Про мыло (алексею или кугелю, не помню кому) могу сказать: вы бы ещё верёвку предложили. А вот мелкие булавочные уколы мне не страшны. Про огород, внуков, детей, про всё это роскошное действо, как встречи с друзьями, поездки, могу ответить: вы тоже лучше занимайтесь тем же самым – в огород идите, в баню и ещё, куда надо! Я вам не мешаю. Ю. Кириенко отвечу про конкурсы: я не участвую, «У Пушкина нет орденов и медалей, так и мне не давайте!», вообще, конкурсы – вещь несправедливая. И, если хотите, то я вам сочувствую. И про похороны тоже – соболезную всем! Да, кстати, мы уже с вами на рекорд пошли, скоро 50 будет комментариев. Спасибо!

  42. Нет. Такой в руки веревку давать — не вернет. Еще и стихи напишет о чем-нибудь совсем постороннем, зато корявые и длинные. И много-много пустых комментариев. Кстати, в справочнике врачебном указано, что одна из отличительных черт параноика — очень любят говорить и писать. Почти цитата.

  43. На номер 46. Столько советов надавала… Но с логикой слабовато. Разве пример не есть предложение сравнить? Или насчёт «мужа увела»: здесь у кого именно? у Кугеля? Леопольда? Мэтра в кепке? Ну не у Старпера же или Кириенко! С чего хвастать, что добрая? Не подождать ли, пока кто-нибудь со стороны об этом скажет? У Пушкина нет орденов и медалей, но ему есть памятники — как в городах, так и многотомные. А у вас такого нет. Потуги встраивать себя в ряд классиков всегда обернутся насмешкой окружающих. Сочувствовать неразумно. Тем более соболезновать, потому что про похоронный оркестр — это вы написали всякие глупости. Кстати, про 50 комментариев — большинство из них касались сторонних тем, а вовсе не вас. Читать вас не буду, как и прежде; разве что просмотрю по диагонали: нет ли чего ещё забавного вроде вздымания мехов или увода мужей у комментаторов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *