РЕЦЕПТЫ ИУДИСТИКИ

Рубрика в газете: Изумляемся вместе с Александром Трапезниковым, № 2019 / 16, 26.04.2019, автор: Александр ТРАПЕЗНИКОВ

Сколь ни противно, но коснусь ещё одной фигуры того времени, прямо противоположной генералу Шебаршину и сохранившейся до сих пор, как тень Перестройки. Один из её прорабов. В связи с попавшейся мне книгой «Застолье в застой» (издательство «Центрполиграф»). Записки о жратве в любом её качестве и количестве, не отрываясь от накрытого стола. Но сначала немного об авторе. В 60-е, 70-е и в первой половине 80-х годов Виталий Коротич слыл одним из виднейших советских публицистов-коммунистов. А уж его поэма «Ленин, том 54» проникнута самым восторженным пафосом по адресу вождя Октябрьской революции. «В Советском Союзе, – писал он, – воплотились мечты всех трудящихся на земле». Через двадцать лет иное: «Система была порочная, нежизнеспособная, бандитская. Надо было всё это к чертям завалить». В 1984 году Коротич получил Орден Октябрьской Революции, через год – Государственную премию СССР за книгу «Лицо ненависти», где с пеной у рта громил капиталистические нравы США. А на критику в адрес СССР отвечал так: «Наглая антисоветчина самых разных уровней кружится, насыщая воздух, как стая таёжного гнуса». «Сегодня утром президент Рейган в очередной раз грозил нашей стране своим выразительным голливудским пальцем и всячески нас поносил… следом за ним подключаются разные мелкие шавки».

Однако, после того как Лигачёв в 1986 году назначил его главредом «Огонька» и подуло сквозняком (оплошал, товарищ, забыл, что «кадры решают всё»), тон его высказываний резко переменился. Теперь США ставились в пример. А после подавления августовского путча 1991 года, Коротич спешно вышел из партии (вступал в неё в 1967 году) и заговорил на антикоммунистическом диалекте. Во время самого путча, не зная ещё, чем обернётся дело, лауреат Ленинского комсомола, находясь в США, сдал свой авиабилет, предпочтя Родине «ужасы капитализма». За что получил должность профессора Бостонского университета. А также звание «Зарубежный редактор года», присуждаемую «За смелость в деле углубления свободы и ответственности прессы и правдивую журналистику». И многочисленные гранты – пожизненно. А от обязанности главреда «Огонька» 26 августа, по горячим следам, журналистское собрание освободило его с формулировкой: «за проявленную трусость».
«Засветился» Коротич и на Украине. И до Перестройки, и после. Был главредом центральных газет и журналов, секретарём Правления Союза писателей, то клеймил Солженицына, то возвеличивал, возносил и ниспровергал Сталина, а в 2011 году подписал коллективное письмо президенту Януковичу, где в частности, уверял: «Мы на Вашей стороне, как и большинство украинцев. Поддерживаем Ваши реформы. Жёстко наводите порядок». Не прислушался Янукович насчёт «жёсткости». Покинув США (стал не нужен), перебравшись в Киев и почуяв жареное, Коротич оказался в Подмосковье. Да, ничего не скажешь, чуйка у него отличная. Как у собаки. Что ещё сказать об этом бывшем депутате Верховного Совета СССР? Самое малое – дезертир и предатель. Но в этом я буду не нов. Перейдём к его последней книге. О чём он теперь поёт?
О жратве, как я уже докладывал. Когда-то в американский период своей жизни Коротич писал, что «Сталин и его партия не дали народу ничего обещанного – ни еды досыта, ни жилья, ни одежды». Теперь, стало быть, всё это у него есть. Имеется в виду не весь народ, а лично Коротич. Говорит, что записки эти начал систематизировать давно, ещё в советские времена в Киеве. Приводит истории о том, как наши предки в разные века ели-пили. Цитирует классиков. Особенно Гоголя. Пытается сквозь парок над борщом и перезвон рюмок казаться этаким тёплым и пушистым дедушкой, озабоченным лишь рецептурой блюд. Но мне что-то не верится в его текст, даже если он касается приготовления галушек. Еда отравлена. И я бы за один стол с таким патентованным иудой не сел.
Постскриптум. Цитата из книги: «Я как-то спросил у Горбачёва, почему он с такой лёгкостью уступил власть после нелепого путча. Топнул бы ногой, вывел патрули на улицу, приструнил Ельцина… «Что ты, что ты, – сказал Михаил Сергеевич. – Могла же кровь пролиться…» Возможно, он был прав. По-своему. Не партийно-ленинской правотой…» Интересно, а о чём бы пел Коротич в «стае таёжного гнуса» сейчас, если бы история имела сослагательное наклонение?

2 комментария на «“РЕЦЕПТЫ ИУДИСТИКИ”»

  1. «Подуло сквозняком» — сомнительно.
    «Чуйка у него отличная. Как у собаки.» — шедевр.

  2. Интересно, но мне при этом припомнилась другая книга с подобным названием «Застольные разговоры Гитлера» Генри Пикера, (изд. РУСИЧ, 1993 г.), где речь идёт больше о покорении народов, чем о еде. Это более поучительная книга, чем воспоминания о Коротиче

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *