Снимаю шляпу

Рубрика в газете: Поэзия – жива, № 2019 / 33, 12.09.2019, автор: И.С. СМИРНОВ

Первые два тома «Антологии русской поэзии. Поэмы» даже при беглом взгляде на экран компьютера производят грандиозное впечатление, как, впрочем, и то, чему они посвящены – русская поэма в её становлении и развитии за три столетия. Невозможно себе представить, что составил это собрание, написал вдумчивые тексты о каждом поэте, в неё включённом, и фундаментальное в своей концептуальности предисловие о поэме как жанре отечественной поэтической традиции один человек – Михаил Синельников.

Сам превосходный поэт, великолепный знаток русской поэзии, далеко продвинувшийся в своём знании за пределы её самоочевидного набора имён и текстов, вдумчивый, хотя и резковатый, а порой и пристрастный критик собратьев по ремеслу, он, как мало кто, подходит для неподъёмной задачи – сначала отобрать из необозримого массива имена и тексты, а потом представить их читателю, убедительно обосновав свой выбор. То обстоятельство, что Синельников прекрасно подходит на роль собирателя, точнее – избирателя, вовсе не облегчали исходно его задачи, скорее, напротив усложняли её. Постараюсь объяснить, почему так, для чего придётся далеко отойти от собственно объекта рецензии.


Рискну утверждать, что жанр антологии вообще покуда чужд русскому поэтическому сознанию. Сравнительная ли короткость поэтической традиции, особенности ли национального характера, но антологии у нас редки, а отношение к ним, когда они всё-таки появляются, со стороны читателей, поэтов, критиков до скандальности ревнивые, напрочь отвергающие само право антологиста на отбор имён и текстов. Вовсе не так, скажем, на Дальнем Востоке (необозримая эрудиция М.Синельникова позволила ему в предисловии к рецензируемому изданию упомянуть одну из знаменитых китайских антологий, что, надеюсь, даёт мне право на подобное соположение далёких традиций). Начать с того, что вся китайская поэтическая традиция имеет своим истоком именно антологию Шицзин, «Книгу песен». И далее столетиями очевидна небывалая «весомость» сборников в истории китайской словесности: жанры и их иерархия; школы, стили, направления; темы; эпохи и имена – да практически всё, что включает в себя понятие «изящная словесность», утверждалось на протяжении столетий почти исключительно авторитетом антологий. То же и в японской традиции: составление поэтического изборника почиталось в Японии творческим актом высшего порядка. Это должна была быть не просто книга хороших стихов, но и композиция с обдуманными переходами тем, перекличкой мотивов. Сюита. Признанный шедевр соседствовал здесь с незаметным прежде стихотворением – и вдруг прелесть того и другого открывалась в своей глубине.

Не счесть в этих многостолетних традициях разновидностей всяких поэтических собраний, изборников, антологий – от, говоря условно, «генеральных», которые предполагают включение всей стихотворной наличности, подчёркнуто объективны, создаются по государеву распоряжению комиссией авторитетных учёных-знатоков (в них тысячи поэтов и десятки тысяч стихотворений), до совсем небольших изборников («Сто стихотворений ста поэтов»), во всех смыслах авторских, где великое имя вполне может соседствовать с именем безвестного стихотворца. А между этими полюсами – море тематических, жанровых, местных, городских антологий с авторскими комментариями и без таковых, явно субъективных и таких, в которых субъективность латентна, но ясна знатокам. Наконец, целая линия изборников, так сказать, «скроенных на особицу» (это термин!), параллельных государственным, но заведомо с ними полемизирующих.

В этом выборе/отборе, так или иначе, всегда присутствует авторская оценка поэтического материала, но «оценочные» задачи антологии решаются не на уровне отдельного стихотворения или конкретного поэтического имени. Следствием этого нередко является соседство всеми признанных образцов с вполне второсортными именами и произведениями, необходимыми составителю для реализации некоей метафизической полноты собрания – даже отчасти и поверх личного вкуса собирателя. Твёрдо усвоенное представление об истории как о череде «взлётов и падений» – равно значимых и равно поучительных, проецировалось и на словесность, собственно и бывшую неотделимой частью исторического бытия. Как немыслим ландшафт, состоящий из одних только вершин, так и пейзаж литературы, – а лучшие антологии именно такой пейзаж и воплощали – органичен только тогда, когда в нём видны и высшие достижения, и что называется «средний уровень», и даже неудачи. Главное – попадание в такт, в ритм словесности, гармония целого, по которым и ценили деятельность собирателя.

Сказанное вовсе не преследовало цели «эрудицию показать» – мне необходимо продемонстрировать, сколь трудна была вне устойчивой антологической традиции задача Михаила Синельникова, автора представленного собрания. При этом учтём, что М.Синельников один из весьма немногих современных российских стихотворцев, для кого собирание/отбор поэтических сочинений, создание антологий – дело не случайное, занятие, принятое на себя вполне сознательно. Иначе откуда бы взялись такие важные тематические изборники, как «Свидание с Тбилиси», «Киммерийская сивилла», «Петербург-Петроград-Ленинград в русской поэзии», «Град срединный, град сердечный. Москва в русской поэзии», «Русская няня», «Незримое благословенье. Исламский Восток в русской поэзии», «Лотос в воздухе. Индия в стихах русских поэтов» (в этот перечень не включены не менее авторитетные сборники отобранных М.Синельниковым переводов на русский язык иноязычных авторов); ждут выхода ещё две «Северная сутра. Буддийские мотивы в русской поэзии» и «Тюркский мир в русской поэзии».

Собрание русских поэм за три века создано рукою несомненного мастера – и мастера-стихотворца и мастера-антологиста. В результате читатель получил жанровую антологию, претендующую на полноту, но несомненно авторскую, пользуясь «китайской» терминологией, «скроенную на особицу». Пусть градус авторскости не постоянен, он колеблется не столько в выборе имён – тут Синельников в ХVIII и ХIХ вв. вполне следует антологической норме; в ХХ в. автор заметно субъективнее, – в выборе фрагментов; редко какое произведение крупного жанра можно напечатать целиком.
Синельникову удалось совместить несовместимое: книгу для чтения, в которой каждый найдёт что-то на собственный вкус интересное; антологию – то есть отбор, канон, организация вкуса. Именно в этом единстве, взаимодополнительности двух противоречивых принципов несомненное достоинство рецензируемого собрания. Защищён ли тем самым автор от критики? Вовсе нет: его станут критиковать и за следование «антологической норме», и за потворство собственному вкусу. Полезна ли такая критика? Если добросовестна, то да; если заушательская – никоим образом.

В заключение могу сказать: Михаил Синельников выполнил свою многотрудную задачу с великим достоинством и тщанием, во всеоружии поэтического таланта и опыта, любя предмет, то есть русскую поэзию во всём её многообразии, – «чего же боле?».

 

26 комментариев на «“Снимаю шляпу”»

  1. Составителя не расцеловал, но ни слова не сказал о составе двухтомника. Или шляпу снял вместе с головой?

  2. Нет сомнений, что издание очень интересное и нужное, но вес одного тома — 3 кг и цена — 6 тысяч затрудняют покупку.

  3. 1. Интересный пиар «Антологии русской поэзии»: вес одного тома — 3 кг и цена -6 тысяч (по сообщению «гюрзы»).
    2.А где у Синельникова «такие важные тематические изборники», как например «Свидание с Вологодской поэзией», или «Есенинский край в русской поэзии», или «Русская поэзия Дальнего Востока», или «Песенная русская традиция», или «Ведические мотивы в современной русской поэзии»?
    3. И почему именно Синельников занимается составлением «Антологии русской поэзии» со своим вкусовым уклоном? Кто ему поручил?

  4. Для 3-го. Сами-то понимаете, что написали, какую чушь? Михаил Синельников поэт, литературовед, специалист. Занимается тем, что его интересует, что ему близко по образованию и склонностям. Никто ему не указ, а уж Кириенко тем более. Он составил не одну антологию. Почему он должен Вологодским краем заниматься или ведическими мотивами ( у него, кстати, есть работы по индийской культуре, он в ведах разбирается)? Почему вы сами не составляете сборники песенной традиции или поэзии Дальнего Востока, или есенинского края? Не показываете нам ведический пласт в язычестве Древней Руси? Почему не составляете антологии? Никакого вкусового уклона у М.Синельникова нет. Может быть, вы еще в прокуратуру напишете на него жалобу, что он не тем занимается, чем вы желаете? А кто поручил — очень просто. Дал заявку в издательство, они одобрили, он сделал работу, они и выпустили антологию. Он авторитетный автор. Я даже думаю, что последуют еще дальнейшие тома этой антологии, не только поэм. Если вам не нравится содержание его работ, ваш ответ может быть только один: сделайте сами, лучше, со своим уклоном и издавайте, флаг вам в руки. А М.Синельникову только спасибо за его труд и не только этот. Конечно, мое мнение можно оспорить и не согласиться со мной, но только по конкретным вопросам антологии, внимательно ее прочитав, а не давать указания в духе Держиморды. Каждый человек сам волен заниматься тем, к чему у него лежит душа.

  5. Для 3-го. Распорядитесь, чтобы Синельников составлял антологии по вашим заданиям. И как-то очень грязно звучит: «почему именно Синельников этим занимается? Кто ему поручил? » Хотелось бы услышать от Кириенко ответ на вопрос: «Почему ему нельзя этим заниматься и почему кто-то должен поручать? » Заранее спасибо.

  6. Ну, Синельников известный мастер. Достаточно того, как они с Рейном заискивали, чтобы получить деньги на перевод стихов тогдашнего Курбанбаши. Татьяна Бек от инфаркта умерла, узнав об этом. Это ведь ее друзья были. Трудно принять, что всю жизнь дружил с такими вот мастерами.

  7. на комм. №№ 4 и 5.
    1. Ну вы здесь «гюрза» и «аноним» — сладкая парочка в одном лице. Лексика и временная последовательность вас выдаёт.
    2. Такой «кирпич» (по весу 3 кг и по цене 6 тыс.) — кто будет читать? Правильно — обяжут купить библиотеки и пед. институты. Будут навязывать «своих» авторов.
    3. Я лично могу составить другую «Антологию русской поэзии». Издательство любое может мне предложить. Это же может предложить любой известный поэт и литературовед. Где Конкурсность Объявленная Официальная на эту работу? Почему именно Синельников, а не также, скажем, Куняевы, Хатюшин, Л.Сычева.
    4. В комм. № 3 я предложил «такие важные тематические изборники», как например, «Свидание с Вологодской поэзией», или «Есенинский край в русской поэзии», или «Русская поэзия Дальнего Востока», или «Песенная русская традиция», или «Ведические мотивы в современной русской поэзии». То есть определить Тематику следующих томов «Антологии».
    5. Не царское дело» отвечать на демагогические вопросы самозванцев, прикрывшихся парткличками.

  8. Кугелю. История с Туркменбаши Сапармаят Ниязовым не имеет никакого отношения к антологии, о которой идет речь и составителей которой является Синельников. Тем более, как я вижу, вы не совсем внутри этой тогдашней ситуации, не знаете, как все было на самом деле; так же не знакомы с обстоятельствами смерти Татьяны Бек. Паясничать над этим совершенно неуместно. Татьяна Бек покончила жизнь самоубийством, приняв большую дозу снотворного. Вы, как везде и всюду, врете и здесь. Вы негодяй и дешевка. Что касается Синельникова, Рейна, Чупринина, Шкляревского, разумеется, эта история их не украшает, но и не умаляет дарования и заслуг Синельникова в литературе.

  9. Для # 7. Тематику следующих томов антологии вы можете лично предложить ее составителю. Никакое издательство вам ничего предлагать не будет. У вас нет для этого ни данных, ни возможностей — одна фанаберия. Вы не такая фигура, чтобы вам доверять составление антологий. В литературе вы ноль. У Куняева, Сычевой и Хатюшина, видимо, другие творческие планы. Спросите у них сами, почему они не составляют антологий. Это не ко мне. Непонятно, каких «своих» авторов будут навязывать библиотекам и пединститутам, если авторы обсуждаемой антологии — поэты XIX и XX вв. , а М.Синельников — только составитель.

  10. для «гюрзы» по № 9.
    1. Свою тематику я и не собираюсь предлагать Синельникову. Мне достаточно той информации, что в статье его «адвоката» И.Смирнова и сообщения «кугеля» по комм. 6, да и ваших признаний в комм. 8.
    2. Синельников насоставляет вкусовой состав поэтов в своих «Антологиях».
    3. Поэты XIX века уже в своё время разделились на»западников» и «славянофилов» и это размежевание продолжилось в ХХ веке. Вы — не в курсе? Это то самое размежевание, которое и у меня с вами (хотя я не знаю ваш уровень, законспирировались вы «парткличкой») и не только продолжается в ХХI веке.
    4. Участие в моей опубликованной тематике (см. комм. № 7) или приближённой я могу предложить близким по мировоззрению литкритикам. Как действовать это моё «ноу-хау» (для вашего ликбеза зайдите на поиск в яндекс).

  11. Попроси у автора одной из предыдущих статей не все капли допивать, пусть оставит. Успокоишься на часок.

  12. Отвечаю на вопрос т Кириенко.»Почему именно Синельников, а не также, скажем, Куняевы, Хатюшин, Л.Сычева? »
    Потому что Михаил Синельников большой русский поэт, а перечисленные вами Куняевы, Хатюшин, Л.Сычева и вы лично — поэтами не являетесь. Особено Куняев- мелкий стихопроходимей, негодяй и антисемит.

  13. Михаилу Рахунову.
    1. Михаил Синельников «на слуху» у читателей и мне — не известен. Что значит «большой» русский поэт. По моей «Классификация поэтов дискуссионная» — «Большой» поэт, рост ом более 190 см.
    2. Ст. Куняев, В. Хатюшин и Ю.Кириенко-Малюгин — поэтами являются, потому что они приняты давным давно в члены Союза писателей России , по секции «русская поэзия». Л.Сычёву я не называл поэтом, а как литератор может в соавторстве участвовать в составлении «Антологии русских поэтов»
    3. «Станислав Куняев — поэт, автор литературоведческих книг, редактор журнала «Наш современник», лауреат «Патриаршей премии» 2013 года.
    4. Бросаться такими обвинениями я вам не советую. Думаю. Ст. Куняев вам ещё ответит.

  14. Я был знаком с Т. Бек, не очень близко, но очень по-доброму и долго, у нас было много общих знакомых. Насчет ее смерти знаю с их слов. Более того, узнал, когда еще никаких сведений о ее кончине в официальных источниках не было.

  15. Кугелю. Если были в дружеских отношениях, то почему так неуважительно написали о Татьяне Бек, в своём развязном стиле? Она умерла, не «узнав об этом» (о желании трёх поэтов переводить Ниязова), как вы написали, а гораздо позже. Есть воспоминания ее близких знакомых, и пол-Москвы знали о ее смерти до того, как об этом об’явили.

  16. На № 17.
    Великосербов! Ну, причём другие темы!
    С таким стихом у «Антологии» проблемы!
    Зачем такие заморочки?
    Оденьте шляпу и строчите точки!

  17. Я написал так, как посчитал нужным. И неуважения к памяти Татьяны Александровны не усматриваю. Высказал свою точку зрения, основанную на том, что мне известно. Так что, привет семье, если есть! А нет, так, что ли, заведите.

  18. На № №….
    1. Поскольку формированием состава авторов для «своей» Антологии занимался М.Синельников, другие издатели-литераторы имеют право на другой состав авторов.
    2. Творческий центр им. Н.М.Рубцова с 2002 года ведёт Ежегодные поэтические конкурсы «Звезда полей». За этот период в качестве участников и лауреатов отмечены более 600 поэтов (разного уровня) . Стихи опубликованы в ежегодных альманахах «Звезда полей»
    3. Предлагаю составленную мной и опубликованную 29 октября 2019 года «Антологию русской поэзии» (1-я редакция) 16-и лауреатов конкурсов «Звезда полей» (каждый по 3 стихотворения). Заходите на сайт «Звезда полей» и наслаждайтесь русской поэзией.

  19. Сначала я и правда хотел зайти на сайт «Звезда полей». Но потом начитался комментариев Кириенки на этом форуме — и понял, что туда мне ходить не надо. И всем своим товарищам скажу, чтобы туда не ходили. Потому, что там засел Кириенко.

  20. Колбасоед-у. 1.Я вас не просил заходить на сайт «Звезда полей» Это — «не для средних умов», как говорят наши слесари высшего разряда.
    2. Надеюсь не все ваши товарищи, такие , как вы.
    3. Всё-таки, читайте мои комментарии в подлиннике. Вам полезно!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *