ВЫБОРЫ В СИЛОВОМ «КОСМОСЕ»

Рубрика в газете: Не могу молчать, № 2019 / 29, 02.08.2019, автор: Николай ВАСИЛЬЕВ

27-го июля я пошёл на митинг. Человек я приезжий, но Москву люблю, насколько это для меня возможно. В сентябре в столице будут выборы в городскую думу, к которым не допускают оппозиционных кандидатов: Любовь Соболь, например, Илью Яшина, Дмитрия Гудкова. Казалось бы – ключевое слово, – кому в народе нужна наша оппозиция. Видимо, поэтому товарищам было велено набрать народных подписей. Что по Конституции, как поговаривают, вообще не обязательно для допуска к муниципальным выборам. Но товарищи, удивительное дело, набрали нужное количество подписей.

Провластные кандидаты – разумеется, единоросы – пошли на выборы, разумеется, самовыдвиженцами. Поэтому им тоже пришлось набирать подписи. О многих из этих самовыдвигающихся единоросов москвичи до последнего времени ничего не знали – кто, откуда, зачем в политику. Затем, чтобы оппозицию не пустить, полагаю я. При проверке подписей у кандидатов оппозиции предсказуемо начались проблемы – особенно когда проверкой занялись эксперты-графологи из МВД. Сами избиратели были готовы подтвердить собственные подписи, но у МВД было своё экспертное мнение. А у единоросов, стесняющихся своей партийной принадлежности, всё было хорошо. Людей это, как говорят в народе, выбесило, и выборы в Мосгордуму уже стали небывало скандальными.

Акции протеста жёстко разгоняются полицией и Росгвардией. Была информация – на фэйсбучной странице Дмитрия Гудкова, – что сотрудники полиции находили адреса «подписантов» за оппозицию и убеждали за этих кандидатов не голосовать. А это, как бы сказать, давление на избирателя. Любовь Соболь, в знак протеста не собиравшуюся покидать Мосгоризбирком, вынесли вместе с диваном, на котором она там сидела. В общем, много было и, видимо, будет крайне неприятного маразма в связи с грядущими московскими выборами, которые я считаю откровенно нечестными, и пахнет от них, на мой слух, каким-то репрессивным бардаком.

Потому, видимо, я и решил сходить на митинг. Вечером перед тем мне вдруг стало как-то паршиво – ну, я же журналист, немного слежу за происходящим, а взгляды у меня не провластные – надо, подумал я, сходить. Это было странное чувство, вроде нечистой совести, которую придётся как-то уважить.

Я доехал до Цветного бульвара – там все протесты и начинались, – и пошёл в сторону Мосгордумы. У Мосгордумы никого не было. Разве что, заметил я, обилие машин и сотрудников ГИБДД. Всё дело у мэрии, наверно, подумал я, но запамятовал, где она. Говорю же, приезжий. По мере приближения к Тверской всё становилось очевидным: автобус с Росгвардией, стоявший за углом дома по Малому Путинковскому, кажется, переулку, куча автобусов и машин с распашными зелёными кузовами на Пушкинской площади, омоновцы, росгвардейцы – я уже почувствовал, что их тут столько, что идти по Тверской можно только под бдительными взглядами многочисленного и нервничающего оцепления. И что даже простая прогулка в центре не была бы в этот солнечный, кстати говоря, день – приятной.

Я повернул налево по Тверской и постепенно, по сгущению народа и полиции, понял, где мэрия. Мэрия оказалась напротив меня, на другой стороне перекрытой улицы, забаррикаженная автобусами – как «пазиками» – автозаками, так и обычными городскими, сиреневого, что ли, цвета. За закрытыми воротами мэрии люди собрались, как я потом узнал, около двенадцати часов. Оттуда палило тревожным толпящимся светом, кого-то вынесли вчетвером за руки-ноги и поволокли этой характерной стрёмной побежкой в автозак.

Я стоял у ограждения и смотрел – думал, с какого бока, с Красной или Пушкинской, вернувшись, площади, туда можно попробовать пройти. Полиция настойчиво повторяла в мегафон что-то вроде: граждане, не задерживайтесь, проходите, не мешайте движению пешеходов. По тому, насколько это был сомнительный аргумент – и тому, насколько откровенно людям не давали просто смотреть в сторону мэрии – я почувствовал, что дело дрянь. Ко мне подошёл полицейский и оттеснил от ограждения – проходите, мол, дальше. Стоял человек, смотрел на мэрию, мешал движению пешеходов. Я отошёл на два шага и встал рядом с какой-то женщиной, тоже не собиравшейся уходить. А с какой, собственно, стати.

Потом в толпе появился достаточно матёрого вида пожилой мужчина, пошёл прямо на полицейских и громко, недвусмысленно озвучил своё отношение к происходящему в стране, не только в столице. Его стали вязать. Я стоял рядом, меня пихнули в плечо, я чуть не упал, споткнувшись о клумбу. Людей начали задерживать, а мне оставалось стоять и по возможности не уходить. По рассказам очевидцев, в тот день в толпе барражировали какие-то персоны в штатском и раздавали полицейским оперативные указания, кого выхватывать. Я таких не видел, слышал только, как в потоке проходящих мимо людей кто-то крикнул: не достаточно жёстко действуете! Не знаю, кто, просто это показалось ещё более противным, чем аргументы и действия полиции.

Задержанный матёрый старик кричал свою позицию уже из окна автозака. Через минуту ко мне подошёл полицейский, взял за локоть и сказал: пойдёмте, вы же стоите тут и не уходите. «Пойдёмте» – сказал я. Полицейский не представился, не назвал должности. «А на каком основании?», – спросил всё-таки я. Он ничего толком не ответил, а меня уже стали бегло осматривать на входе в автобус.

Росгвардейцы в автобусе были молодые парни, достаточно доброжелательные, и не жестили. Один для проформы всё-таки сделал жест силы, легонько толкнув меня в спину, когда я заходил в кузов. Как потом выяснилось, молодой человек служит для души в церкви, а тут просто работа. В кузове это вызвало смех. Самый искренний сарказм был у двух женщин, сидевших рядом со мной – их задержали, кода они попытались вступиться на улице за попавшего под полицейские дубинки прохожего. Я над службой росгвардейца в церкви как-то не улыбнулся, ибо это печально, а я верующий. Или уж людей задерживать поперёк их конституционных прав – и повдоль интересов власти – по чьей-то мутной указке, или в церкви служить. Справедливости ради надо сказать, что конкретно эти ребята и правда старались сохранять человечность – выполняя, правда, абсолютно негуманное рабочее задание.

Рядом со мной сидел парень, задержанный уже во второй раз – сын одного известного рок-барда 90-ых и помощник одного из кандидатов в депутаты Мосгордумы. В первый раз, как он рассказал, его избили дубинками. Он наскоро объяснил мне, что делать, чего не делать – не соглашаться с протоколом, выражая несогласие письменно, в соответствующей графе, не пускаться в объяснения, ссылаясь на 51-ю статью Конституции, ставить прочерки в пустых графах протокола, чтобы туда чего-нибудь не понаписали сами полицейские; а ты – шёл мимо, был грубо задержан человеком, не представившимся и не назвавшим должности. На это матёрый мужчина, оказавшийся вроде как 47-го года рождения, сказал ему: да чего ты права качаешь, какие права, мы что, во Франции, мы на зоне живём. Преимущественно, пассажиры автозака были молодые люди с гражданской позицией – или просто без истеричного псевдопатриотизма, – к экипажу автобуса все, включая и женщин, относились без почтения и, по большому счёту, без уважения. И в этом я людей понимал. Кто-то позвонил в службу ОВД-Инфо, занимающуюся юридической помощью задержанным, и мы все назвали по горячей линии свои ФИО и год рождения.

Нас долго везли с ветерком по Тверской, по Ленинградке, потом где-то завернули и привезли в ОВД Южное Тушино. Мы долго сидели в душной жестянке перед отделением, выпускать на улицу нас не торопились. Сначала, правда, выпустили пять человек. Потом подошёл какой-то, видимо, не младшего звания сотрудник полиции и сказал, что видеосъёмка в отделении запрещена по закону номер такому-то, и если мы будем её проводить, нам влетит за неповиновение полиции. Мой знакомец, помощник депутата, позвонил приятелю и выяснил, что закон, упомянутый должностным лицом, отменён, а неповиновение полиции не имеет к вопросу видеосъёмки никакого отношения.

Впрочем, снимать, слава Богу, ничего не пришлось, да никто и не собирался. Также не представившийся сотрудник полиции сказал, что по нам будут составлены протоколы для судебных дел, всё это будет рассматриваться в суде. Как административка, пояснил мой знакомец.

Мы сидели, пробавляясь невесёлыми разговорами о жизни в родной стране, потом увидели, как приехал юрист от ОВД-инфо, впоследствии помогавший нам заполнять протоколы и вообще сориентироваться в ситуации. Сотрудники полиции не спешили нас выпускать, занимались своими делами и, видимо, обедами. Два росгвардейца, сидевшие в кабине, принялись за бутерброды. Ещё минут через тридцать выпустили ещё пять человек, в числе которых оказался я. Также с нами ехала женщина из Ростова-на-Дону, занимающаяся протестной деятельностью ещё с начала 2000-х. Её, по её словам, собирались задержать на несколько суток, за неоднократное участие в несанкционированных митингах. Да, это был митинг, не санкционированный московскими властями, устроившими откровенно нечестные, по моему убеждению, выборы. Поэтому всем гражданам, имеющим конституционное право на мирный протест, запрещалось на него выходить.

В отделении мы провели часа два. Пробовали отпроситься на улицу покурить, но нам сказали «давайте не бунтовать», «на территории отделения курить нельзя» и вообще «пожалуйста», звучавшее из уст полицейского грубовато и странно. Как и настойчивые просьбы не смотреть на мэрию и автозаки, дабы не мешать движению пешеходов. Я ждал, ждал, заполнил какую-то анкету, потом заполнил, как мне советовали, протокол, с которым не был согласен – это был протокол административного правонарушения, которого я не совершал, – получил назад паспорт, копию протокола и двинул домой. Не знаю, будет ли мне вменён штраф. За административное правонарушение. Которого я не совершал. На следующий день мне позвонили из ОВД-инфо, спросили, всё ли в порядке. Спросонья я не сказал «спасибо» и говорю теперь.

Вечером того дня я заехал на работу, занялся своими делами – и, выйдя на Цветной бульвар в общепит, с удивлением обнаружил омоновцев в характерных шлемах, их из-за этого называют «космонавтами». Атмосферка была напряжённая, сотрудники правоохранительных органов её и нагнетали. Две женщины проходили по светофору, и одна сказала другой: ну собралось пятьсот человек, ну орут чего-то – зачем их разгонять? Я вернулся на работу и через некоторое время наткнулся на прямой и бесплатный эфир «Дождя», снимавшийся в двух шагах от меня. Протестная акция пришла и на Цветной, правоохранители были на взводе и задерживали людей совсем уже «на психе», хватая даже журналистов с аккредитацией. Когда всё чуть утихло, я пошёл к метро – и видел рядом со стоящими вдоль Цветного автобусами и грузовиками нервных росгвардейцев, заполонивших пешеходную часть, омоновцев, мелькнул кто-то в кафумляже и маске. И видеть это было дико.

Что тут скажешь, легко отделался. Однако…на митинг вышло около 15 000 человек, 1373 из них были задержаны. Многие задержаны в жёсткой форме – были разбитые головы, сломанные ноги. Оппозиционные кандидаты в депутаты – Гудков, Соболь, Яшин, Иван Жданов – задержаны превентивно, им грозит 30 суток ареста или штраф до 300 000 рублей. Алексей Навальный, по слухам, отравлен, а следы московских отравлений, включая относительно недавнее и связанное с детским питанием, уводят в Питер, где на прошлой неделе была жестоко убита активистка Елена Григорьева.

15 000 для многомиллионной Москвы – вроде бы пустяк, но цифра, на самом деле, бешеная. Европейским Союзом уже сделано заявление о нарушении конституционных прав россиян при разгоне акции протеста в Москве. Дела в датском королевстве дрянь. Потому что до такой степени попирать гражданские права людей – антигосударственно. Если, конечно, мы говорим о нормальном государстве – а не о таком, которое норовит оторваться от обременительного для себя общества в силовой «космос».

 

21 комментарий на «“ВЫБОРЫ В СИЛОВОМ «КОСМОСЕ»”»

  1. Приезжий автор в конце сбился на скороговорку, смешав Навального, отравление, детское питание и активистку, которая неведомо за что была убита. Да ведомо за что, только к детскому питанию ее розоватая деятельность отношения не имела, как не имеет она отношения и к теме этой статьи.

  2. Цитата: «По рассказам очевидцев, в тот день в толпе барражировали какие-то персоны в штатском…». Всегда ли нужно свято верить очевидцам?

  3. И это всё мы тоже уже читали…
    В гораздо более увлекательных вариантах.
    Зачем это здесь?
    Кому это интересно вообще?
    Ну, бесятся с жиру москвачи, ну, мутузят их…
    И что?

  4. Предпоследний абзац свёл на нет весь пафос материала .
    Странно, что автор сюда не присовокупил погоду и количество фотографов и операторов «освещавших» события.
    Зато честно признался, что приехал издалека, как и «женщина из Ростова-на-Дону, занимающаяся протестной деятельностью ещё с начала 2000-х»…
    Если анамнез самовыдвиженцев, которых «москвичи до последнего времени ничего не знали – кто, откуда, зачем в политику» так возмутил автора и вышеупомянутую «женщину из Ростова-на-Дону», то почему их «протестная деятельность» должна каким-то образом действовать на умы остальных миллионов москвичей эту конкретную «протестную деятельность» около мэрии в тот день проигнорировавших?
    Вопросы, вопросы…
    А тут ещё леса загорелись миллионами гектаров…

  5. — Огромное спасибо редакции «Литературной России», которая первой (или единственная?) из серьезных СМИ осветила события в Москве 27июл19г не с точки зрения власти
    Спасибо автору — да, он репортажно, без глубины, но объективно описал событие.
    Позор верхней власти России: избиение народа по ее приказу далеко-далеко-далеко не соответствует уровню «вины» народа.
    В Инете прозвучало (предполагаю, из провластного источника), мол, а зачем кто-то из горожан оскорблял членов Росгвардии, ОМОНа — они, мол, прошли Чечню и другие горячие точки. Вопрос к этому источнику: как власть посмела направить таких (если они в числе органов действительно были) «людей войны» на «войну» с мирным населением? А если бы кто-то из них сорвался на убийство?
    Очень жаль молодых людей, чьи судьбы коверкает власть, посылая их на такое:
    В детстве был простой кадет,
    В форму черную одет.
    Воспитанья власти плод,
    Он за деньги бьет народ!
    ***

  6. Автору. Барражировать могут только самолеты по предписанному им маршруту с целью охраны назначенных им объектов. Но никак не «персоны в толпе» (по сообщениям очевидцев — «в штатском»).

  7. А как этих персон в штатском от остальных мирных демонстрантов отличали? Или демонстранты в форме были?
    Да, официальные сведения: активистку ЛГБТ убили после совместного распития спиртного, она собутыльника оскорбляла, намекая, что мужики — дрянь, то ли дело бабы. См. новости

  8. Это революция шендеровичей! Растревожившихся, что наших не пускают на выборы. У них в голове – только «пгава человека», причем человека, исконно чуждого этой стране, а не судьба России, судьба ее народа! Когда принималась бесчеловечная пенсионная реформа, они молчали. Когда осенью 2014 г. правительство намеренно обвалило рубль и доллар одномоментно вырос в два раза, а возможности наших зарплат сократились наполовину они молчали. Когда на Северном Кавказе в ходе так называемых контртеррористических операций безнаказанно убивают молодежь, они молчат.
    Мы все это уже проходили в конце 80-х. Жалко молодежь, которой шендеровичи забивают головы в соцсетях. Если мы не поможем ей одуматься, то ее ждет будущее героя поэмы Вс.Емелина «Судьба моей жизни», тоже «боровшегося с режимом»:
    Все, с кем был я повязан
    В этой трудной борьбе,
    Вдруг уехали разом
    В США, в ФРГ.
    Получили гринкарты
    Умных слов мастера,
    Платит Сорос им гранты,
    Ну а мне ни хера.
    Средь свободной Россеи
    Я стою на снегу,
    Никого не имею,
    Ничего не могу.

  9. И зачем такое печатать в ЛР?..
    Товарищ Огрызко, надо самим такое расследовать, а уж потом что-то печатать вменяемое и правдивое. А Коля Васильев явно не способен адекватно оценить случившееся. Может, и сам получил по шее дубинкой на несанкционированной властью акции протеста. Так санкционируйте, как прописано в законе. Или требуйте изменить закон: мол, хотим кажный божий день митинговать во славу божию, закон и порядок в рядах оппозиции всех расцветок и супротив властей всех мастей!
    Путин Росгвардию наспех создавал сознательно, знал когда начнутся волнения. Но московская тусовка — это ещё не волнение. Настоящее зреет в глубинке. Москва ещё вздрогнет и, как говорят у нас в деревне, — «взбледнёт», испугавшись народного гнева! Всё ещё впереди, оспода прозаседавшиеся, проворовавшиеся!

  10. Меня больше интересует оккультная составляющая общественной жизни. Боевые графологи, которые на глаз определяют — жив человек, поставивший свою подпись, или умер. Бесконечное выкликание культурных предков, которые откликаться не любят. Циркадиадные праздники. Попытки создания коллективного тела, как со стороны официоза, так и со стороны противоборствующей. Сплотиться, взяться за руки, друзья, раздавить гадину, сожрать коллективного верблюда. Вот уж говорят — Третий, а Четвертого не бывать. Бывать, оказывается, и пятому, и шестому. В Гималаи давно чего-то не ездили. Но это, наверное, потому что В. Сидоров умер. Обычно его посылали. Он там как свой был, его даже за чистокровного арийца принимали. Главное, священные руны использовать, не зря же рунет организован.

  11. 1.Да у этих уличных и закулисных «правдолюбцев» на уме организация майданов и прорыв во власть. А что они могут натворить, пример майданной украины с бандеровско-фашистскими методами правления.
    2. Играют «они» на поле патриотов, критикующих разновекторную элиту за преступную медлительность.
    3. Правда последние шаги в направлении Демографии-стимулирования Рождаемости (прекращении ползучего геноцида базового русско-славянского этноса в Российской Федерации дают определённую надежду. Дай. Бог!
    Нужна Эволюция власти в сторону большинства населения, ликвидация Полная бедности.
    4 Для всего этого нужна Техническая Модернизация (заводы, станки, электрика, отечественные комплектующие — стали понимать в последние 5 лет) и отсюда Занятость в Сфере Материального производства.
    5. Молчат об этом новые майданщики.

  12. Федор №8 показал узкий кругозор. С позиции «моя хата с краю». Без анализа ситуации в России. При этом берется советовать: «Если мы не поможем ей (молодежи) одуматься». Обвиняет Шендеровича и прочих.
    — Мне не нравится Шендерович по его многим высказываниям. Но его мнение о поведении органов 27июл19г достойно уважения и принятия.
    На мнение Федора «почему раньше молчали?» есть ответ: молчали и все остальные, и сам Федор.
    Путин верно «похоронил» либерализм в России. Потому что власть поняла, что сегодня не только сторонники либерализма, но и многие думающие поняли: власть опускает «глубинный народ» на «седьмое дно». Без батискафа.

  13. Митинг не был разрешен властями Москвы, и нечего было митинговать, а митингующим ценой синяков и разбитых носов ратовать за тех, кто всегда будут в безопасности и сами рвутся во власть, чтобы набить карманы. Я не верю, что новые власти принесут пользу москвичам и стране. Власти всегда мало кому нравились, что я усвоил с раннего детства. Обсуждать данные конкретные митинги нецелесообразно: картина всегда одна и та же, как под копирку — что сейчас, что раньше.

  14. Барражировать — это пойти в бар, принять, вернуться домой, понять, что надо бы еще, отправиться снова в бар, принять, вернуться домой, почувствовать, что вернулся рано, а надо было бы задержаться в баре, отправиться в бар, принять, вернуться домой. В общем, на сколько горючего хватит. И пока аэродром будет открыт.

  15. Повторюсь из комм № 10.
    «1.Да у этих уличных и закулисных «правдолюбцев» на уме организация майданов и прорыв во власть. А что они могут натворить, пример майданной украины с бандеровско-фашистскими методами правления». Остальное всё в силе.
    2. Проблемы,особенно Демография — Кадровые (в технических областях — транспорт, авиация, сельхозтехника Отечественная и др.) сами уже говорят за себя. Нужен Полномасштабный поворот на семьи и Детей. Запрет ночных и т.п. притонов, скрытой пропаганды чернухи и порнухи и тем более Извращенц- Сообществ.
    3.Надо Помнить мечту англосаксов — обезлюдить Россию (планы Тетчер, М.Олбрайт и прочих Соросов . -Бжезинских и ранее стратегия А.Даллеса для России

  16. Олбрайт, Бжезинский, Аллен Даллес
    В борьбе с Россией (в общем, что-то).
    К нас народу, что в Китае,
    И сер — — — (в общем, разных) своих хватает.

  17. Автору. Приезжая в Москву, если вы ее любите, посещайте не митинги, а идите в музей или в театр. Иначе вы дойдете до того, что будете приезжать с целью обнюхивать московские помойки…

  18. Автор маневрирует и не понимает или делает вид, что не понимает цели майданутых. Которые играют на социально-мротовских промахах или политнеграмотности конкретных управляющих.

  19. «Приезжему» — зачем? в Москву — Николаю Васильеву
    1. Фото для статьи в газете вы, очевидно, сделали? То, что оно провокационное и гуляет по «либерально- «демократическим» каналам — Всем ясно? Это фото — Вторично!
    2. Где Первичные Кадры? Где фотокадры — Провокации «демонстрантов»? — которые третировали омоновцев и росгвардейцев
    3. Вы — наивный или майданутый? По-другому вас и спрашивать-то нет смысла. Нам хватит и фашистского переворота на Украине в 2014 году. В результате миллионы молодых украинок и украинцев обслуживают сытых западенцев, генофонд украинцев обескровлен, производство полуразрушено.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *