Я ПЫТАЮСЬ РАСПРОБОВАТЬ ВОЗДУХ НА ВКУС…

Рубрика в газете: Поэтический альбом, № 2019 / 7, 22.02.2019, автор: Александра ВЕРЕТИНА (Воронеж)

 

 

Александра Веретина родилась в поселке Анна Воронежской области. После окончания педагогического университета была воспитателем в детском саду, в настоящее время работает в районной библиотеке. Она автор трех сборников стихотворений – «Мимо…», «Наскальная поэзия», «Местонеимение». Лауреат Исаевской премии молодым литераторам Воронежской области, премии «Кольцовский край», член Союза писателей России.

Стихам Александры Веретиной присущ своего рода нравственный почерк, когда все события окружающего мира и взаимоотношения людей поверяются авторским чувством правды, справедливости и милосердия. Ее строки ассоциативно весьма сложны. Ту или иную поэтическую коллизию поэтесса представляет читателю как свод сопутствующих обстоятельств – ярких, драматичных, представленных живо и чрезвычайно индивидуально. Собственно, так и пишется интимная лирика, однако плотность образов у этого автора исключительно велика. И необходимо напряженно следить за мыслью и эмоциями поэтессы, чтобы итоговый слепок ее души, представленный в стихотворной форме, завладел и твоим сердцем. К слову, не вся русская лирика прозрачна при ее первом восприятии. И поэтесса вправе рассчитывать на осведомленного в литературе собеседника, хотя герметичность ее стихотворений кто-то наверняка сочтет недостатком. Однако читатель совсем не случайно бывает покорен волшебством интонаций автора.

Творческое существование героини, кажется, балансирует на грани жизни и смерти: любовь – отсутствие любви; дружба – предательство; доброта – исчезновение доброты… Одновременно, в этих строках растворена этическая оценка происходящего, отсутствует обвинение и озвучивается только укоризна.

Ангелы в небе хмурятся и скорбят,
Как по ножам ты шагаешь, молясь неслышно.
Это – когда выбор делает сам себя,
Ты не сумеешь понять, почему так вышло.

Перед чертой – слишком больно и горячо…
Может быть, глупо бороться, не зная – с тем ли?..

Так – от ладони, ложащейся на плечо,
Падаешь в траву, вжимаясь спиною в стебли.

Многообразие отблесков реальности и мифа у Александры Веретиной – в основе самой ткани ее стиха, в которой разговорной речью поверяются высокие смыслы – причем безо всякого циничного снижения, как это порой принято в модернистской литературе. Лирическая героиня с некоторым сомнением примеряет к себе недосягаемые образцы, потому что считает себя малодостойной фигурой. По существу, все стихи поэтессы – о трудном духовном пути, на протяжении которого выясняется нетленность и живое присутствие идеала в грубой реальности.

Русский язык в поэзии Веретиной многообразен, его формы порой как бы играют друг с другом, порождая новые значения, однако в этом нет ничего от той легкомысленной и безответственной игры в слова, которой сегодня так увлекаются иные молодые стихотворцы. Хочется прочесть будущие прозрачные и лаконичные стихотворения Александры Веретиной, которые явят читателю строгую душу автора, уже освободившегося от внутренней смуты и нашедшего в мире несомненную божественную основу, о которой тосковала ее героиня в стихотворении с христианским названием «Ихтис». Поэтический стиль Александры Веретиной, вбирая в себя творческие наработки русской лирики последних десятилетий, замечательно соединяет в себе и умение сказать длинно, по-городскому подробно, и способность уронить скупые слова, единственные в своем роде, как это принято в традиционной отечественной поэзии. Примечательно, что стихи поэтессы, как представителя молодой поросли воронежской литературы, часто близки людям старших поколений. И это – очевидное свидетельство весомости авторского таланта, способного соединять времена.

 

Вячеслав ЛЮТЫЙ

 


ВОЗДУХ

Если нас называют и видят калеками –
Обязательно – боль? Обязательно – груз?
Я как пыльная ведьма с зашитыми веками.
Я пытаюсь распробовать воздух на вкус.

Не сочувствуй мне! Сердце откликнуться ленится,
И душа – раз глаза есть её зеркала.
Если я их открою, хоть что-то изменится?
Я не знаю, но я бы сейчас не смогла.

Если я их открою, то что-то убавится! –
От инстинктов качнёт в направленьи ума…
Забери свою мелочь. Я не христарадница.
Меня кто-то слепил, ослепила – сама.

Воздух нервный, сухой, перепачкан дыханием…
Страх. Восторг. Вожделение. Ненависть. Страх.
Воздух плотный и сытный. Чреват привыканием.
Он совсем не опасный на первых порах.

Кто придумал его, это странное варево?
Не подумай плохого – я всё-таки им
Не питаюсь. Пытаюсь я им разговаривать.
Что ты чувствуешь в воздухе – влажность и дым?

Как ничтожно! У нас, из пещерности вышедших,
Где-то память хранится, как воздух читать.
Он густой. Он настоян на чувствах всех дышащих.
Вот оттуда берётся желанье летать.

Мы забыли… Оттуда – ушибы и вывихи,
Неумение и нежеланье вернуть.
Я катаю во рту твои вдохи и выдохи,
Языком разминая их терпкую суть.

Я травлюсь. Я пьянею. А раньше хотела лишь,
Чтоб в глазах отражался герой, а не трус…
Утопи меня в зеркале. Стой, что ты делаешь!
Я пытаюсь распробовать воздух на вкус.

 

* * *

Танцевать бы под ласковым тёплым дождём,
Или с кем-то разгуливать в ногу!
А мы с мира по нитке, по нитке идём…
Нитка – тонкая. Нас – слишком много.

И зимой, как в берлогу зарывшись в постель,
Свои сны ворошим и напасти,
Мы глядим, как в агонии бьётся апрель –
И считаем, что бьётся он к счастью.

И подёрнулись дымкой подснежники глаз,
Руки грустно упали вдоль тела…
Кукла сломана, тупо глядит из угла…
Это значит – она надоела.

Дождь – холодный, как кованое серебро –
Осыпается выцветшей фреской,
И повесив на радуге веру в добро,
Мы на цыпочках выйдем из детской.

 

13 комментариев на «“Я ПЫТАЮСЬ РАСПРОБОВАТЬ ВОЗДУХ НА ВКУС…”»

  1. Это плохо. У автора нет опыта. Писать не о чем. Надо помолчать. А эти строчки — мелкое отчаяние мелкого стихотворца. Ни более и ни менее. Помолчите годика три.

  2. Или с кем-то разгуливать в ногу!

    Чего уж проще. Сейчас в армию по контракту и женщин берут. Будет перед сном в ногу воздухом дышать. Заодно и на вкус попробует.
    И еще в армии есть стенгазета. Пиши — не — хочу.

  3. Конечно, немного заумно. Но продвигать молодых надо, а где им печататься?

  4. Продвигать не надо. А то будет, как водится: у кого продвигалка толще, тот и больше преуспел.
    Если эти сочинители не понимают, что сочиняют ерунду, да еще и ремеслом не владеют, зачем они такие нужны?
    Русская поэзия — это мысль и чувство. Мысль о мире, чувство — совестливость, что и скромность включает составной частицей. А головой пукать ума и талантов не требуется, были бы дырки свободные и время лишнее.

  5. Просто мимоходом отмечу, что эти тексты — 2007 года написания. Изменилось ли что-то за прошедшие двенадцать лет, или так и осталось «мелким отчаянием мелкого стихотворца» — судить не мне, но про слабость вышеприведенных не спорю.

  6. Пуканье здесь — это комментарии кугеля. Тут попукал, там попукал, а вместо сути один неприятный запах.
    Дождь — выцветшая фреска — это прекрасно.

  7. Тогда непонятно — зачем их, старые да калечные, из избы выносить? Дома места, что ли, нет?
    За двенадцать лет автор мог бы понять, что это все давно устарело. Талант — это количество + отбор. Количество может быть немереным, но отбор должен быть строжайшим. Остальное — или в архив, или в помойку. К читателю выходить с пятью-шестью вещами, но такими, чтобы выпрашивали еще. А вторсырье годится только на переработку. И то есть материалы, которые в переработку не берут.

  8. Предположим, дождь — выцветшая фреска. Тогда ливень — это капремонт, что ли?

  9. Избранным комментаторам: Дорогие злопыхатели и завистники! Ваше погружение в поэзию видимо измерятся вашей способностью нырнуть в глубину… Простите, ничего личного…

  10. Если комментатор высказывает критические соображения, то его следует только поблагодарить за это. Взамен его обвиняют в завистничестве и злопыхательстве. Обычный ответ на это: чему завидовать?

  11. Кугель, ежели вы путаете фреску со штукатуркой, так приобретите толковый словарь.

  12. Согласен с «кугелем» — Цитирую» 1, : Тогда непонятно — зачем их, старые (стихи -прим. Ю.К. )да калечные, из избы выносить? …
    За двенадцать лет автор мог бы понять, что это все давно устарело. Талант — это количество + отбор. Количество может быть немереным, но отбор должен быть строжайшим».
    2. Попиарюсь чуть-чуть — акцентировал до «кугеля» ранее: «Самоцензура» должна быть!» Но далеко не каждый готов на такой «подвиг». Потому что такой «поэт» или не может, или не хочет (о причинах не говорю) совершенствоваться. Такова картина со стихами А.В. и не только.
    3. Возьмём раннего С.Есенина. Уж какие вычурные небесные и земные образы С. Е. не применял! И только примерно с 1916 года (уйдя из-под влияния Клюева) вышел на народную песенную поэзию (см. «Запели тёсанные дроги…» и «Я снова здесь в семье родной…»)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *