ЗИМНИЙ ВЕНОК

Рубрика в газете: Поэтический альбом, № 2019 / 7, 22.02.2019, автор: Эльвира ПАРХОЦ (Воронеж)

 

 

Эльвира Пархоц родилась в Воронеже. Окончила филологический факультет и аспирантуру Воронежского государственного университета. Она автор четырёх сборников стихотворений, среди которых «Поэзия переходного возраста», «Баснословные птицы», «Заиграй-овражки».

Перед нами автор определённо мифического смыслового строя, обладающий острым зрением, которое многое способно увидеть в отдалившемся прошлом. Образность русской древности под рукой Эльвиры Пархоц соединяется с густотой ассоциаций. Здесь есть художественные соединения далёких понятий и предметов, которые очень точно ложатся в канву сюжета и позволяют автору «закольцевать» вещь. Знакомые топонимы и знаковые приметы пейзажа как бы сшивают отвлечённое с конкретным, и возникает неявный спор идеального мира с рациональной цивилизацией. Стиль лирического высказывания балансирует на грани верлибра, вбирая в себя редкие и отчётливо продуманные звуковые связки. Надо сказать, что звук помогает Пархоц организовывать живую картину, придаёт изображению внутреннее движение. Между тем, в стихотворениях, где рифма отсутствует, благозвучность авторской речи хорошо видна.

Стоит отметить, что Эльвира Пархоц в образных сопоставлениях опирается также и на неявные качества вещей: в стихотворении «Космогонический миф», в центральной его части появляется сравнение: «…в венке из пшеничных колосьев. // А рубаха – белее наста…». И тут цвет облекает собой ещё одно качество – жёсткости, твёрдости подледеневшей снежной поверхности. Это сообщает сюжету едва уловимый духовный излом, лирическое повествование дополняется трагическим смысловым оттенком (ведь мог быть и мягкий снег, только дискомфортно холодный).

Пархоц может ненавязчиво, едва заметно провести через сюжет заявленный в первых строках замковый художественный образ, который в финале свяжет стихотворение в одно целое. В «Зимнем венке» «чёрная вода» и «индевелые чёрные травы» жгут руки, венок выходит «...ломаный. В нём соцветьями тысячелистника – // Снег». Эта вещь пронизана перекличками холода – теплоты; цвета белого – цвета чёрного; берега – неба; дня – ночи; наконец, руки девичьей и речной «натруженной тёмной руки». Лирический рассказ построен филигранно, а в заключении намеренно снижен, миф склеен с почти дневниковой записью.

Перед нами во многом сложившийся поэтический ум, подкреплённый самобытным литературным языком. Причём свою речь в стихах автор ведёт так, будто всё происходящее ему видно от начала до конца, только кое-что он читателю недоговаривает. Противостояние сегодняшней цивилизации и русского мифа у Пархоц помещено в апокалипсические координаты. Однако привычные смысловые детали расщеплены противоречиями. В одном из стихотворений герой не поражает зло копьём, хотя зло страшится его. В свою очередь, он сам боится зла. Это крайне зыбкое состояние мира очень современно, в нём соединены противоположности, которые должны, в конце концов, превратиться в Истину. Но процесс всё длится и длится…

 

Вячеслав ЛЮТЫЙ

 


ЗАИГРАЙ-ОВРАЖКИ

 

Будет ветер, и будет снег –
Белым полозом, звонкою чешуёй.
Пегой облачной кобылицы

не сдержишь бег –

Вновь растопчет подковою горячо
Позолоченной; и вонзит
Всадник в сердце змеиное острый луч.
Разольётся холодная кровь по низинам,
Заиграет, сбегая с круч.
И, пробив, как скорлупку, опавший лист,
Зазмеится росток зарниц.

 

 

В ОЖИДАНИИ РАДУГИ

 

Он приходит с работы пораньше,
Долго возится в стареньком гараже.
А жене его отчего-то душно, и мысли
Всё звенят, как стрекозы:
Наверное, будет гроза.

 

Он так любит работать по тёплому дереву,

Его руки в заусеницах и царапинах, как кора.

Но за городом собираются тучи, и мчатся
Чёрным валом, закручиваясь на верхах.

 

Он сажает за пазуху кошку,
Заворачивает в драный пиджак кота
И зовёт жену посмотреть в гараж.

 

Солнце схлынуло. Солнце слизнулось волной,
Словно детская формочка с пляжа.
По асфальту бежит холодок,
Семенит, как спасающиеся мыши.
Дождь – шипящими стрелами,
Возвратившимся ядом;
Дождь уже на пути к земле.

 

В темноте гаража пахнет стружкой,

строительным потом и яблоком.

Там, где сломанная коляска

и банки с соленьями,

Возвышается гороогромный, смолистый
Деревянный корабль.

 

Муж выкатывает корабль во двор,

отворяет и просит жену:

«Входи».

На лицо тихо падают первые капли.

 

…Она смотрит в стекло окна.
Там рябая гладь и осенний ветер.
Вспоминает заржавленные качели –
В ворох листьев летала с портфелем.
Вспоминает астры и голубей –
Их кормила сварливая дворничиха;
Львиный зев,

раскрывавший птенцовые жёлтые пасти;

И резные домишки, и карие взгляды
Подходивших у рынка дворняг…
А ещё тишину корабельного бора,
Медный гул предзакатных полей…

 

Дождь почти перестал.
Сквозь завесу пробились лучи
И стоят вдалеке на воде
Позабытой верстой или дивой.
Может быть, соляным столбом.

21 комментарий на «“ЗИМНИЙ ВЕНОК”»

  1. Это очень слабо, плохо. Это набор слов несмышлёныша, тужащегося…
    Сколько знаю Лютого, всю свою жизнь этот окололитературный бизнесмен пишет вот такие побрякушки по заказу тянущихся к известности стихотворцев. Большинство из продвигаемых им, стали обычными писарями районного масштаба, скажем, Павловского… Впрочем, посоветовал бы всем представленным Лютым писарям, читать и читать своего великого земляка Алексея Кольцова. Он вас многому научит. А Лютый вас заведёт в дебри, откуда вам не выйти.

  2. Большое спасибо Вячеславу Дмитриевичу Лютому и «Литературной России»!

    Увы, во втором стихотворении пропало смысловое деление на строфы, и всё действительно превратилось в странный набор предложений. Ведь даже в прозаическом тексте важно разделение на абзацы, а в верлибре это составляет скелет. Текст смешался, я в печали. Хотя сам факт публикации, безусловно, радует и воодушевляет.

    Автор

    ———————-
    Уже поправили.

    Модератор

  3. Вижу в тексте комментатора Владимира, безотносительно к моему творчеству, следующие ключевые суждения: «Лютый — бизнес — заказная критика — покровительство бездарным — бездарные из районов». Иными словами, в солянку собрано всё, что можно сочинить плохого обо всех критиках разом. Имеют место пунктуационные ошибки. Вывод: говорит не объективное мнение, а авторская обида.

  4. А чтобы снять с себя ответственность за рифмы вроде «чешуёй — горячо», на всякий случай автор обозвал это верлибром.
    Напрасные труды. Рифму в мешке не утаишь!

  5. Да ладно вам, завистники! Угомонитесь. Вот уверен, что у вас самих ни слога своего, ни узнаваемого почерка нет! А Элю можно узнать. Ну признайте, что ваша роль «моськи» смешна! Лютый на вас чихал, а Эля из деликатности не ответит ))

  6. Автору. 1. А чем перед Вами виноват дождь? Цитирую:
    «Дождь – шипящими стрелами,
    Возвратившимся ядом (??? — прим. Ю.К.);
    Дождь уже на пути к земле.»
    2. Вы считаете это описание -«…пахнет стружкой, строительным (?) потом(???)» — филологическими находками?
    3. Цитирую далее автора:
    «Сквозь завесу пробились лучи
    И стоят вдалеке на воде
    Позабытой верстой или дивой.
    Может быть, соляным столбом.»
    По тексту — «Лучи и стоят» — их много, а «позабытая верста», или «дива» или «соляной столб» — единственные экземпляры.

  7. Почему же, я отвечу…
    Ув. Кугель, во втором стихотворении нет рифм, а первое никто верлибром не называл:) Перечитайте мой комментарий.

    Там ещё и «вонзит / лист / зарниц» есть в тройной связке:) Что поделать, я люблю и неточные рифмы, и их полное, и их частичное отсутствие. Свободно, нережуще и озорно было: «флейтист / плотин», «берёза / озёра», «ноздрями / дразнит», «тротуары / талы», «меняюсь / нами», «воды / любви» — первое, что вспомнилось из стихов одного туманного автора, который был во много раз талантливее меня…

    Впрочем, неточное всегда спорно, его можно принимать, а можно нет. У меня и не было цели всем понравиться:)

    Ув. Юрий Кириенко, спасибо за вопросы. Хоть и неблагодарное это дело — пояснять, что автор хотел сказать своим произведением… но я с удовольствием поясню:)

    1. Дождь похож на шипящие стрелы. И он действительно возвращает на землю яд, попадающий в атмосферу. Но здесь речь о том дожде, для спасения от которого известный персонаж строил корабль, а в конце своего путешествия он увидел радугу. Так что яд там ещё и в переносном значении.
    2. А что плохого/необычного в том, что в гараже пахнет стружкой и пОтом? Или Вам кажется неуместным слово «строительный»? Я думала над ним: всё же здесь правильнее было бы «строительский». Но звучит это дико (как будто строителей была бригада), а персонаж строил так увлечённо, что его пот стал почти «стройматериалом», и я оставила это слово.
    3. Один луч не похож на каменную диву. Это именно сноп лучей, они напоминают фигуру с выступами. Над морем часто можно наблюдать такую картину.

    Спасибо, что уточнили.

  8. Некоторым бы авторам поучиться писать стихи, а не возражения читателям. Любой вздор можно попытаться оправдать. От этого тот не перестанет быть вздором.
    чешуёй — горячо — это, по-вашему, рифма?
    А не пойти ли на подготовительные курсы?
    За стихи должны говорить сами стихи, а не автор-неумеха.

  9. Ув. Кугель и (или?) Владимир из-за чего-то весьма обижен(ы?) на В. Д. Лютого, поэтому под подборками авторов, где есть аннотации Вячеслава Дмитриевича, пишут(-ет?) свою конструктивную критику, привязываясь в лучшем случае к одному слову, а в худшем — ограничиваясь общими фразами о том, что «поэта нет» и автор бездарь.

    Впрочем, мне, пожалуй, и правда пора из комментариев: среди таких литературоведческих глубин, языковой чуткости и анонимной вежливости неумехам действительно нечего делать:)

    Я пойду на курсы повышения квалификации к А. Вознесенскому, известные рифмы которого («воды / любви» и т. д.) были приведены мной выше, но так и остались неузнанными.

  10. Доченька, как я могу обижаться на Лютого-критика как автор, если он про меня ничего не знает? Советую прислушаться к критикам, удостоившим ваши потуги в поэзии своими комментариями. Когда подрастёте, поймёте, о чём вам говорили. Обижаться тут не следует. Но то, что вы опубликовали, это даже не «блин комом», это что-то… цвета детской неожиданности.

  11. Сторонники «плоскоземья» всегда будут притворяться дурачками и твердить: Ни бе, ни ме не пониме» Спорить с ними бесполезно, тем более что-то объяснять. Вячеслав Лютый наверняка отличает хорошие стихи от плохих: он профессионал высокого уровня.

  12. Так мельтешить — это ж надо особую предрасположенность иметь.
    Прекрасное, Эльвира Олеговна, должно быть величаво, как говаривал классик. Не Вознесенский. Уточняю на всякий случай. Вдруг ничего другого не читали. Уж больно образец сомнительный.

  13. Каков поп, таков и приход. Литературный критик? который пишет таким языком: «Но процесс всё длится и длится…», с другими авторами работать, наверное, не может…

  14. 1. Научились у нас лит. критики, в данном случае В. Лютый, пиарить любую поэтессу или поэта (цитирую о Эльвире Пархоц): «Перед нами во многом сложившийся поэтический ум, подкреплённый самобытным литературным языком».
    2. «Сложившийся поэтический ум» — находка!
    3. «подкреплённый самобытным литературным языком» :
    «Дождь – шипящими стрелами,
    Возвратившимся ядом (??? — прим. Ю.К.);
    Дождь уже на пути к земле.»
    4. Учиться надо идти не к Вознесенскому, а к Есенину и Рубцову. Но для этого надо начинать хотя бы с подготовки грядок лопатой, посадки клубней и высева семян — всё на природе, а не в асфальтовых условиях.

  15. Ну, почему. Ум, подпертый языком, — это нечто.
    А про девушку все ясно. Поэтессы не будет. Будет член союза писателей. Четыре книги выпустила, документы подала, а В. Лютый написал восторженную рекомендацию, тоже чем-то подпертую.

  16. Поэтов-то расплодилось! И все в великие метят, стараются книжек побольше выпустить, а не хороших стихов написать. И главное — лодыри, учиться у других не хотят, со словом работать не желают, да и основ стихосложения не знают. А вот нюни распустить и пожаловаться, что тебя критикуют, это всегда пожалуйста. И куда критики-профессионалы подевались?

  17. Графомании в комментах расплодилось, это да. Им про потоп, они знай опять — а почему дождик злой? О_О Позолоченный чешуей растопчет горячо — звукопись, блин, в восьмом классе проходят. На фига оправдываться перед теми, кто читал одного Рубцова и Колобка в трех томах …

  18. Насчет блина — это точно. И насчет восьмого класса, там блины на уроках домоводства пекут из подручных материалов. Топтать вам горячо, не перетоптать. Слушайте звукопись, не жалейте, Эльвира Пархоц еще наиграет и напоет.

  19. Господин «Ягами Лайт». У вас такой экзотический ник, дайте перевод на русский! Теперь — по теме.
    1. При отсутствии логики и хотя бы благозвучных рифм в «стишатах» остаётся ссылаться для вашей подопечной на «звукопись» типа : Позолоченный — горячо.
    2. Литкритик ищет жемчужное зерно, с переменным успехом. Сочувствую. Здесь что — бизнес-интерес на какую-то литпремию?
    3. Совет простой для Эльвиры — переходите в литкритики, как вероятно и В.Лютый, который, как поэт — мне, например, неизвестен. Может , кому — другому.
    4. Я лично уже перестаю удивляться на печатающиеся «стишата» в газете. Кто-то в редакции шутит или пытается пиарить фантазёров? Которые самовыражаются по принципу, что вижу, то описываю, как получится.

  20. Нее, топчите-ка блины на уроке домоводства сами, меня в ваши масляные фантазии погружать не надо. В юмор умеете вы так же, как в критику … блестяще! От жирных пятен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *