Для всей большой планеты

09.01.2021, 18:02

Не хочу попадать в другое время,  хочу быть в моём, где ветеран-фронтовик из Севастополя Иван Дмитриевич Семчук читает стихи Александра Лесина:

Остановись, прохожий, не спеши,

Здесь Севастополь – город бастионов!

Поэтому и мы давайте остановимся и послушаем эти строки поэта, которому 8 января этого года исполнилось бы сто лет.

…Присурье — святое мое изголовье,

Первые взлеты, первый прибой!..

Родился Александр Андреевич в Горьковской области в Кудеихе, Прорецкого района, ныне это в Чувашии, через всё село простёрлась автодорога 97К-001. Здесь есть церковь, храм Преображения Господня XIX века, кафе, вдоль некоторых улиц до сих пор сохранились ледянки – скатные крыши с  погребами, которые с весны наполняются снегом и льдом. В ледянках хранились продукты: ягоды, рыба, овощи. Особенно хорошо хранить в ледянках капусту. Вот в таком селе родился и вырос поэт Александр Лесин.

Характер у него был непримиримый, товарищи называли его рыцарем, борцом.

Поэт прошёл всю войну и вернулся с победой.

Из-за своей непримиримости и упрямства ему не удалось закончить Московский библиотечный институт.

Волгарь, крестьянин, от земли, что славилась старинными промыслами лозоплетения, кузнечеством, шерстосбитием, винокурием, Лесин двадцатилетним в 1941 году ушёл на фронт, был рядовым полковой связи. Его первое стихотворение было опубликовано в 1942 году в дивизионной газете, где поэт призывает: «Сердце, будь же камня твёрже…» Иногда и мне хочется так сказать своему сердцу, именно этими словами. Твёрдость камня никому бы сегодня не помешала. А то бывало: сидишь и чувствуешь такую боль за происходящее… Досаду.

Сумеем ли уберечь то, что нам завещали деды наши, то, о чем писали поэты-фронтовики:

Мы ворвались в их дьявольское логово,

Врага крушили силой громовой,

Мы предъявили счет ему за многое,

И в том числе (я снова память трогаю!)

За всех, кто пал под Зайцевой горой.

Здесь в болотной жиже, в холоде, в грязи, в ржавой глине, проваливаясь по колено в хлябь, сражались под Зайцевой горой дивизии. В ходе боёв остался лишь один батальон: столько полегло в землю воинов наших, воюя против фашистов. А ведь есть «писатели», именно писатели в кавычках, оправдывающие жалеючи завоевателей. Много раз сама боролась с такими явлениями. И буду бороться. Кто бывал в музее «Зайцева гора», тот меня поймёт.

И потому я слушаю и слушаю во второй, в третий раз, как читает наизусть ветеран войны Иван Дмитриевич Семчук «пусть весь в крови и весь ты изрубцован…»,

…Мы падали. Никто не делал гроба.

И только, раскаленной добела,

В груди у нас не остывала злоба —

Она и поднимала, и вела.

 

Это история солдата, которому после войны удалось закончить Литературный институт им. Горького. И пусть он будет, этот институт, хотя бы и для того, чтобы там изучали стихи А. А. Лесина, чтобы слушали лекции, понимали, что такое истинный образ в поэзии, чтобы учились строить фразы, достающие до сердца, до самого потаённого уголка его.

Позже, в Крыму, А. А. Лесин напишет книгу «Была война», которая будет издана в Киеве, в Москве. Сюжет книги составлен как дневник сотрудника дивизионной газеты. Дорога солдата – она из землянки, из блиндажей, из окопов, хороня товарищей, крича и воя от боли, но всё равно вперёд, на Берлин! И обратно. А на груди ордена Отечественной войны двух степеней, орден Красной звезды. И, заметьте, ни одной медали «За литературу». «За стихи». Ни одного кубка, как любят сейчас. Но Александр Лесин, израненный, будучи инвалидом второй группы, продолжил свой путь.

А вот и Крым. В Алуште С. Сергеев-Ценский, в Ялте П. Павленко. Создание Союза писателей. Который существует и по сей день. Я переписываюсь с Килесой, с Юрием Поляковым.

Вот такова история «солдата литературы». Ибо в литературе нет генералов и майоров. Все в ней рядовые. Служители слову.

Хочу ещё рассказать о том, как в жизнь Александра Лесина ворвалась «перестройка», именно стремительно, болезненно и непримиримо ворвалась. И Александр Андреевич не сдал свой партийный билет, потому что его ему вручали на передовой в разгар войны, в дыму и гари лихолетья.

 Мы, вышедшие из войны,

Для всей большой планеты жили…

И принимали его в Союз писателей СССР в 1951 году, поэтому, когда писателей принимали в Союз писателей России, Александр Лесин остался в Союзе писателей СССР.

Лесин умер в 2002 году. Несломленный. Не прогнувшийся. Не поддавшийся.

Что либеральная свобода?

Возня, шумиха для меня…

И он, родившийся в голодный год в послерождественскую ночь, в морозной Кудеихе, бравший штурмом Берлин и представить не мог, что станет после, что ему придётся искать спонсоров для издания своей книги, что жизнь круто  изменится:

Я виноват перед семьей.

В долгу перед самим собой.

Но перед небом и Россией

Я чист душой.

Эту книгу стихов Александр Андреевич назвал «Ищу дорогу к храму».

И совесть мне диктует неустанно 

по мёрзлым целям нынешней поры 

вести огонь с Мамаева кургана, 

с Вороньей горки и Сапун-горы.

Он до своих последних дней воевал. Воевал против несправедливости. Против бюрократии, за людей. Крымчане до сих пор помнят работу А. Лесина в «Крымиздате», где роман-эпопея  С. Н. Сергеева-Ценского «Севастопольская страда» вышла под его редакцией. И стихи поэта, где – «А он тяжёлую плиту надел,  Чугунную, огромнейшую…», – эти стихи посвящены Сергееву-Ценскому, а также его труд на другом литературном поприще – он редактировал альманах «Крым», издания «В строю», «Ровеснику за рубежом».

Вот иногда мне хочется сказать поэтам, уехавшим из России, кто не стал «в России жить», кто не прошёл путь этот вместе с Россией, кто вырвал свои корни, уехав, кто не «пьёт наших вод, не ест наши хлеба», как можете вы чувствовать то, отчего оторвались? Ибо пульса нет. Вы не ощущаете его биение. Нет, я не осуждаю. Но чтобы писать о России, надо тут быть. «Юность моя», «Огни зовут», «Беспокойство», «Рубежи», «Полуостров», «Братское поле», «Непримиримость» – вот названия сборников стихов А. А. Лесина.

Труд и люди –

Будь лишь с ними,

Только с ними ты – поэт.

Строки поэта А. А. Лесина можно встретить во многих юбилейных антологиях. Кроме этого Лесин занимался переводами И. Франко,  М. Рыльского, П. Тычины, думаю, что молодые авторы-крымчане помнят его – волгаря, плечистого, аккуратного, с военной выправкой…

Со многими он дружил.

…Он был гигант! – а мы, ну словно дети,

 И посейчас не поняли, кто он.

Носил он гриву льва не ради вида —

Старик и в творчестве был сущим львом… 

А мы, казённой сделав панихиду, 

Лепечем мелкие слова о нём.

И у меня слёзы на глазах: я слушаю и слушаю чтение севастопольца Семчука Ивана Дмитриевича. И мимо люди проходят. Вот женщина с мальчиком лет девяти прошла, вот юноши. А потом — девушка, стройная такая, с русой косой, в белой блузке…

Храни черты бойца!

Молчание холмов прочти, как эпос…

Пусть эти слова будут для всех девизом.

Эталоном.

Раритетом.

Священной надписью в глубине сердца.

Автор новости: Светлана ЛЕОНТЬЕВА

Один комментарий на «“Для всей большой планеты”»

  1. Как всегда не хватает времени. Но мимо публикаций Светланы пройти не могу. Знаю точно, что благодаря ей засверкает чья-то угасающая звездочка, память согреет Душу там, на небесах. Они того заслужили. Спасибо автору за широту ее русской души.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *